понедельник, 20 апреля 2015 г.

Насретдин из Коканда


Каждое прикосновение к  бессмертной классике вносит обновление в нашу современную жизнь, пробуждает творческую мысль и расширяет границы духовного бытия и нашего краткосрочного обетования на земле.
Композитора Сулеймана Юдакова, уроженца Коканда,  за его искромётный юмор называли при жизни «узбекским Насретдином».  Празднование в Ташкенте 99-летия  одного из самых ярких представителей музыкального искусства  Узбекистана  второй половины ХХ  века Сулеймана Юдакова (1916-1990) ещё раз напомнило литературно-музыкальной общественности о подвиге, совершённом автором  первой узбекской комической оперы «Проделки Майсары»  и  комического балета «Проделки Насретдина».  Перу  художника-патриота и интернационалиста принадлежат  также оркестровые сочинения:  государственный гимн Таджикистана, песни  и романсы на стихи таджикских поэтов, романс на стихи А. Пушкина «Не пой, красавица, при мне ты песен Грузии печальной», вокально-симфонические сюиты («Мирзачуль», «Фуркат»,  «Гимн матери»),   множество симфонических поэм, кантат, хоров, «Фестивальная увертюра»,  «Карнавальный вальс», мелодии из «Родного  Узбекистана»,  а также  разновидная музыка к спектаклям и кинофильмам. В недавнем прошлом  эти оркестровые сочинения не сходили со сцены и часто звучали в моём детстве и отрочестве  на республиканском радио и телевидении. Они правдиво, со свойственным им ликующим пафосом, отражают  пульс  своего времени, поэтому  получили  широкую известность не только в Узбекистане, но и далеко за его пределами.
Памятные торжества прошли 18 04 15 в Ташкенте  в Молодёжной театральной студии «Дидор»  на Ц-1, где неподалёку от неё расположена мемориальная квартира классика узбекской музыки. Многие участники и гости  художественно-театрализованного представления восприняли  это событие в культурной жизни узбекской столицы как  генеральную репетицию, в связи  с предстоящим в будущем году столетним юбилеем Сулеймана Юдакова.


В акции памяти участвовали музыканты, композиторы, литераторы, журналисты. Композитор Феликс Янов-Яновский  рассказал о новаторских достижениях С. Юдакова в «искусстве интонируемого смысла» (Б. Асафьев). Сулейман Александрович, по словам   Феликса Марковича, раздвинул горизонты развития узбекского симфонизма: «На базе национальной монодии – к освоению европейского многоголосия»,  от внешней жанрово-бытовой и картинно-описательной  национальной музыки – к крупным эпическим и комическим формам с проникновением в суть народного характера. С. Юдаков совершенно самостоятельно, на основе достижений своего учителя Р. Глиэра и ранних симфонических проб узбекских авторов -  М. Ашрафи, М. Бурханова, М. Левиева -  впервые создал такие яркие, живые, народные образы   как  хитрая Майсара, незадачливый хвастун Хидоят,  сказочный пластичный  образ восточного шутника  Насретдина и  многие другие характерные оперные персонажи.  


Известный журналист  и близкий друг С. Юдакова,  Кавалер ордена «Дружба», ныне общественный директор  Мемориального музея узбекского классика  и главный  редактор интернет-портала «Культура.Уз»  Борис  Бабаев рассказал, как он писал киносценарий  о  жизненном и творческом пути  композитора  С. Юдакова. Приходилось  много работать с архивом и в процессе работы над фильмом учитывать оценки разных специалистов.  Получасовой фильм режиссёра Сардора Исхакова  «Избранник музыки созвездий» получился не просто  содержательным, но и очень трогательным, так как в нём наряду с документальными кадрами органично звучат «рубаи»  народного поэта Уз Александра Файнберга, специально созданные для этого фильма,  и  лирическая задушевная музыка Сулеймана Юдакова.


Заслуженная артистка Уз  Галина Мельникова рассказала о своих кратких встречах с Сулейманом Юдаковым во время её многолетней работы диктором на узбекском телевидении, оставивших тёплый след в её душе. Г.В. Мельникова поздравила всех присутствующих с новыми победами на современном музыкальном Олимпе талантливой молодёжи из Узбекистана. Двадцатилетний певец  Сардор  Милано  стал победителем суперфинала проекта "Главная сцена» на телеканале «Россия 1».  Четырнадцатилетняя Сабина  Мустаева из Ташкента победила в телепроекте "Голос. Дети".  Их безусловные победы на международных музыкальных конкурсах в Москве с большим отрывом от соперников, - подчеркнула Галина Мельникова, -  были бы невозможны без  усвоения  богатейшего музыкального наследия таких выдающихся композиторов как Сулейман Юдаков.







         Студия «Дидор»  недавно завершила работу над новым спектаклем по мотивам комической оперы С. Юдакова «Проделки Майсары» в постановке режиссёра  Бахадыра Юлдашева с участием  студентов Государственного института культуры и искусств имени К. Бехзода. Молодые талантливые артисты в один миг преобразили сценическую площадку, наполнив её  комическими сценками из жизни весёлой вдовушки, народными шуточными песнями и непринуждёнными диалогами со зрителями. Захватывающее театральное представление  ещё раз доказало воочию зрителям,  что настоящий фейерверк «проделок» Майсары не угасает вот уже больше полувека со дня премьеры  комической оперы в январе 1959 года в ГАБТе имени А. Навои.







Ташкентские поэты: Николай Ильин, представители  ЛТО «Данко», автор сценария и ведущая программы Армануш Маркарян, Леонид Сааков, Евгения Абалян, Александр Курышев, Гуарик Багдасарова, Валентина Показанец, представители ЛТО «Майсара»:  соведущая программы (на узбекском языке), Нигора  Умарова и Азам Обидов с радостью исполнили свои  лирические и шуточные стихи, а также поэтические посвящения С. Юдакову.


Азам Обидов в сопровождении аккомпаниатора Нодиры  Хусановой исполнил песню «Алиер»  («Величальная») на музыку С. Юдакова и предложил на суд  публики свой перевод на узбекском языке русскоязычного посвящения Л. Саакова Дому-музею Сулеймана Юдакова. В концерте также  участвовал юный пианист из Республиканского специализированного музыкального академического лицея имени В. А. Успенского Абдурашид Абидов.


В наше время подобные акты памяти, пусть даже  не связанные с круглыми юбилейными датами, приобретают особое значение. Они заставляют бережно относиться к духовным достижениям прошлой, но не прошедшей  бесследно эпохи. Дом-музей Сулеймана Юдакова в наше время охотно распахнул двери  для творческой интеллигенции. Здесь сейчас  периодически проходят  заседания   литературно-творческих объединений «Майсара» (на узбекском языке) и «Данко» при РКЦ  (на русском языке). Уютная атмосфера мемориального дома композитора  с его семейными реликвиями – музыкальная библиотека, пианино, патефон,  старые афиши оперы «Проделки Майсары»,  чёрно-белые фотографии, запечатлевшие  его великих современников, крупнейших деятелей музыкальной культуры  – Мухтара Ашрафи, Арама Хачатуряна,  Манаса Левиева, Халимуы Насыровой, Галии  Измайловой;  живописный  академический портрет  Сулеймана Юдакова  и его матери кисти Файзуллы Ахмадалиева -  всё это способствует  живому общению литераторов, музыкантов, художников, искусствоведов с великим наследием советской  эпохи, породившей бесценные художественные и человеческие ценности,  и вдохновляет простых людей  на создание новых произведений искусства в слове и музыке.


Памяти Сулеймана  Юдакова

Жизнь и смерть, как мир, стары
И наше время убывает,
Но никогда не умирают
Проделки хитрой Майсары.

В музее классика звучит
В честь Дня рожденья Юдакова,    
И сердце мерно в такт стучит.
Мы слышим Сулеймана снова.

Хозяин будто отлучился  –
Встречает дорогих гостей.
Застольем вечер завершился.
Всем стало на душе светлей.

Музей родным для многих стал,
В нём духа творческий накал.
Таланты здесь растут реально.
Стихи и песни - гениальны.
(Евгения  Абалян)


Насретдин из Коканда
                                  «Где голос взять, чтобы звучал века?»
                                                                              В. Шекспир

При жизни был весёлым композитор.
Он сыпал шутками на свой пюпитр.
Без перца прибауток хлеб-соль не ел.
В балете обессмертил Насретдина ,
Проделки Майсары в комедии воспел.

Дорога к славе терниста и длинна.
Воспитанник кокандского детдома
Усвоил уроки жизни, мастерства
В Ташкенте и Москве престольной.
Учился он у мастеров достойных.

 Глиэр и Ашрафи обучали молодца
 «Искусству интонируемого смысла»:
В узбекском  фольклоре искать голоса,
Чтобы с искренним смехом звучали века.
Их нашёл и воспел Сулейман-аския.

Аксакалы смеялись на премьере в партере .
Пошутил надо всеми Сулейман Юдаков.
Вспомнить молодость призвал стариков.
 Майсара, Карнавальный вальс, Увертюра
Поныне чаруют сердца  музыкального мира.
2015


Гуарик Багдасарова

пятница, 17 апреля 2015 г.

Продолжение пасхальной седмицы – в клубе-музее «Мангалочий дворик Анны Ахматовой»


 

«Христос воскресе!» - и поцелуй, и всякий раз также торжественно выступает святая полночь, и гулы всезвонных колоколов гудят по всей земле, точно как бы будят нас. Не умирают те обычаи, которым определено быть вечными», - писал Н.В. Гоголь в середине XIX в. Отголосок Светлого Христова Воскресения и его Вознесения  прозвучал  - 16 04 15 - на музыкально-поэтическом вечере – в «Мангалочьем дворике А. Ахматовой» при Российском центре науки и культуры Узбекистана.


Директор клуба-музея А.В. Маркевич рассказала о недооценённой духовно-религиозной составляющей линии в жизни и творчестве  набожной Анны Андреевны Ахматовой. Ещё при жизни Ахматовой было осмеяно  и разоблачено  читателями клеветническое невежественное определение партийного функционера  А.А. Жданова о русском поэте: «Не то монахиня, не то блудница, а вернее,  блудница и монахиня, у которой блуд смешан с молитвой»[1]. Это было в пору (1946) надуманной идеологической  «борьбы с космополитизмом»  в поэзии А. Ахматовой.
Русский «серебряный век» отличался в поэзии неповторимой наивысшей взволнованностью сознания, напряжением исканий и чаяний, но никогда -  ни до, ни после Ахматовой -  он так  ярко и сдержанно не воплощал страдальческий путь женщины к храму и не выражал так  последовательно религиозного чувства. Ахматова знала упоение молитвой, поэтому её стихи слушаешь, как благовест, в котором звучит гордость за жизнь и непопранное достоинство человека. Многие  её современники, в частности, Н.Н. Пунин, осознали, что  если нет «личного бессмертия», то есть «Бессмертное», высшим выражением которого для них  была Анна Ахматова. В её жизни была крепость, как будто высеченная в камне одним приёмом и очень опытной рукой. Эта  внутренняя духовная нравственная крепость помогла Ахматовой пережить и простить предательство друзей, многолетнюю травлю властей,  расстрел мужа и трёхкратный арест сына, Льва Гумилёва.
Протопресвитер Александр Шмеман в своём слове на собрании памяти Анны Ахматовой  в св. Серафимовском фонде в Нью-Йорке (13 03 1966) подчеркнул, что простые женские любовные стихи Ахматовой на деле были «возвратом к правде» - той  простой человеческой правде  о грехе и раскаянии, о боли и радости, чистоте и падении, которая имеет в себе силу нравственного возрождения. Этот стойкий  характер  помог  Ахматовой  выжить и сотворить  героическую поэзию не только ценой великого страдания Кассандры, но и великой всепрощающей христианской любви к людям и к своей стране. Она имела право сказать, что её творчество предназначено «не для страсти, не для забавы, / - для великой земной любви».



В программе пасхального вечера в «Мангалочьем дворике А. Ахматовой»  Наталья Александрова исполнила  песню Геннадия Арефьева «Память о солнце в сердце слабеет» на  стихи Анны Ахматовой. Автор этих строк прочитала  третье и последнее вступление к «Поэме без героя» А. Ахматовой и своё стихотворение «Канун светлого Христова Воскресения». Ирина Парамонова продекламировала  стихотворение «Христос Воскрес» Альбины Маркевич. Профессор Государственной консерватории Уз. Ирина Галущенко исполнила на клавишных  пьесу «Апрель» («Подснежник») П.И. Чайковского. Жизнеутверждающе и возвышенно прозвучали в исполнении Натальи Александровой в сопровождении клавишного аккомпанемента И. Галущенко «Аве Мария» И.С. Баха и известная ария из оперы «Дендамия» Г.Ф. Генделя.  В них  радость жизни превозмогала поникшую скорбь и вызвала в слушателях  особое праздничное настроение, стремление к свету и художественной красоте.
Татьяна Попова рассказала о пасхальных традициях и обычаях и последующей после Пасхальной седмицы -  Фоминой неделе, которая зовётся в народе «Красной горкой». На Радоницу  («Поминовение усопших») во вторник (21 04 15) православные христиане посещают могилки родных, чтобы сообщить усопшим, что «смерть поглощена победою» и соединиться с ними в общей радости. Таков  подлинный обычай православных пращуров.


Пасхальный музыкально-поэтический вечер в «Ахматовке»  (кстати, это понятие  ввела в обиход сама Анна Ахматова) завершился скромной трапезой - чаепитием с куличами, пирогами и сладостями. Между тем под сводами музея ещё долго звучали вещие слова:
По всей земле неслась благая весть.
Будили душу звуки дивной песни:
«Христос воскрес! Воистину воскрес!»
И эта песнь сияньем восходила до небес!

Гуарик Багдасарова





[1]  Найман А. Рассказы о Анне Ахматовой. – М.: Художественная литература. С. 263.

среда, 15 апреля 2015 г.

Пасхальный концерт в Академическом русском драматическом театре прошёл под девизом: «Творите добрые дела!...»


      Праздничный  пасхальный концерт в Академическом русском драматическом театре  13 04 15 открыл  Митрополит Ташкентский и Узбекистанский, глава Среднеазиатского митрополичьего округа,  Высокопреосвященнейший Викентий,  Он поздравил представителей всех национальных культурных центров, собравшихся в большом зрительном зале  русского драматического театра,  с одним из главных православных праздников – Пасхой Христовой («Воскресением Христа»),  ставшим давно  частью многонациональной культуры Узбекистана наряду с Наврузом и Курбан-хаидом.
Вот как об этом православном празднике рассказывает коренная жительница Ташкента, публицист-документалист Мастура Исхакова:
«Православный народ встретил свой религиозный праздник. Было много поздравлений от людей разных вероисповеданий и национальностей. И это было прекрасно! Я тоже присоединяюсь ко всем, кто не остался равнодушным к этому событию.
Коротенькое воспоминание из детства... В 1952 году мы переехали из махалли на улицу Урицкого. В нашем большом дворе всегда пахло вкусными конфетами. Сладкий аромат исходил от близлежащей кондитерской фабрики «Уртак».  Я хорошо помню наш общий, многонациональный двор. Соседи жалели маму, у которой было двое детей и муж-инвалид. Они помогали нам:  кто одеждой, кто едой. На другом берегу арыка жила богатая еврейская семья. С их дочкой  я училась в одном классе. Они часто звали меня в дом под видом «делать уроки», чтобы покормить и что-нибудь дать из одежды. Я стеснялась, но...
Каждый праздник мы отмечали всем двором. Если это был мусульманский праздник, то узбекские и татарские семьи накрывали столы всевозможными восточными сладостями. А русские и армяне старались перещеголять своими печёными изделиями на Пасху и другие праздники. С Великим Праздником, друзья! Мира, Любви, Радости!»


Открывая пасхальный концерт, Владыка Викентий поблагодарил Президента РУ  И.А. Каримова  за его плодотворные  усилия в проведении толерантной политики  независимого Узбекистана по отношению ко всем верующим, представителям более 130 наций и народностей 15 различных конфессий, свободу исповедовать любую религию, разнообразие человеческой и духовной жизни в нашей стране и процветание Православия, основанного на любви и милосердии. Православие, как  любая другая религия, призвана выполнять в обществе роль приобщения населения к высшим духовным, моральным ценностям, историческому и культурному наследию. Владыка Викентий рассказал, как  везли они в Ташкент из московского храма Христа Спасителя благодатный иерусалимский огонь над узбекской землёй с молитвой о мирной жизни и пожелал всем здоровья, мирного неба над головой и, служа Богу, творить добрые дела, «ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва. (Иак. 2:26)».


Программу концерта открыла певица Лилия Евсеева из Санкт-Петербурга. Она исполнила авторские песни под аккомпанемент гитары и классические произведения духовного содержания. Публика особенно тепло приняла:  «К заутрене зовут колокола», «Христос с тобой». «Моя святая Русь», «Молитва Шаховского» и другие.




Духовную тему продолжил дуэт кобзаря Василия Жданкина и его дочери, певицы Анастасии из Украины. Это было их второе совместное выступление в Ташкенте после успешного участия в Рождественском концерте в прошлом году. Репертуар семейного дуэта включал знаковые произведения: «Пасхальная», «Спит Сион», «Агница». На «бис»  Василий Жданкин  исполнил песню на стихи Сергея Есенина «Письмо  матери» («Ты жива ещё моя старушка…»  и  старинную казачью песню «Не для меня», вызвавшую в зале шквал аплодисментов и невольные  скупые слёзы из глаз.


Завершил концерт ансамбль казачьей песни «Люди вольные» под руководством Романа Владимирова. Удалые казаки покорили ташкентцев   профессиональной игрой  на нескольких национальных инструментах, залихватскими плясками, интермедиями с привлечением зрителей из зала.


Публика их долго не отпускала со сцены. Насыщенная музыкально-танцевальная и песенная программа дополнялась новыми номерами. В концерте  прозвучали торжественные молитвенные песнопения («Христос воскресе!»), походные («Ехали казаки»), драматические («Любо мне» - из репертуара  Оптинского казачьего хора). лирико-драматические («Кубанская казачья» - на слова и музыку А. Розенбаума), шуточные песни «Дома ли, кума, воробей?» . Выступление кубанских артистов украсили казачья лезгинка и  шуточный танец «Сорви папаху» с  привлечёнными  к участию  зрителей из зала.


В заключение на ходу  дополненной программы ансамбль   исполнил полные оптимизма и высокого несокрушимого духа классические  произведения: «Нам жить – не тужить, святой верой дорожить»  на слова и музыку С. Мордасова и праздничное послание ко всем людям: «Многая лета».
Праздничный пасхальный двухчасовой концерт укрепил в сознании людей основные принципы  мирного духовного сосуществования. Их высказали Ильдус и Нурия Аскаровы: «Мусульмане поздравляют христиан с Пасхой. Христиане поздравляют мусульман с Хаитом. Складывается впечатление, что только Узбекистан точно знает, что мы под одним Богом ходим. Мир нам всем, дорогие узбекистанцы!»






Владыка Викентий  наградил всех  участников пасхального концерта и  руководство Академического русского драматического театра похвальными грамотами за их вклад в сохранение и процветание православной культуры на узбекской земле.
Пасхальная неделя в Ташкенте завершится большим концертом в конференц-зале Ташкентской и Среднеазиатской Епархии Русской Православной церкви 19 04 15 в 17-00.


Гуарик Багдасарова

воскресенье, 5 апреля 2015 г.

Николай Ильин: «Листва и корни»



         Государственный литературный музей Сергея Есенина в Ташкенте после капитального ремонта третьего апреля 2015 г. вновь распахнул свои двери для любителей поэзии. Это открытие было ознаменовано настоящим праздником – презентацией новой книги стихов Николая Ильина «Листва и корни», в которой приняли участие его друзья –  замдиректора музея Б.А. Голендер, поэты Бах Ахмедов,  Вика Осадченко, Андрей Павлюк, рок-музыкант Фархад Юнусов, заслуженный учитель Узбекистана Зульфия Абдураимова.  
         Николай Дмитриевич Ильин – выпускник ТашГУ, поэт, литературовед, переводчик. Работал доцентом кафедры русской литературы в Узбекском государственном университете мировых языков, заместителем главного редактора литературно-художественного журнала  «Звезда Востока». В настоящее время он – редактор научно-методического журнала «Преподавание языка и литературы», автор нескольких стихотворных сборников и многочисленных статей по вопросам современной литературы Узбекистана в отечественных и зарубежных периодических изданиях. Его литературно-критическая  и переводческая деятельность отмечена званием лауреата и премией литературного конкурса 2011 года «Ватан учун яшайлик».


         Н. Ильин работал над новой книгой три года и включил туда стихи последних лет. Что изменилось в мироощущении поэта от его «Первой тетради» в начале нулевых годов к шестой книге стихов, в какой степени он остаётся человеком своего времени, когда оно само стремительно меняется на наших глазах: вкусы, эстетика, мода? Поэты «серебряного века» в лице
А. Блока и его преемников  - А. Ахматовой и её окружения - 
О. Мандельштама, Б. Пастернака, И. Бродского - служили поэзией Красоте. К своему искусству изящного слова они относились как священнодействию, преобразующему мир.
         Новая книга Н. Ильина открывается программным стихотворением – благодарностью Красоте:
           ***
Когда мои слабели силы 
И подступала пустота,
И мысли немощные стыли,
Меня спасала красота:

Волны прозрачное скольженье,
Полет листвы и гул лесов,
Упругих струн соединенье,
Согласье звуков, красок, слов.

И, снова возвращаясь к жизни,
К труду и света полноте,
Я воздавал за силы те
Не только лишь друзьям и ближним,
Но и целебной красоте.

И, от беды меня спасая,
От лжи, бессмыслицы и зла,
Она являлась, как святая…

Спасет ли мир она? – не знаю,
Но жизнь мою она спасла.

И сразу становится ясно, что автор нового поэтического сборника позволяет себе не только вольно играть с сонетной формой, нарушая её традиционный «железный» формат  - 14 строк, но и с рифмой, с силлабо-тонической системой стихосложения в угоду своей мелодике. Здесь на первом месте  - звуковая мелодия, неповторимая авторская интонация, позволяющая экспериментировать с интонационными фигурами, ритмическими конструкциями – то удлинять, то сокращать строку. Автор на своём творческом вечере никому не доверил декламировать свои стихи, потому что он читал их по-особому, выбирая интонации,  которые диктовались смысловым и эмоциональным ударением контекста, естественным фразовым ударением, подслушанным от пения птиц, шума листвы или молчания древесных корней. Публика  улавливала  в  неповторимом голосе поэта с мужским низким тембром новые звуки, новые мелодии, связанные с новыми темами.
Поэт не просто рассказал в стихах о природе и философски поразмыслил о жизни – это был эмоциональный выход его мыслей, суждений, пророчеств. В противном случае, он был бы похож на многих любителей стихотворства – вульгарных декламаторов без искры поэзии, чьи стихи напоминают пустую риторику, а талант содержит больше театральных эффектов, чем подлинных находок.
В цикле «Загадки годового круга» Н. Ильин собирает впечатления от жизни (проходя «по клавишам души»)  и предлагает их слушателям-читателям  в самых разнообразных поэтико-музыкальных формах. Весной они напоминают  трели соловья, улыбчивым летом – шелест «солнечной листвы»,  осенью – «осекшийся звук»  молчаливого «осеннего языка», зимой-
«белый листопад»:

***
Размякших льдов прервались трели –
Качнулись времени весы:
Уже отложено к апрелю
Провозглашение весны.

Но праздник все же был намечен
И согласован договор,
Что холод над землей не вечен,
Что март пришел, что он замечен
И что весна спешит в мой двор.
        
   ГОРНОЕ ЛЕТО
Мелодию июльского привета
Выплескивает радостный источник, 
И добрый знак причудливого ветра –
На глади неба чуть заметный росчерк.

Как нежной флейты голос слышен где-то, 
Как солнце разлило далече dolce!
И как звенит блестящий колокольчик
На шее у расслабленного лета.
                  
         * * *
Как солнечная листва,
Осенний испуг пережившая,
Мне что-то шептали слова,
Когда-то со мной дружившие.

Но, встретив мой взгляд немой,
Они понимали сами,
Что говорят со мной 
Осенними языками.

Им делалась ясной вдруг 
Вся суть моего молчания,
И их осекшийся звук
Оправдывал неотвечание.

                   * * *
Зима сужает рамки света
И гасит радостную мысль,
И непроявленность рассвета
Не позволяет видеть высь.

А в том, что для тебя открыто,
Лишь обнаженность ноября
И лето, что почти забыто,
И время, выжившее зря.       

И понимаешь, что уж поздно
Считать цыплят по декабрям,
Что неоттаявшие звезды
Уже светить не будут нам.

И ты бредешь в свои итоги,
Чтоб как-то кончить старый год,
Где белого Олимпа боги
В снега одели небосвод.


               В предисловии к сборнику «По клавишам души» (2005) народный поэт Узбекистан Александр Файнберг, один из первых мастеров слова, кто отметил  особый дар Н. Ильина, писал: «Талант поэта – налицо. Каждая строка – струна. При этом немолкнущая, поющая. В стихах чувствуется не заносчивость ныне модных для самих себя стихотворцев, а любовь и сострадание, свойственные только по-настоящему одарённым художникам».
    В этом важнейшем качестве души Н. Ильин не изменил себе и сегодня.  На творческом вечере в музее С. Есенина царила  атмосфера
со-радости, со-чувствия, со-страдания людям, любви к  детям  и «братьям нашим меньшим» - тем, «кого мы приручили». И каждый ощущал в себе что-то знакомое со времён детства, когда впервые прочитал или прослушал на синей гибкой пластинке сказку Сент-Экзюпери «Маленький принц».
Стихотворный юмористический  цикл стихов «Пора привыкать к детям» составлен из «перлов остроумия» - высказываний, которым нас одаривают наши дети, но мало кто из нас фиксирует их в памяти и, тем более, на бумаге и потом публикует это на радость всем родителям, дедушкам и бабушкам.         Детские высказывания автор «списал» у его малолетней дочери, разумеется, «на слух» и воссоздал  в  непосредственных миниатюрах, вызвавших дружный смех и умиление в зале:

                 * * *
– Аня, отгадку сама поищи:
Свекла идет на губки,
Сыр и творог – на зубки,
А сахар на что?
– На прыщи!

                     * * *
– Па-ап, можно сахару мне взять?
– Я положу тебе немножко.
– А сколько?
– Сколько? – две-три ложки.
– Но два и три ведь это пять!
              * * *
– Мама, к счастью, у нас не такая,
Как у соседских дочек:
Она у нас не крутая,
Она – в мешочек.

ПРИКОЛЫ СОСЕДЕЙ

               * * *
– Аня, отдай нам свою бабулю
В обмен на варенья банку.
– Нет, бабушку я менять не буду...
Даже на обезьянку!
  
ЗООЛОГИЧЕСКИЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ

– Горилла – пребольшая обезьяна,
С макакой (сразу видно) разница:
Макака ест банан, горилла – два банана:
Такая жадница!

ПЕРЕД ПЯТИЛЕТНИМ ЮБИЛЕЕМ

– Ма-ам, помоги мне с заколками,
Ну, что тут поделать, скажи?
С этой проклятой челкою
Мучаюсь я всю жизнь!

ОТВЕТНЫЙ ТОСТ ИМЕНИННИЦЫ

– Папа и мама, сейчас и вы
Получите поздравления:
Желаю, чтоб в день моего рождения
Вы были здоровы и счастливы!

 * * *
– Аня, с чего тут такой тарарам,
Зачем хвост собаки с браслетом?
И что ты кричишь так?
– Буду кричать:
    пора привыкать к детям!



Вспоминается высказывание барона Мюнхгаузена: «Я понял, в чем ваша беда. Вы слишком серьезны. Умное лицо — это ещё не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица... Улыбайтесь, господа... Улыбайтесь!» Николай Ильин живёт и творит с этим девизом. Это особенно ярко проявилось в его детских стихах, эпиграммах, посвящениях и обращениях, малых формах – от пятистищий до одностиший.
               Пятистишия напоминают в чем-то по форме японскую «танку» - древнюю национальную форму пятистрочного стихотворения без рифмы и без ясно ощутимого метра. По содержанию «танка» напоминает русскую частушку. Главная мысль «танки» сосредоточена  в первых трёх строках, заключение – в двух последних. Японские «танки»  прельщают читателей своим изяществом и лаконизмом, строфы  Ильина «малые формы (пятистишия)»  -  сдержанной иронией и глубоким философским смыслом.
               В этих  «танках» на русский лад, как и в стилизованных «римских элегиях»  Николай Ильин позволяет себе мастерские аллюзии –  скрытые намёки, шутки, цитаты; алогизмы  и прочие филологические хитрости. В его иронических стихах  то и дело встречаются синтаксические инверсии с резко меняющейся интонацией,  рискованные метатезы – перестановки, перемещения в словах слоговых частей, меняющие  звуковой, а иногда и смысловой облик слова – и эти словесные «акробатические фокусы»  придают особую выразительность и свежесть его стихотворным экспериментам. Судите сами!..

*** 
С тобою спорить – никакого толка,
А вразумлять не стоит и труда:
Один лишь крик, а не умов борьба.
Когда же, наконец, она умолкнет –
Твоя иерихамская труба?!

***
С талантом, друг мой, не надо ждать,
Кто бы направил и стукнул –
Тут важно, чтоб сам не профукал: 
Вулкан, который надо выдавливать,
Уже не вулкан, а фурункул.

***
Ну что тут сказать о погоде?
Опять вереница промозглых дней,
Опять дождь и снег и все в том же роде.
Как требовать совести от людей,
Когда ее нет в природе?

       ОРАТОРУ
В твоих речах одно противоречие:
Твой громкий голос разогнал наш сон,
Тебе не нужен даже микрофон.
Но если говорить о красноречии,
Ты все ж не Демосфен, а Демосфон.

***
Она накинулась на нас 
В неудержимом раздражении, 
И мы увидели тотчàс                
Уже ее не только раз-,
Но даже два-  и тридражение.

Известно, что Н. Ильин был в добрых отношениях с А. Файнбергом. На вечере он отметил  его «нежное мужество»  и  справедливость во всём – в оценках молодых поэтов и честном отношении  к себе самому, своей поэзии. Он никому не давал поблажек  – ни себе, ни друзьям, когда дело касалось литературного творчества. Н. Ильин гордится тем, что  в самом начале его творческого пути А. Файнберг в нём заметил «строжайшее отношение  к себе и в то же время презрение к выспренности, всегда к месту чувство юмора; ответственность за каждую строку». Десять лет назад А. Файнберг пожелал Н. Ильину не утратить «напряжённости струны, нерва души» и пожелал ему творческих удач.


Следуя этому завету, Н. Ильин сохраняет эту «напряжённость струны и нерва души» не только в оригинальных стихах, но и в переводах  современных узбекских и армянских поэтов –  Абдуллы Арипова, Сирожиддина Саида, Улугбека Ахмада, Ойгуль Суюндиковой, Гузаль-Бегим, Турсуна Али, Пахлавана Махмуда. Его переводы из армянской поэзии вошли в книгу «Буквы на камнях» (М., 2014): их высоко ценят в дружественной нам Армении. На вечере Н. Ильин прочитал свои переводы из Пахлавана Махмуда: в них автор  передаёт в лаконичной форме  рубаи  изящную красоту восточного стихосложения, которая стала частью внутреннего опыта переводчика.
Рамки формата сайта не позволяют сделать более углублённый и подробный  анализ новой книги Н. Ильина, поэтому в финале хочется вместе с автором пройти коротким маршрутом от метро Хамида Алимджана к музею С. Есенина. Вот что мы  услышим и увидим ушами и глазами художника, поэта, юмориста и музыканта Николая Ильина и на время забудем о собственных  мелких проблемах и поймём одну истину: «Человек меряется бесконечностью соединений с пространством жизни. В свою очередь, это пространство возвращает человеку силы и смысл его существования» (Ю. Норштейн):

    МОНОЛОГ ПРОХЛОПУШИ                            

                   – Не подскажете, где здесь Музей Сергея Есенина?
         – А бог его знает. Вроде был где-то здесь,  
    но точно не знаю…
                                      Из уличного разговора

Я три дня и три ночи искал ваш музей,
Домик, скрытый за каменной грудой.
И напрасно я спрашивал разных людей –
Чернь не любит у нас заниматься культурой.

Хоть и адрес мне дали – найти не могу,
Это просто какое-то наваждение.
Проведите, проведите меня к нему –
Я хочу видеть это учреждение!


              «Веретена времени» (так назван один из поэтических разделов новой книги  Н. Ильина) перемелют многое: времена года, встречи и расставания, но оставят в памяти один из лучших, по признанию самого Поэта, его творческих вечеров. Вот почему на вопрос Баха Ахмедова Н. Ильину о том, что скажет Поэт,  если он встретится с Богом, Николай искренне  ответил, что обязательно поблагодарит Его за этот миг пережитого счастья – встречи с родными читателями в круговерти стремительной жизни:
                * * *
Пугает разум мысль о смерти тела,
Тревожит душу путь в иных мирах:
Пока в тебе сознанье не прозрело,
Непостижимость порождает страх.

Смущает жизнь наличие предела,
Где меркнет свет и торжествует мрак,
И лишь тогда, когда ты что-то сделал,
Тебе уже не страшно умирать.
        


На самый интригующий вопрос из публики, кем же себя ощущает автор книги с загадочным названием «Листва и корни»,  Н. Ильин признался, что всё-таки КОРНЯМИ, из которых, как  весенняя листва в апреле,  проросли его стихи. Присутствовавшая на творческом вечере старший редактор  и ведущий радиоканала «Ташкент»  Наталья Юдина сообщила, что в ближайший вторник – 07 04 15 - автора нового поэтического сборника можно будет послушать в утренней передаче в 8-00 на волне fm 87,9. Не проспите!


Гуарик Багдасарова