пятница, 20 января 2017 г.

Ахматовские чтения в Ташкенте


«Раз в крещенский вечерок…»
В.А. Жуковский

Сегодня можно с уверенностью сказать, что  в Узбекистане с каждым годом эпохи  Независимости утверждает себя новая волна интеллигенции. Её духовный опыт расширяется и приближается к истинному пониманию вещей. Отчасти этим она обязана просветительской работе, которая ведётся в музеях узбекской столицы, в частности, «Мангалочьем дворике Анны Ахматовой» при РЦНК в Ташкенте. Здесь на  еженедельных четвергах  происходит процесс воскрешения  духовной и эстетической памяти. Активисты и гости открытого для всех общественного клуба-музея открывают и «вспоминают» русских философов, художников, поэтов Серебряного века и нового времени. Здесь мы ощущаем свежесть и бесконечность Слова, имеем возможность слышать музыку языка поэзии.
В «Мангалочьем дворике Анны Ахматовой»  19 01 17 прошли Ахматовские чтения. Предметом обсуждения стали три первых сборника выдающегося русского поэта Серебряного века: «Вечер», «Четки», «Белая стая». С докладом о раннем этапе творчества Анны Ахматовой выступил знаток  литературы Серебряного века Вадим Фомичёв. Вадим Владимирович отметил, что творческий путь Анны Ахматовой от акмеизма к классике нельзя представить без открытия литературного воздуха «серебряного века», без знания творчества Иннокентия Анненского, Михаила Кузмина, Николая Гумилёва, Николая Агнивцева, Осипа Мандельштама.., их взаимовлияний и миропониманий.
Когда первый сборник Анны Ахматовой «Вечер» вышел в 1912 году небольшим тиражом в триста экземпляров с предисловием М. Кузмина, ничто не говорило о том, что через много десятков лет она будет спорить с ним между строк «Поэмы без героя», над которой она работала в  Ташкенте (19141-1944) и закончила только в 1962 году в Ленинграде.


В. Фомичёв прочитал ахматовское стихотворение «Автопортрет»  и подчеркнул, как в повелительном, державном облике поэта пряталась женская и материнская боль, звучавшая в её строках, потрясавших читателя, но никогда не рождавших ощущения надломленности их автора. Счастливые истоки судьбы этой гордой победительницы, - отметил докладчик, - в восторженном принятии сборника Ахматовой  «Четки» (1914) В. Маяковским, М. Цветаевой и Б. Пастернаком, в добром отзыве А. Блока. К тридцатилетнему рубежу своей жизни Ахматова подошла с репутацией  талантливой ученицы Пушкина, оставив позади себя  лестное признание лидера (вместе с Н. Гумилёвым) оригинального литературного направления – акмеизма. Творческий путь будущего автора гениального «Реквиема»  начинался почти триумфально, но впоследствии попал под гнёт «конвоиров» культуры и всей духовной жизни многомиллионного народа. 
А. Ахматова, «великая молчальница » была летописцем времени и сумела соединить в своём творчестве разные эпохи – классическую – пушкинско-блоковскую – и ту, что совпала  с драматическим периодом жизни поэта. Она сумела доказать неистребимость национального слова художника вопреки сатанинским силам антиискусства и мрачным покровителям последнего.
В книге  «Белая стая» свою поэзию она называет  «И голос Музы еле слышный». Этот голос позднее стойко пережил вынужденное длительное молчание и заглушил  одного из «теоретиков  репрессий» - А. Жданова. Ждановы останутся в истории  только как палачи Ахматовой и Мандельштама, а Анна Андреевна – как пророчица вечной жизни художника слова и мужественная защитница русского языка от фашистского и иных разновидностей варварства и бесчеловечия.


В Ташкенте она написала стихотворение «Мужество», вошедшее в изданный здесь сборник избранных стихов 1943 года, которое она читала раненым бойцам в военных госпиталях и труженикам тыла на открытии канала для орошения полей. В последние годы эти слова обрели всемирное эхо: «И мы сохраним тебя, русская речь, Великое русское слово. Свободным и чистым тебя пронесём, и внукам дадим, и от плена спасём Навеки!».




 Композитор Геннадий Арефьев исполнил несколько своих романсов под гитару на ранние лирические стихи Анны Ахматовой, среди которых были любимые всеми: «Вечером» («Звенела музыка в саду»), «Сероглазый король», «Двадцать первое. Ночь. Понедельник» и другие. Олег Бордовский, Ирина Парамонова, Светлана  Бабёнышева, автор этих строк читали стихи Анны Ахматовой. Бард Арнольд Смородин спел свою юмористическую песню-притчу, посвящённую женщинам.



«Анна Ахматова до конца своих дней осталась верна Пушкину и «серебряному веку» русской поэзии, из которого произросла её художественная система. В ней  нашлось место всему: мудрой иронии, гимну любви, жажде житейской радости, выстраданному гуманизму, глубинному чувству отечества и непоколебимой вере в русское искусство и русскую речь», -  подвела итог Ахматовским чтениям директор «Мангалочьего дворика Анны Ахматовой»  А.В. Маркевич. На этой мажорной ноте завершились первые Ахматовские чтения, которые продолжатся на разные темы, связанные с творчеством русского поэта XX века, до конца этого года в «Мангалочьем дворике». Историческая справедливость, в конечном счёте,  всегда торжествует в судьбе великой поэзии.


Гуарик Багдасарова

вторник, 17 января 2017 г.

Новогодний подарок от Александра Файнберга на все времена


                                 «Просто жить ещё охота мне…»
А. Файнберг
        
         В Еврейском культурном центре  узбекской столицы 15 01 17  состоялся  творческий вечер поэзии и драматургии Александра Файнберга. Его открыла старейшая поклонница творчества Народного поэта Узбекистана Майя Яковлевна Шумская. Она ещё при жизни  поэта  организовывала его  встречи с читателями, наполненные взаимным обменом особой духовной энергетики. М.Я. Шумская кратко рассказала творческую биографию поэта, публициста, драматурга Александра Аркадьевича Файнберга.


         Александр Файнберг родился второго ноября 1939 года в Ташкенте, куда его родители переехали из Новосибирска в 1937 году. На бывшей улице Жуковской  прошло его детство. После окончания семилетней школы Александр Файнберг поступил на учебу в Ташкентский топографический техникум. После окончания техникума служил в армии в Таджикистане. Затем окончил Ташкентский государственный университет (ныне Национальный университет Узбекистана имени М. Улугбека), где учился на заочном отделении журналистики филологического факультета и работал в студенческой многотиражке. В последующие годы  он становится одним из самых известных мастеров поэтического слова Узбекистана.
 Он является автором пятнадцати поэтических сборников (включая посмертно вышедший двухтомник, составленный автором).
Большой интерес представляет его проза, с которой пока ещё мало знакомы читатели. Им были переведены на русский язык газели и поэмы Алишера Навои. Блестящий переводчик, Файнберг открыл русскоязычному читателю произведения многих современных узбекских поэтов. В Москве издана поэма Эркина Вахидова «Восстание бессмертных», а в Ташкенте - сборник «Лебединая стая» - переводы стихов Абдуллы Арипова, Рустама Мусурмана,  Хосият Рустамовой, Сирожиддина Саида и Омона Матчана. Примечательно, что стихи самого поэта переведены на узбекский язык и изданы в сборнике «Чигирь». В стихах Файнберга много искрометного юмора. В поэме «Струна рубайата» А. Файнберг так  живописно и вкусно описал чайхану с  узбекским пловом, что нельзя читать без улыбки и восхищения эти строфы. Его стихотворения печатались в журналах «Смена», «Юность», «Новый мир», «Звезда Востока», «Новая Волга» и в периодике зарубежных стран: США, Канады и Израиля.
         А.А. Файнберг был членом Союза писателей Узбекистана и в течение нескольких лет руководил в Ташкенте семинаром молодых писателей Узбекистана. В 2009 году поэт А.А. Файнберг Указом Президента России награжден Пушкинской медалью. Этой высокой награды он удостоен за большой вклад в развитие культурных связей с Российской Федерацией и сохранение русского языка и русской культуры.
Поэта любят в нашей стране, на его авторских вечерах  были всегда аншлаги. Во всех уголках залов в полной тишине был слышен его тихий хрипловатый, цепляющий за душу голос. С особым трепетом он относился к творческой молодежи, с его легкой руки открылась дорога в большую литературу для многих начинающих поэтов.
 «Александр Аркадьевич  ушёл из жизни  14 октября 2009 года. На поэтическом небосводе Узбекистана Александр Файнберг, без преувеличения, одно из самых ярких светил. Его творчество необычайно многогранно. Он и после нас будет светить молодым поколениям читателей, освещая  новые горизонты бытия», - завершила своё выступление М.Я. Шумская, передав слово другим участникам разнообразной художественной программы.



         Олег Бордовский, Игорь Рындин, Раиса Донская, автор этих строк прочитали стихи  любимого поэта и свои посвящения ему. 



         Я представила публике три стихотворения А. Файнберга: «1943», «Ташкент, 1943» и стихотворение о значении поэзии в виде диалога: «Так чья ж поэзия? – Ничья» и сопроводила их комментарием:
 - У Александра Файнберга есть некоторые стихи и поэтические сборники, озаглавленные вместо привычного названия числами: 1941, 1942, 1943, 1952…  Это были важные исторические даты мирового значения и особые детские годы поэта  в южном тылу. Два стихотворения, объединённые одной датой – 1943 год, - раскрывают в лирическом герое ребёнка, подростка и совсем взрослого человека, вглядывающегося назад в прошлое, чтобы лучше понять настоящее и суметь заглянуть в будущее и сказать с высоты пережитого сурового военного лихолетья: «Родина детства, храни тебя Бог от метелей…».
         Я счастливое дитя послевоенного времени, но и до нас дошли эти трагические отголоски войны, ещё долго, десятилетиями вкраплённые  в наш суровый скромный быт: «тыла снежная погода», «вкруг трубы водопровода изо льда бараньи лбы»; «перешитое пальтишко треплет стужа января», «в шлеме лётчика мальчишка», «в телогреечке Снегурка»; «стучит к пивной  коляска инвалида»; «Отец народов щурится с портрета», «единственный мамин платок» и многие другие предельно простые и  многозначительные реалии незабываемого прошлого. Сегодня, точно воссозданные в стихах А. Файнберга, они волнуют нас даже сильнее, чем в те далёкие невозвратные дни, потому что учат понимать то, что мы недопоняли в нашем детстве: «В этой обыденности – трагедия народа, ужас, даже при полном отсутствии выстрелов» (Эней Давшан).
Актриса Государственного театра музыкальной комедии (оперетты) Узбекистана Наталья Комарь, чтецы-декламаторы Ирина Парамонова, Елена Чеботарёва-Васильева, Галина Лизунова, Ольга Вдовина   выразительно читали стихи А. Файнберга разных лет. Под ними подвёл черту Артур Гостев  стихотворением А. Файнберга «Я виноват…», которое заканчивается исповедальными словами:

…Я виноват, что из глубин жаровен
На землю угли адские летят.
И лишь в одном я, точно, не виновен –
В том, что во всём на свете виноват.


Лауреат международного конкурса композиторов  Салих Абсалямов
посвятил памяти Александра Файнберга  свою песню «Звёздная река». Стихи и музыка композитора  в этой песне о бессмертии души и вечности жизни удивительным образом перекликались с другими стихами А. Файнберга:

Кто вправду жив, не верует в обман.
У времени отсрочек он не молит.
Ты был рекою. Стал глубоким морем.
Вот-вот вздохнёт огромный океан.

Взлетит волна, от бурунов седая,
На гордый, необтёсанный гранит,
Солёной, горькой свежестью ударит
И в вечности твой образ  растворит.




         Малоизвестную грань таланта Александра Файнберга раскрыла на творческом вечере его жена Инна Коваль,  ставшая его Музой, другом, первым читателем и литературным критиком. Инна Коваль на протяжении почти полувека совместной жизни с гением пера принимала самое непосредственное участие во всех творческих делах своего мужа. Александр Файнберг  часто советовался с женой и прислушивался к её мнению. Он был бесконечно благодарен ей за её неистощимую готовность беречь семейный очаг, варить самые вкусные борщи на свете, оберегать  минуты и часы вдохновенья от вторжения непрошеных навязчивых гостей и  ежесекундно  ценить  и лелеять многогранный талант в нём. И.Г. Коваль  вкратце рассказала о драматургическом и кинематографическом даре своего  мужа.
А. Файнберг написал восемь сценариев художественных фильмов:  «У самого синего неба», «Мой старший брат», «Дом под жарким солнцем», «Опалённые Кандагаром»,  «Великан и коротышка» и другие.  По его сценариям было поставлено более тридцати мультипликационных и более двадцати документальных фильмов. В 1999 году к двадцатилетию трагической гибели в авиакатастрофе футбольной команды «Пахтакор» по его сценарию был снят фильм «Их стадион в небесах» режиссёром Алишером Хамдамовым, в котором звучит песня на слова Александра Файнберга о пахтакоровцах 1979 года, где все слова до сих пор пронзают сердца болельщиков футбола:

По траве ветерок, ветерок.
Мячик с пятки летит на носок.
И удар по воротам прекрасен,
И никто вратарю не помог.

Трепет сетки и возглас трибун.
Нападающий счастлив и юн.
И открыт ему запад с востоком.
И открыт ему север и юг.

Пусть неведомо, что впереди.
Просто верь, и надейся, и жди.
Просто в Минск самолет улетает.
Ты глазами его проводи.

Кто из нас по судьбе чемпион?
Может я, ну, а может быть, он.
Как прощальное взлетное поле,
Остается внизу стадион.

Мы по синему небу летим.
Мы на поле чужом победим.
Мы, рожденные в разные годы,
Чемпионами станем в один.

Под крылом остается жара.
Знаменитая будет игра.
Там, пройдя  до штрафной левым краем,
Ты мне мяч перекинь напра…

Дым от взрыва прошел над страной.
Не виновны мы этой виной.
Просто правила кто-то нарушил,
Ну, а нам был назначен штрафной.

До сих пор плачет ветер в лесах.
До сих пор ты ночами в слезах.
Не грусти! Мы, как прежде, играем.
Просто наш стадион – в небесах.

Консультантом этого фильма был Владимир Сафаров, автор 28 книг о команде «Пахтакор», пять из которых переведены на узбекский язык и одна на английский. Это стихотворение Владимир Сафаров и Алла Тезетдинова включили в свою книгу «Крылья памяти», выход которой был приурочен к 25- летию трагедии пахтакоровцев (2004 год). В книгах о легендарных пахтакоровцах Владимир Сафаров поместил ещё одно стихотворение А. Файнберга «Одиннадцатиметровый». Оператор этого фильма Николай Чижов рассказал на творческом вечере, что съёмки велись в разных городах бывшего Союза: им были отсняты 56 кассет, и Александр Файнберг лично занимался киномонтажом, убирая всё лишнее из отснятого материала ради  главной концепции документальной ленты.


         В этот раз был представлен на суд зрителей двенадцатиминутный  документальный фильм по сценарию А. Файнберга «Созвездие сурка» («Гала-фильм»), снятый в  заповеднике в середине 70-х годов прошлого века. Ценность этого фильма в том, что текст читает автор сценария. Александр Файнберг  своим необыкновенным завораживающим голосом с лёгкой хрипотцой  и простым доступным слогом обращается к зрителям, нам с вами, чтобы мы берегли родную природу. В фильме показаны первозданные красоты Чаткальского и Кураминского урочищ Тянь-Шаня;  бурные потоки горных рек; цветущие  горные долины,  в которых обитают алтайские сурки, своим истошным криком призывающие людей не убивать их. Во время показа фильма я вспомнила строки Ю. Мориц:

Какой-то звук щемящий - между строк…
Откуда был он вызван тишиною?
Бессмертна жизнь! А музыка - порог
бессмертия! И мой сурок со мною...

         Публике был также представлен   фрагмент видеозаписи спектакля «Мы        играем Шагала» театра "Аладдин" (реж. Михаил Каминский), в котором авторский  текст читает А. Файнберг.  В спектакле использованы отрывки  драматического стихотворения «Изабелла»  с его молитвенным  рефреном: «Любимая моя…/ Любимый мой…» озвученные автором  Александром  Файнбергом.
         Инна Коваль  вспомнила также спектакль кукольного театра «Тайна Синеги» по сценарию А. Файнберга, в котором был занят ближайший друг семьи, заслуженный артист Республики Узбекистан Андрей Петровец, полвека  без одного года посвятивший себя  сцене. В этом спектакле он играл  шайтана,  визиря и звездочёта. В 1973 году Александр  Ширвиндт и Марк Захаров поставили великолепную трёхчасовую программу для ташкентского мюзик-холла, которая пять лет не сходила со сцены. В спектакле прозвучала бессмертная «Песня о восточном базаре». Творческий коллектив под руководством Батыра Закирова гастролировал по всему миру, потому её  исполняли на 12 языках. 
 Песенку Синдбада морехода  старожилы помнят до сих пор: «От Аляски до Багдада / Знают все друзья Синдбада».
Инна Глебовна Коваль рассказала интересную историю ещё  одной песни. Эту историю я впервые услышала от самого Александра Файнберга в новогодней передаче 2008 года на радио «Ташкент». На просьбу корреспондента Натальи Юдиной к Народному поэту Узбекистана рассказать о  чудесах, случающихся под Новый год, Александр Аркадьевич вспомнил именно этот случай, о котором позднее подробно расскажет Инна Глебовна  в журнале  «На досуге» (№1, 07 01 16).
В девяностые годы в новогодней передаче «Играй, гармонь» Геннадия Заволокина прозвучала песня на стихи А. Файнберга «Открытка» в исполнении Академического хора под управлением Н. Кутузова. В 1993 году «Открытка» вошла в сборник песен Г. Заволокина и позднее  в 1999 году в хрестоматию репертуара народной музыки «Сибирский Сувенир». В 2006 г. её задушевно исполнил на Первом канале российского телевидения незаурядный гармонист и исполнитель Геннадий Заволокин. Впервые это стихотворение было опубликовано в авторском сборнике А. Файнберга «Короткая волна. Лирика» в 1983 году и после этого выходило во всех его поэтических книгах и печаталось на страницах журнала «Юность» (№9, 1984).
Как-то в квартире А. Файнберга раздался телефонный звонок,  и возмущённый приятель сообщил Саше, что только что услышал по радио песню «Открытка», которую назвали «народной». К его удивлению, Саша захлопал в ладоши и сказал: «Вот это для меня  высшая награда!»


Ташкентский бард Юрий Алеников, лауреат Грушинского фестиваля авторской песни,  написал свою замечательную мелодию на эти стихи и часто исполняет её на своих концертах. На этом творческом вечере лауреат международных фестивалей авторской песни «Чимганское эхо»  Геннадий Арефьев исполнил песни на стихи А. Файнберга: «Осень», «Слушая Владимира Высоцкого» и завершил программу  песней на стихи А. Файнберга  «Открытка»: 

Новогодней ночью по моим законам
Нарисуй сердечко на стекле оконном.

Нарисуй сердечко на стекле туманном.
В нём увидишь правду. Правду без обмана.

Будут в том сердечке хлопья падать с неба.
Вдалеке увидишь – я стою под снегом.

К моему окошку протяну я руки.
Руки не пустые. В каждой по разлуке.

Зазвенит позёмка. Закружится буря.
Ты гляди в сердечко, пока видно будет.

Настоящее искусство всегда актуально.


Гуарик Багдасарова

пятница, 13 января 2017 г.

Новый год по старому стилю встретили в ахматовском музее


«Откроем собранье
В новогодний торжественный день…»
А. Ахматова. Поэма без героя.      

          В канун старого Нового года – 12 01 17 – в «Мангалочьем дворике Анны Ахматовой» при РЦНК в  Ташкенте собрались активисты и гости клуба-музея, чтобы стихами и песнями встретить теперь уже по старому стилю Новый год.


Директор музея А.В. Маркевич рассказала о многолетней устойчивой традиции в России и, в целом, во всём  СНГ в народе дважды встречать Новый год. Она пришла к нам из дореволюционной эпохи. Больше нигде в мире такого праздника не отмечают, он уникальный, единственный для жителей России, Узбекистана и еще трех стран Европы. И если вам зададут вопрос: «Когда старый новый 2017 год?»,  вы тут же с уверенностью ответите, что в полночь с 13-го на 14-е января вся Россия отмечает очередной праздник, опять накрыты столы, в салатницах оливье, морковка, селедка «под шубой», винегрет… Праздник продолжается! Кстати, веками принято ставить на стол не только привычные салаты, но в первую очередь, кашу.
         История так интересно сложилась, - между тем рассказывала А.В. Маркевич в нарядном платье, надетом по случаю праздника,  с ниткой белого агата на шее и ярком буро-малиновом шёлковом шарфике, романтично накинутом на плечи, - что в 2017 году на всей территории России уже девяносто восемь лет празднуется приход Нового года. Несовпадение Юлианского и Григорианского календарей – вот причина возникновения еще одного «Нового года», но уже по старому стилю.
Название «Юлианский календарь» вошло в обиход с того дня, как римский император Юлий Цезарь ввел свое летоисчисление. В то время Новый год отмечался в ночь с 13-го на 14-е января. После того, как многие страны перешли на Григорианский календарь, который ввел в обиход Римский Папа Григорий XIII, новый год встречается по новому летоисчислению. Вся планета встречает приход Нового года в ночь с 31-го декабря на 1-е января, а праздник «старого нового года» продолжает шагать по планете и в XXI веке.


В России этот «Новый год» принят в январе 1918 года. Но как же можно расстаться с праздником, которому были посвящены века? Не проще ли добавить еще один, ведь нашему народу так нравится гулять, веселиться и праздновать! Зима перешагивает свой рубеж, дни становятся длиннее, впереди доброе теплое время года. Иначе пришлось бы отказаться и от празднования дня Святого Василия, покровителя хлеборобов, скотоводов, и вообще, всех, кто занимается сельскохозяйственным трудом. Как не отметить труд землепашцев и скотоводов – кормильцев страны?  В 1918 году на территории России жили, в основном, земледельцы, так что праздник Святого Василия отменить было нельзя.
На праздничном столе на праздник Святого Василия практически никогда не было рыбы. Зато всегда было много пирогов: обязательный каравай, кулебяки, шанежки, пряники и пирожки с разными начинками. В качестве запивки подавались соки из овощей и фруктов, чаи травяные, алкогольные напитки всегда делались своими руками и тоже настаивались на травах. Лучше всего шла медовуха – легкая, прозрачная, как слеза, но ужасно хмельная. После нескольких стаканов медовухи ноги уже не слушаются своих хозяев, хотя голова остается абсолютно прозрачной. Мне пришлось  попробовать этот  напиток, приготовленный по старинному рецепту, во Владимире во время моего путешествия по «Золотому кольцу»
 В ахматовском музее стол ломился от яств: здесь были  традиционные апельсины, пирожные со взбитым кремом, воздушная кукуруза, мясные самсушки и многое другое, приготовленное руками ахматовцев. Все эти деликатесы гости запивали фруктовыми соками, т.к. А.В. Маркевич строго  контролировала исключительно безалкогольное  меню праздничного застолья.
В этот вечер в ахматовском музее звучали своеобразные тосты от  Ирины Парамоновой, одетой в костюм петуха, от Леонарда Баюкова, Раисы Крапаней, Умиды Каримовой, Равшана Назарова и многих других: «Пусть в вашем доме всегда будет достаток! Пусть год будет мирным и благополучным! Всем желаем счастья и достатка!».


Поздравления сопровождались декламацией новогодних зимних стихов их авторами: Олегом Бордовским, Валентиной Показанец, Евгенией Абалян. Новогодние лирические пейзажные стихи художника и  уже признанного читателями  литературно-художественного журнала «Звезда Востока» поэта  Алексея Гвардина прочитала Раиса Крапаней.


А.В. Маркевич представила гостью из Канады - Маргариту Тарсину. Живя в Ташкенте, она пришла в ахматовский музей  в 2002 году и была инициатором «Цветаевских костров», начало которым было положено более четверти века назад,  с первого Тарусского костра в память о Марине Цветаевой. Эту славную традицию актив ахматовского музея продолжил в уютном дворике Россотрудничества РУ с  привлечением не только  постоянных  членов «Мангалочьего дворика Анны Ахматовой», но и слушателей подготовительных курсов РЦНК в Ташкенте. Снова оказавшись в родных Пенатах, М. Тарсина прочитала  своё стихотворение о зиме и преподнесла в дар музею трогательное посвящение Анне Ахматовой.  Вот уже 12 лет, - рассказала М. Тарсина» -  «Цветаевские костры»  горят в Ванкувере в далёкой Канаде.


Вадим Фомичёв рассказал, как Анна Ахматова, будучи в южной эвакуации, встречала  свой первый Новый год в Ташкенте в 1943 году в доме Алексея Фёдоровича Козловского.  Это была встреча двух гениев – поэта и композитора. В своих мемуарах под названием «Дни и годы одной прекрасной жизни. Воспоминания об Алексее Козловском», супруга А. Козловского Галина  Герус  рассказывает, как  Алексей Федорович, встретив Ахматову на пороге, поцеловал обе руки и, взглянув ей в лицо, сказал: "Так вот вы какая". "Вот такая, какая есть", - ответила Анна Андреевна и слегка развела руками. Вероятно, было что-то в его молодом и веселом голосе, что заставило ее улыбнуться, и сразу не стало минут замешательства и неосвоенности при первом знакомстве. «Могу засвидетельствовать, - вспоминала Галина Герус, - что Алексей Федорович был одним из немногих, кто не испытывал робости и особого оцепенения, какое бывало у большинства людей при первом знакомстве с Ахматовой. Многие, которые ей не нравились, приписывали это ее высокомерию. Но мы очень скоро поняли, что это - ее защитный плащ. Она больше всего не терпела и не выносила фамильярности и по опыту знала, как многие люди сразу после знакомства предаются амикошонству».
Алексей Козловский в ветреную дождливую южную новогоднюю ночь проводил Ахматову в её холодную тесную конуру, где ей первое время суждено было жить в эвакуации, где  едва помещались железная кровать, покрытая грубым солдатским одеялом, единственный стул, на котором она сидела и посередине стояла нетопленая маленькая печка - "буржуйка". Когда композитор вернулся домой, то в тот же вечер признался супруге, что он  влюбился в Анну Ахматову. Красота Анны Ахматовой была необыкновенна: в этой красоте они неотделимы друг от друга, и неизвестно, поэт ли озарял женщину, или женщина озаряла неповторимостью своей поэта.
Большую роль в их общении играла музыка и любовь к А.С. Пушкину. А.Ф. Козловский был сослан в Ташкент в  1936 году. С 1944 года он преподавал в Ташкентской консерватории и с 1958 года был уже профессором. Ахматову трогала судьба Алексея Федоровича - художника, насильно оторванного от родной почвы, и восхищала та сила творческого горения, с которой он ринулся навстречу Востоку и создал свой мир, полный поэзии и художественных озарений. Чем больше узнавала она его, тем больше ценила.
А.Козловский часто играл для А.Ахматовой на фортепиано долго и хорошо, как на концерте, Баха, Вивальди, Моцарта, Шопена. Очарованность композитора  "Поэмой без героя"  Анны Ахматовой, над которой она работала в Ташкенте, вылилась у Алексея Федоровича в музыкальное произведение, названное им "Пролог". Позднее Алексей Федорович написал несколько романсов на её стихи. Наиболее известные два романса - "Ива" и "Царскосельская статуя», в которых музыка полностью сливается с поэзией  Ахматовой.
 Дружеские  и творческие контакты, возникшие в годы эвакуации Ахматовой в Ташкенте, завершились в первые послевоенные годы в Ленинграде. Об их встречах  А. Ахматова ничего не говорит в своей  автобиографии «Коротко о себе», предваряющей многие её  поэтические сборники. Зато она смогла рассказать о них в ташкентском цикле стихов «Луна в зените», посвящённом А. Козловскому. В них, по признанию Ахматовой, существует связь автора с временем, с новой жизнью её народа. Перечитайте их и прозреете между строк, какая нежная дружба связывала этих двух гениев до конца дней:

Как в трапезной, скамейка, стол, окно
С огромною серебряной луною.
Мы кофе пьем и черное вино
И музыкою бредим вчетвером.
И зацветает ветка за стеною...

Эти четверо были - Анна Андреевна, Надежда Яковлевна Мандельштам, Алексей Федорович и Галина Герус. За глаза Анна Андреевна называла Галину Герус "Моя Шехерезада", а Алексея Федоровича - "Козликом", как называли его друзья. Позднее она говорила друзьям: "Наш Козлик - существо божественного происхождения".  
Вадим Фомичёв также рассказал историю, связанную с таинственным профилем А. Ахматовой на стене в доме Козловских и о том, как  после отъезда Ахматовой дом Козловских осиротел. Но за четверть часа до наступления Нового 1944 года пришла открытка от неё из Ленинграда  начиналась она стихами:

Явление луны
Из перламутра и агата,
Из задымленного стекла,
Так неожиданно покато
И так торжественно плыла, -
Как будто "Лунная соната"
Нам сразу путь пересекла.

Поздравляю с Новым годом и желаю вам много радости. Эти стихи ташкентские, хотя написаны в Ленинграде. Посылаю их на их Родину. Жду вестей. Не забывайте вашу Ахматову. 15 декабря 1944 г.

Алексей Фёдорович Козловский (1905–1977) пережил Анну Андреевну Ахматову(1889-1966) на целое десятилетие. Существует предание, что вдова
композитора Галина Лонгиновна, урождённая Герус (1906—1991), дочь депутата II Государственной думы Л. Ф. Геруса, мемуаристка, привезла на одинокую могилу Ахматовой в Комарово горсть земли с его могилы, которая согрела вечный приют поэта отблесками азиатского солнца, по которому она всегда при жизни тосковала.
Уехав из Ташкента, А. Ахматова, ценившая бескорыстную дружбу, не оборвала связей с Эдуардом Бабаевым, Валентином Берестовым, Галиной Лонгиновной, Алексеем Фёдоровичем Козловским, Ниной Татариновой, Зоей Тумановой и другими ташкентцами. Для неё Ташкент оставался городом, над которым не властно время и в котором всех обогревает туркестанское солнце.


На литературно-музыкальном вечере в честь старого Нового года Юрий Королёв а капелла исполнил задорную песню о капитанах из кинофильма «Дети капитана Гранта», и все ему весело подпевали: «Капитан, капитан, не сердитесь! / Ведь улыбка – это флаг корабля…». 



Геннадий Арефьев под гитару задушевно пропел лирические романсы на элегии  А. Пушкина («Безумных лет угасшее веселье»), А. Ахматовой («Память о солнце в сердце слабеет"), стихи Сергея Есенина: «Эх, вы сани…». Людмила Деканова под гитарный аккомпанемент представила  две новых песни, одна из которых была на стихи  Олега Бордовского.  Луиза Болдеско  вдохновенно исполнила под минусовку русскую народную песню «Валенки» и зажигательное «Испанское балеро».



Обычай требует  обязательно разносить подарки – сладости, пироги. Нужно поздравить старших родственников и тоже отнести им подарки и угощение. Считается, что на Старый Новый год нужно выезжать кататься на санях, но мы себе не можем позволить эту забаву на юге, зато охотно выходим на игры и гулянья с друзьями и близкими родными. Так, например, 13 января многие ахматовцы были гостями у данковцев в мемориальном музее Сулеймана Юдакова:  их здесь потчевали  узбекским пловом, приготовленным  Борисом Паком, множеством сладостей к чаю и, конечно, новыми стихами, новогодними шутками-прибаутками и  сувенирами.


Пусть празднование Старого Нового года не смущает никого. Традиции нельзя забывать, они укрепляют самосознание нации, веру и делают народ сильнее духом. Поэтому забыть о существовании Старого Нового года никак нельзя. Вместе с россиянами этот праздник с удовольствием отмечают в Узбекистане, Сербии, Македонии, Черногории и Швейцарии. Это не отменяет празднование прихода Нового года на всей планете, просто одним праздником у нас больше, а это всем очень приятно.

Гуарик Багдасарова
Фото: Адель Файзуллина



воскресенье, 8 января 2017 г.

ЛТО «Данко» отметило Рождество Христово духовными стихами


         В нашей многонациональной стране, где под мирным небом  уживаются представители более 130 наций и народностей, религиозные праздники, сохраняя национальную самобытность, давно уже приобрели светский  характер. В мемориальном музее узбекского композитора Сулеймана Юдакова  07 01 17 собрались творческие люди разных национальностей из  ЛТО «Данко», чтобы приобщиться к православному празднику  - Рождеству Христову -  духовными стихами, классической музыкой, народными песнями.




         Праздничную трапезу открыл Леонид Сааков, поздравив всех с Новым годом и Рождеством и пожелав всем и впредь в дружеской семейной обстановке, которая сложилась в «Данко» за 19 лет её существования с 1998 года, щедро делиться с другими необъяснимо богатым, счастливым, умиротворённым талантом, равноценном полученному дару Неба.


         Председатель ЛТО «Данко»  Армануш Маркарян поделилась насыщенным январским планом общественных мероприятий в музее Юнуса Раджаби, мемориальном музее Тамары  Ханум и Республиканском интернациональном культурном центре с участием поэтов ЛТО «Данко», где каждый сможет поделиться радостью и светом своего творчества, пусть даже любительского, непрофессионального:

-  Всё, что вы раздаёте, будет положено на ваш счёт в небесных "банках", которым вы сможете пользоваться при необходимости. Ибо всё, что вы так отдаёте, остаётся в вашем распоряжении; и поскольку вы положили это в хранилища наверху, никто не сможет у вас это забрать.

         Собравшиеся данковцы и гости литературно-творческого объединения охотно читали свои стихи и классические произведения на рождественскую тему. Борис Пак, член Союза писателей Узбекистана, известный поэт, писатель, общественный деятель, продекламировал свои новогодние детские стихи. Когда-то он написал их для своих дочерей Эллины и Эолы Пак, но с тех пор они не утратили своей выразительной свежести и чистоты.


         Свои стихи, посвящённые Слову и поэзии, вдохновенно прочитала Адель Чилякова, художественный руководитель «Арт-Студии-Свет», и пригласила всех на концерт «Музыкальная поэзия красок», который состоится в третьей декаде января в Республиканском Интерцентре. На концерте будут представлены авторские стихи А. Чиляковой и её поэтические переводы из поэзии Узбекистана, Чехии, Словакии, Швейцарии, Англии, США и Азербайджана, иллюстрации к этим стихам известного художника Александра Батыкова и музыка этих стран в исполнении преподавателей и студентов Государственной консерватории Узбекистана и РСМАЛ  им. В.Успенского. В программу включены также видеофильм и сценки с премьеры «Добрый солдат Швейк», адаптацию которого по роману чешского классика Я.Гашека создала и успешно поставила  А.Чилякова в театре «Ильхом». «Арт-Студия-Свет» посвящает этот концерт 24-летию установления дипломатических отношений между независимым Узбекистаном и Чешской республики, 25-летию РИКЦ и собственному семилетнему юбилею.
         Фарида Бобрик передала привет из литературного прошлого от  А. Фета и И.Северянина, прочитав их стихи из рождественского цикла: они внесли ощущение чуда в атмосферу современного праздника и осветили чистым светом искусства весь предстоящий год. Поэты Е. Абалян, О. Бордовский, Г. Зазуля, Т. Ворошилова, А. Маркарян, Ал. Раннев, автор этих строк дополнили праздничную атмосферу новогодними,  рождественскими произведениями и стихами на тему «Зимние фантазии», в которых волшебство смешалось с реальностью, как это бывает возможно только в нашем воображении, метафорической поэзии и небесной музыке, которая, как молитва, прозвучала в этот вечер в исполнении Галины Зазуля: «Аве Мария» знаменитого немецкого композитора Ф. Шуберта.
         Леонард  Баюков в своём традиционном амплуа разбавил  лирико-философские темы нотками  юмора в своих шуточных новогодних стихах.


Армануш Маркарян в честь Нового года и Рождества Христова подарила членам ЛТО «Данко»  книги из своей домашней библиотеки: причём, каждый мог выбрать ту, что ему пришлась по душе.  Мне достались «Библейские легенды» издательства «Детская литература» (М.,1991).


         В Книге «Бытие» сказано, что Бог "вдунул в лице его дыхание жизни", и что "стал человек душою живою". Таким образом, жизнь человека началась с дыхания, данного Богом. И это верно, для всякого человеческого существа жизнь начинается со вздоха. Дыхание - это начало и конец. Жизнь начинается вдохом и заканчивается выдохом. Между этими двумя крайними моментами мы поддерживаем нашу жизнь длинной чередой вдохов и выдохов. И, наверное, важно, чтобы мы были сознательными и благодарными:

Мой тихий ангел-утешитель!
Убереги меня от немочи.
Незримый вечный мой хранитель,
не дай сойти мне в омут немощи.

Вся жизнь - как лестница Иакова -
то вниз, то вверх нас всех бросает…
Нисходят и восходят Ангелы,
терпением своим спасая.

Всё в бренном мире - суета.
И всё  - значительно,
Когда…
Когда ведёт тебя Хранитель.
как луч, как твой Путеводитель,
как Вифлеемская звезда.

Да, бренный путь тернист и долог,
но Ангел к Богу приведёт,
чтобы открыть своим ведомым
Бессмертья вечный хоровод.
(Г. Багдасарова. Ангел-хранитель)



       Народ уходил из уютного дома-музея Сулеймана Юдакова с камерного рождественского  вечера в кругу близких друзей с чувством благодарности. Эти чувства от имени всех присутствующих выразила супруга  известного ташкентского поэта Бориса Пака Александра Ким:

- Нужно, чтобы очаги света создавались повсюду в мире, чтобы они устанавливали связь между землёй и Небом. Это живые каналы, через которые Божественные благословения спускаются на всех людей. К счастью, такие очаги уже существуют, как этот  мемориальный музей Сулеймана Юдакова в Ташкенте, в котором собираются поэты и музыканты и делятся с другими сокровенными мыслями и прогрессивными идеями, без которых  земля была бы добычей всех тёмных и разрушительных сил.

Александра Ким, мать талантливого композитора и режиссёра документального фильма о  судьбе корейцев «Земля вольной надежды»,  - Эолы Пак  (1961-2016) - обратилась с призывом к собравшимся подвижникам культуры:

- Повсюду, куда вы идёте, старайтесь создать очаг света, станьте сами очагом света, через который земля войдёт в контакт с Небом. Вот самая славная работа, которую вы можете предпринять: сделать так, чтобы все человеческие души могли извлечь пользу из ваших творческих  усилий, чтобы благодаря вашей работе, они получали духовную пищу и радость.


Данковцы наметили ближайшее  выездное открытое творческое заседание в музее Тамары Ханум 13 01 17 в канун старого Нового года. Приходите, любители  музыки и поэзии, и почувствуйте вместе с нами, что все мы  живём в унисон с космической Гармонией!

Гуарик Багдасарова