суббота, 30 мая 2015 г.

На книжной полке московская новинка: «БУКВЫ НА КАМНЯХ»



В Национальной библиотеке  Узбекистана успешно состоялась презентация новой книги-билингва русско-армянской поэзии «Буквы на камнях». Она вызвала новый всплеск интереса к переводной литературе и новым задачам и проблемам современной переводческой школы, имеющей богатые традиции с советских времён.
Ежегодно в октябре армянский народ вот уже 16 веков празднует День переводчика. В первой половине  пятого века армянская литература насчитывала 40 литературных, главным образом, переводных произведений на древнеармянском языке. Ныне насчитывается  более  двухсот. Армения как организатор всемирной переводческой деятельности признана международным центром переводчиков стран СНГ и Балтии. Результатом её активной переводческой деятельности стала московская книжная новинка, появившаяся  на  полках ташкентских книголюбов.
В Москве  издательство  «Художественная литература» выпустило книгу с символическим названием  «Буквы на камнях». Это дань армянским камням – свидетелям горькой истории, когда страна Айка была  ареной борьбы с соседними странами. Именно на камень с древних времён армяне наносят крест. Хачкар –  каменная стела с резным изображением креста  на камне, как вечное зелёное древо жизни,  из  древнего Эчмиадзина – ныне украшает двор армянской церкви св. Филиппоса в Ташкенте. Другой хачкар был передан армянской диаспорой в честь двухтысячелетия Рождества Христова городу Новосибирску. Он украшает центральный городской парк сибирской столицы, напоминая о  древних единых истоках христианской культуры народов, разделённых горами и реками, но  близких духовно:

Хачкар

«Сорви пучок травы и пыль сотри
С хачкара, с камня в трещинах столетий,
Сотри, как отирает пот со лба
Усталый путник,
И увидишь ты –
Проступят букв извивы,
А из них –
Прольётся свет священного  Завета…»
(Вардан Акопян в переводе Вл. Саришвили).

Сборник-билингва «Буквы на камнях»  посвящена, прежде всего,  поэзии Армении – страны камней и  впервые представляет её на двух языках – армянском и русском. А во-вторых, она отражает современное состояние поэзии СНГ, потому что её составители не ограничились только национальным сегментом. Сюда вошли разные авторы, среди которых известные  ташкентские поэты: Николай Ильин,  Бах Ахмедов, Алина Дадаева, Вадим Муратханов (с 2006 года проживающий в Москве).
Редактор  литературно-художественного журнала «Звезда Востока» Улугбек Хамдам  выразил свой взгляд на значение перевода в современной  узбекской  поэзии:
«Если задать вопрос, хорошо ли  сегодня в мире знают узбекскую поэзию, то ответ очевиден: «К сожалению, нет». Причина,  прежде всего, в отсутствии перевода. Можно позавидовать художникам и музыкантам: у них нет нужды в переводе. Достаточно иметь здоровое зрение  и слух, чтобы двери произведений их искусства были открыты для масс.
А поэт, инструментом которого является слово, останется для всех закрытым дворцом, пока его произведения не будут переведены. Человек, который способен открыть двери этого дворца, - переводчик. Он связывает народы и сердца.
«Человек, знающий два языка, - это два человека»,- говорится в священных писаниях.
Поэт, чьи произведения были успешно переведены на другой язык, в какой-то мере становится частью этого народа, как например, Пушкин, Лермонтов, Евтушенко, Вознесенский, Файнберг стали близки и понятны узбекскому народу, благодаря их переводу на тюркский язык.
Такое взаимопонимание  пропитывает наши души осознанием того, что все люди в мире равны. В этом, может быть, главная истина и важнейшее назначение перевода в наше сегодняшнее неспокойное время».
Кто хоть однажды бывал в Армении, обязательно посетил её религиозный христианский  центр – Первопрестольный святой Эчмиадзин. «Место сошествия Единородного» - так переводится с армянского слово Эчмиадзин. Храм был заложен в 301-303 гг. Григором Лусаворичем. Вам непременно покажут другую святыню - развалины Звартноца – «места бдящих сил» с античным языческим  цветочным и звериным  рельефом  на чёрных от времени  камнях. Эллинистический  храма простоял более трёхсот лет и был разрушен около 930 года землетрясением, но  всё ещё поражает своим великолепием. Вас обязательно поведут в Матенадаран - Институт  древних рукописей имени М. Маштоца – составителя армянского словаря в  середине 5 столетия  – «золотого века армянской литературы и перевода».
До сих пор не утихают споры: имел ли армянский народ, государственность которого возникла ещё в начале первого тысячелетия до н.э., свою собственную письменность до принятия христианства, которое произошло на рубеже 3-4 веков?
В течение столетий  армянский литературный язык прошёл три больших этапа развития –  до 12 в. - древний (древнеармянский, книжный, церковный, или «грабар»), в 13-16 вв. - средний (среднеармянский), ближе к разговорному языку народных масс,  и в 17-19 вв. новый литературный язык («ашхарабар»), на основе которого с 50-х годов 19 в. развился армянский национальный литературный язык. На территории бывшего Союза армяне пользуются восточно-армянским языком. На западе – западно-армянским, однако говорящие на этих литературных языках и его 60 диалектах (в частности, карабахском) свободно понимают друг друга. В 2012 г. армяне со всей планеты праздновали 500-летие армянской книги. Отголосок этого праздника от Еревана  дошёл до Первопрестольной и узбекской столицы, где армянская диаспора вместе с  русскоязычными поэтами широко отмечала День переводчика.
В Ташкенте в октябре республиканская армянская диаспора, насчитывающая 40 тысяч армян,  в унисон со своими соотечественниками  и с участием представителей  всех  культурных национальных центров  отмечает День переводчика – «Таргманчац тон» - праздник с 1600 – летней историей.  Так  дети атомного века и компьютерных технологий воздают дань памяти и уважения «вардапетам» -  учителям, авторам перевода Священного писания (Евангелия)  с греческого на армянский язык – «царицы  всех  переводов» - создателю армянского алфавита  Месропу Маштоцу  и  католикосу  Сааку  Партеву. С тех пор армяне могли беседовать с Богом на родном языке.  Это было вторым судьбоносным событием в истории  противостояния Армении политике  культурной ассимиляции после принятия христианства в 301 году. В этот знаменательный  день в узбекской столице звучит народная армянская музыка. Молодые чтецы декламируют нестареющие стихи Григора Нарекаци, Ованеса Туманяна, Аветика Исаакяна, Амо Сагияна, Паруйра Севака, Геворга Эмина, Сильвы Капутикян  и современных поэтов 21 века на  двух языках.
Армяне не только пронесли свой национальный язык через века, но всегда относились с уважением к языкам других народов. Поэтому в Армении издревле сложилась сильная переводческая школа. Благодаря ей у современных исследователей древних рукописей есть возможность через армянский язык открывать  значение древней и средневековой литературы разных народов в мировом литературном контексте, в том числе А. Навои, Низами, Джами и других классиков раннего средневосточного Возрождения и эпохи Тимуридов. Армения издревле имела многообразные  историко-культурные связи с античной и византийской, ассирийской и персидской, грузинской и арабской литературами, а  также со славянским и западноевропейским миром.
Начиная с А.М. Горького и В. Брюсова в начале прошлого века, армянскую литературу изучают с точки зрения общих закономерностей мирового литературного развития. Разнообразен жанровый состав древней и средневековой армянской литературы – от церковных гимнов-шараканов – до лиро-эпической поэзии светской литературы.  В. Брюсов – один из  первых переводчиков из армянского, составитель и редактор антологии «Поэзия Армении» (1916 г.) называл её  «высшим и наиболее самостоятельным созданием армянского народа в области поэтического творчества».
Яркими представителями так называемой «новой поэзии» 19-20 вв.   стали  Ованес Туманян, Аветик Исаакян, Ваан Терьян, позднее Паруйр Севак, Сильва Капутикян, Геворг Эмин  и др. – это были две самостоятельные школы. Первая продолжала и развивала традиции  древней армянской литературы и сохраняла теснейшую связь с народной поэзией и жизнью. Вторая – совершенствовала технику и вводила в армянскую литературу идеи и принципы западных литератур, усваивая их новые завоевания. Обе школы органично слились в современной поэзии Армении рубежа 20-21 вв.
В книге «Буквы  на камнях» представлены в переводах  представители нового поэтического поколения Амо  Сагиян (в переводах А. Тарковского), Размик Давоян,  Ншан Абасян, Нарине Аветян, Асмик Симонян, Вардан Акопян, Славик Челоян, Ованес Григорян и другие. Они наводят на мысль о том, что возможности перевода неизбывны и не исчерпаны до конца никем. Достаточно сравнить нескольких современных армянских поэтов  в разных переводах:

***
«Темнеют горы  на горах,
Ущелья в глубине ущелий,
Мне чужд заката смутный страх.
Темнеют горы на горах.
Воспел я отчий мир в стихах.
Я от камней зачат в камнях,
Мне в колыбели камни пели,
Темнеют  горы на горах,
Ущелья в глубине ущелий.
Мне чужд заката смутный страх»
(Амо Сагиян в переводе А. Тарковского).

 Ованес Григорян в выстраданной лаконичной   форме поёт  гимн родине. Стих его своим совершенством мне напоминает законченную одноимённую картину М. Сарьяна, в которой есть всё – поиск вечности, тоска Востока, лиловые горы, пурпурный рассвет, устремлённые ввысь зелёные тополя и вечно чистый и величавый Арарат – символ победы естества и разума над злом.

 Армения

«Это моя страна. Она
Настолько мала, что уезжая вдаль,
Я без труда беру её с собой.
Она мала, как новорождённое дитя.
Она мала, как престарелая мать.
На карте мира
Едва различимой слезинкой
Светится мой Севан.
Это моя страна. Она настолько мала,
Что я упрятал её в сердце,
Чтобы не потерять»
         (Перевод Елены Шуваевой-Петросян).

После брюсовской антологии вышли новые переводы русских мастеров слова, но даже лучшие среди них – А.Ахматова, Б. Пастернак, В. Звягинцева, В. Лифшиц, А. Тарковский, М. Петровых, А. Кушнер, Е. Евтушенко обязывали думать о новом сборнике переводов, который мог бы стать таким же важным явлением в современной литературной жизни, как сборник армянской литературы» под редакцией А.М. Горького и антология «Поэзия Армении» В. Брюсова, изданные в 1916 году.
Достоинство нового издания «Буквы на камнях», что она не только продолжила лучшие традиции брюсовской антологии, объединив «старых»,  «новых» и мало известных для русского читателя армянских мастеров стихосложения, представителей современной поэзии. Главная заслуга его в том, что он объединил в себе многие разные национальности: армянских поэтов переводили на русский не только русские, но молдаване, узбеки, украинцы, грузины, греки.
Московское издание успешно выполнило сложную двойственную задачу. Оно не только знакомит русских читателей с  армянской поэзией, но и армянских читателей  – с русскоязычными поэтами СНГ, и в частности, родом из Узбекистана – страны богатых литературных традиций, начиная с Алишера Навои (15-16 вв.)  и заканчивая созвездием классических мастеров стихосложения рубежа прошлого и нынешнего веков -  Зульфии, Хамида Олимжона, Эркина Вахидова, Абдуллы Арипова, Сабита Мадалиева и многих других. Таким образом, составителям поэтического сборника удалось, по их словам, после развала Союза на его обломках возродить «Империю Слова».
Вот что говорит  о новом поэтическом издании автор предисловия  и многих переводов,  одна из  составителей коллективного поэтического сборника  Елена Шуваева-Петросян:
«Именно в разноголосице поэтического хора, в разнообразии литературных поколений, разнонаправленности жанров и форм, можно различить общность, глубоко, живо и интересно отражающую квинтэссенцию современной армянской и русской поэзии.
 Вика Чембарцева, другой составитель сборника, отмечает важнейшую интернациональную роль нового переводного издания в переходное время, когда рушатся все бывшие культурные связи между народами, когда разрыв культурных связей оборачивается отчуждением народов, когда мы знаем о смежном соседе только по коротким сводкам новостей, а значит, по сути, ничего не знаем о нём. И только книга как возрождённая «Империя Слова» может сделать невозможное: «Литература способна стирать грани, смещая акценты к исконно человеческим чаяниям и стремлениям, не зависящим ни от национальности, ни от разности языков, ни от разности культур».
Соприкосновение с другой культурой  происходит через знакомство с её литературой. В 2010 г. группа паломников из Новосибирска под руководством  культуролога и любителя армянской поэзии Ю.В. Лихачёвой совершила круиз по Армении в поисках реальных жителей древней страны «Наири», «живущих по солнечным часам». Они сняли любительский получасовой фильм, в котором документальные  кадры реальной жизни простых людей органично сливаются с мелодией любимого национального духового инструмента - дудука, духовными гимнами  и стихами Осипа Мандельштама из цикла «Армения».  Они, как и наши узбекские соавторы коллективного армянского сборника,   обрели свою «Первородину», значение которой объяснил нам грузинский философ М. Мамардашвили: «Проблема существования есть проблема воссоединения человека с некоторой его Первородиной, иначе называемой раем, золотым веком, или как у Пруста, неизвестной родиной художника».
 Эпиграфом к книге «Буквы  на камнях» стало высказывание нашего современника Гранта Матевосяна из его эссе «Мир слова». Оно дополняет и конкретизирует понятие «Первородины»: «…времена и страны, народы, языки имеют некое неотчуждаемое честолюбие, чтоб не оставаться бесплодными, чтобы увенчать  себя культурой. Язык не должен молчать, язык должен становиться художественней, становиться чем-то, чтобы среди других языков мог глаголить, говорить, рассказывать, осмыслять. Время так же обладает этим честолюбием. Оно не хочет оставаться пустынным»[1].
В кратком очерке мы не можем предоставить  читателям судить  самому, насколько каждый из узбекистанских русскоязычных авторов по-новому «глаголит» в этом вечнозелёном мире под солнцем поэзии. Это за нас, вероятно, сделает интернет: «www/ http://stihi.ru»/ Но поскольку речь, прежде всего, идёт о переводной поэзии, мы предоставим вашему вниманию перевод нашего земляка Николая Ильина из армянской поэзии, предварив его высказыванием моего любимого Учителя – писателя, поэта и переводчика Эдуарда Григорьевича Бабаева:
«Во всей литературе есть посредники-переводчики. На облике одного писателя написано лицо другого. Лицо переводчика счастливое. Переводчик –  это счастливый человек. Он творит волю писателя или поэта, как посланец от Всевышнего. Перевод – это совершенно упоительная форма литературного труда: единоборство автора и переводчика. С помощью переводной поэзии русская литература узнала новые интонации. Перевод – это всегда завоевание новых интонаций, новых тем и нового читателя»[2].

***
«Я сел на скамейку вечером душным.
Слетела птица и села рядом
И неизъяснимым своим взглядом
Перевернула всю мою душу.

В чём был её замысел – мне не открылось.
Она полетела, в дали исчезая,
И унесла моё сердце на крыльях,
И с той поры я по небу летаю»
(Размик Давоян в переводе Николая Ильина).

В этом переводе бережно сохранено  всё лучшее от оригинала:
- глубокий философский подтекст, характерный для творчества Р. Давояна;
-  возвышенная  духовность, унаследованная им от  классиков -  от Нарекаци (Х в.) до Геворга Эмина (ХХ в.);
-  простота формы и глубина содержания.
О языке перевода можно сказать словами О. Мандельштама: "Армянский язык - неизнашиваемый - каменные сапоги... Был пресный кипяток в жестяном чайнике, и вдруг в него бросили щепоточку чудного чёрного чая. Так было у меня с армянским языком"[3]. И позднее в Замоскворечье цвет плиточного чая приводил на память русскому поэту  О. Мандельштаму  красную пыль Араратской долины.
         В переводах Н. Ильина я почувствовала вкус этого  крепкого  чая, знакомого с детства, благодаря  сдержанному ритму верлибра, аллитерациям согласных, цезурам в стихах, чтобы перевести дыхание и продолжить дальше читать строфы из цикла: "Преображения" Р. Давояна из  нового коллективного поэтического издания  «Буквы на камнях»:

«…Я один перед краем пропасти,
И вдруг рядом становится серна…
Слава миру –
Нас стало двое!
И теперь в этот миг полёта
Мы увидим в глазах друг друга,
Как пылает огонь наших душ.

Один из нас прыгнул в бездну,
другой над нею завис…».

Очень жаль, что я так и не освоила до конца армянской азбуки, а как  бы хотелось не только визуально воспринимать строгие чеканные строфы Размика, словно на каменных скрижалях выточенные ручным точилом - ни одна строка не вылезает из стиха. Переводчик, кстати, на это должен обратить особое  внимание, не позволяя себе вольности удлинять некоторые строки в строфе.
Размер и ритм начинают стих. Их читатель воспринимает раньше, чем все другие элементы стиха. Выбор размера должен быть обоснован, должен быть взят верный тон. Но как его найти? Что можно считать верным тоном стихотворного перевода? Оценка переводов Н. Ильина в этом аспекте не выходит за пределы всеобъемлющей правильной, но ничего не проясняющей формулы: «Победителей не судят»:
В перспективе составители уникального поэтического сборника «Буквы на камнях» готовы издать новую книгу с участием  лучших узбекских авторов.
По этому поводу редактор литературно-художественного журнала  «Звезда Востока» высказал своё мнение: «Сегодня в русской и узбекской среде достаточно много поэтов, достойных того, чтобы их переводили. Пользуясь возможностями современной компьютерной техники и благодаря собственной  инициативе, поэты стремятся к мировому признанию. Это их право. Однако, прежде чем говорить о переводах, на мой взгляд, правильнее будет сначала получить признание у своего народа, продолжая отражать в своём творчестве его самобытность. Да, необходимо переводить хороших поэтов, хорошие стихи, потому что взаимопонимание наций способствует их сближению. Разве это не самое важное?
Любители высокой поэзии дождались презентации книги «Буквы на камнях»  – уникального явления-билингва  в современном литературном мире. На музыкально-литературном вечере  «Слово звучащее» в Национальной библиотеке Узбекистана сразу по выходе книжной новинки  в 2013 г.  армянская диаспора узбекской столицы предоставила на литературный вечер носителей национального языка – Георгия Саакова. Стихи звучали армянских поэтов на языке оригинала и в русских переводах. Тогда можно было   сравнить поэтическое состязание автора и переводчика и насладиться звучанием двух великих языков, принадлежащих к восточной группе индоевропейских языков.


Издание каждого национального сборника – это зов из исторической родины.  Новая книга-билингва «Буквы на камнях»  возвела нерушимые литературные мосты, соединив берега и объединив разные  культуры языком сердца и голосом души.

Гуарик Багдасарова


[1] Геворг Гиланц. Предисловие к книге «Буквы на камнях» - М.: Художественная литература». С .5
[2] Багдасарова Г. Московские прогулки. В книге «Близкое эхо». – Т.:Zar Qalam», 2006. С. 233
[3] Мандельштам О. Путешествие в Армению.  В книге «Миры» - Тула: Филин. 1994. С.128

пятница, 29 мая 2015 г.

Презентация книги «Буквы на камнях» в Национальной библиотеке Узбекистана



«Издревле  русский наш Парнас
тянуло к незнакомым странам,
Но больше всех лишь ты, Кавказ,
Звенел загадочным туманом»
С. Есенин. На Кавказе, 1924.

Редакция журнала армян Узбекистана «Депи Апага» при поддержке Ташкентского Армянского культурного центра 28 мая  в Национальной библиотеке Узбекистана им. А. Навои успешно провела презентацию русско-армянского поэтического сборника «Буквы на камнях».  Этот день Армения отмечает как  День первый Республики. В современной антологии  «Буквы на камнях» представлены произведения 22 армянских авторов разных поэтических поколений в переводах русскоязычных поэтов стран СНГ - России, Молдовы, Казахстана, Украины и Грузии. Книга, выпущенная знаменитым московским издательством «Художественная литература», успешно выполнила сложную двойственную задачу: она познакомила русских читателей с армянской поэзией, а армянских читателей – с русскоязычными поэтами СНГ,  в частности, Узбекистана.


В уникальном  сборнике-билингва на русском и армянском языках Узбекистан представлен известными ташкентскими поэтами:  Бах Ахмедов, Николай Ильин, Алина Дадаева, Вадим Муратханов и Сабит Мадалиев. Главная заслуга сборника в том, по мнению его составителей, что он объединил в себе многие национальности. Именно в разноголосице поэтического хора, в разнообразии литературных поколений, разнонаправленности жанров и форм, можно различить общность, глубоко, живо и интересно отражающую квинтэссенцию современной армянской и русской поэзии. Некогда разрушенная империя под названием Советский Союз в этом сборнике возродилась как империя Слова.



В историко-литературной и музыкально-поэтической программе приняли участие Лейла Шахназарова, Михаил Гар, Николай Ильин, Бах Ахмедов, Галина Мельникова,  Альбина  Маркевич, Гуарик Багдасарова, Вика Осадченко, Анна Бубнова, профессиональные музыканты Азиз Обидов (дудук) и Армен Мирзоян (аккордеон), а также  народный дудукист Вячеслав Каграмян.

На вечере был показан документальный телефильм «Этюды Армении», отснятый Национальной  Телерадиокомпанией Уз в конце 90- годов прошлого века. В нём известная телеведущая, заслуженная артистка Узбекистана Галина Мельникова рассказывает о глубоких историко-культурных связях Армении и Узбекистана. О них в фильме свидетельствуют армянские  источники, бережно хранящиеся в Матенадаране – Ереванском хранилище двух с половиной тысяч рукописных книг, из которых  более полутора тысяч составлены на древнеармянском языке – «грабар».



Ведущий вечера Георгий Сааков, редактор журнала «Депи Апага:

- Сегодня в Армении и Карабахе живет лишь каждый пятый армянин. Остальные четверо проживают в диаспоре. Каждый из армян Спюрка как в первом, так и уже в четвертом поколении, рожденном после Геноцида, за сто лет научился жить с расколотым надвое сердцем, не отрывая своего пристального взора от  исторической Армении.
В XVIII веке начали складываться русско-армянские литературные связи, а уже в XX веке, в необъятной обойме  русских поэтов-переводчиков особое место принадлежит трем замечательным женщинам, беззаветно полюбившим Армению на всю свою жизнь: Вере Звягинцевой, Елене Николаевской и Марии Петровых. Это был уже второй «золотой век», и не только армянской, но литературы на всем огромном пространстве Союза, входившего в число стран со стопроцентной грамотность, и в котором 80% изданий были переводными. Тогда, благодаря действовавшей государственной программе, к читателю литература народов, населявших огромную страну, приходила через переводы на русский язык.  
Более того, несколько поколений армян в диаспоре впечатывали в сознание  собственной идентичности фрагменты из целой плеяды имен, ставших классиками:  Ованеса Туманяна, Гранта Матевосяна, Егише Чаренца, Паруйра Севака, Сильвы Капутикян - именно через их блистательные переводы на «великий и могучий», опубликованные на страницах журналов «Дружба народов» и «Литературная Армения».         
Осип Мандельштам, не любивший заниматься стихотворным переводом, считал, что в переводах утекает собственная поэтическая энергия. Он едко замечал Леониду Пастернаку: «Борис Леонидович, после твоей смерти останется тоненькая книжка стихов и тринадцать томов переводов». Мандельштам ошибся. Стихов от Пастернака осталось немало, а все его переводы, среди которых есть настоящие шедевры, не собраны до сих пор. И вновь прав старик Фёдор Иванович Тютчев, говоривший, что «не дано предугадать, как наше слово отзовётся». Человечество прошло путь от скрижали до ридера (reader- англ. -читателя). И как бы на фоне пораженной культуры ни главенствовали тренды, идеологии, социальные установки, массовая культура и общество потребления, как бы ни старались мы со всеми нашими атавизмами мышления за ними поспевать, всегда найдется некто, наделенный неодолимым даром. На фоне всех равных он окажется все же более равным, богоизбранным и богоносным, чем остальные. Мы не сможем не прислушиваться к его голосу, потому что это будет голос Поэта. И не справимся с желанием прочесть начертанное им под «араратским притяжением» новое слово на камнях.

Здесь подоспело и молодое поколение XXI-го глобализирующегося века, включая "новых" армян, которое тоже "помнит и требует", но при этом лишенное сентиментальности, имеет совершенно отличное восприятие и времени, и вызовов жизни,  и оттого все более не находит общего языка со старшими. Кому же с кем состязаться на медиапросторах, если у всех без исключения участников процесса не миссия, но одна общая, проверенная временем правда и искренняя гордость за принадлежность к армянской нации и,  при всех имеющихся несогласиях и дисбалансах,  все они заинтересованы в главном: в приверженности вековым ценностям и сохранении армянского мира.

         Николай Ильин, ташкентский поэт, один из соавторов книги «Буквы на камнях»:
- Человечество в идеале должно избрать путь, где бы технический прогресс сочетался с его духовным нравственным  совершенствованием.
Армянский народ, на мой взгляд, не претендуя на это,  скромно и последовательно выполняет эти две функции. Этот  многострадальный народ, пережив  опустошающие её  древнюю землю захватнические войны, где каждый камень несёт в себе кровь, боль, солнце и жизнь, выстояв Геноцид  в начале   ХХ  века (1915 г.), не озлобился и сохранил в себе ту библейскую простую  мудрость – уважение к другим народам, понимание истории и стремление к лучшему.
Это существует в народе не как  абстракция, а как ежедневное  проявление  национального характера в заурядном  житейском общении и на самом высоком уровне художественного слова. Эта причастность наша с вами  к армянской культуре поднимает нас на высоту Арарата – духовного символа Армении:
Куда уводят выси те:
На грань паденья или к Богу?
На разрежённой высоте
И тяжело, и одиноко.

Я б никогда не шёл туда
И у пределов мира не был,
Когда б не эта красота,
Когда б не эта близость к небу.


Галина Мельникова, известная телеведущая, заслуженная артистка Уз.:
- Я объехала пол-Европы и когда меня спрашивают, хотела бы я поехать в Америку или Японию, я отвечаю: «Нет, я предпочитаю Армению всем этим странам, потому что моё посещение этой древней страны и знакомство с её простыми людьми разных сословий оставило во мне неизгладимое впечатление.
Я сегодня слушала поэтов и переводчиков из армянской поэзии и  поняла, что я, как и они, путешествуя по  Армении,   прониклась  духом трудолюбивого армянского народа – и это навсегда. Я лучше стала понимать своего мужа-армянина, требующего от меня полнейшей самоотдачи во всём – в работе и отдыхе, когда я принимаю гостей и когда ухаживаю за ним. Он меня называет Гаяне.
«Быть армянином – это диагноз», - говорю я со всей ответственностью, - потому что всегда всего мало и всегда нужно стремиться  больше себя  отдавать людям. Это удивительный мудрый и талантливый народ, очень добрый, гостеприимный, готовый отдать последнее случайному  гостю. Удивительна и  сурова  каменистая земля Армении. В скалах народ научился воздвигать рукотворные храмы (Гегард, 1V-Vвв.н.э), из камня – хачкары, армянские кресты, заряжающие необыкновенной позитивной энергией. Здесь нет ни пяди невспаханной земли. Здесь раскинулись роскошные сады. Здесь родина сочного абрикоса. Здесь  на неплодородной земле созревает  виноград тот самый, коньячный...
Там потрясающая аура и необыкновенный  прозрачный воздух на озере Севан, где  снова возобновили  промысел форели…   Если вам удастся, посчастливится, кто ещё не был в Армении, побывать хотя бы однажды  там – тогда вы, как я,  станете уже настоящим армянином!


Альбина Витольдовна Маркевич, директор  общественного клуба-музея «Мангалочий дворик А. Ахматовой » при Россотрудничестве Уз  рассказала о своих грузино-армянских корнях по  дедовской линии наряду с польскими и русскими и поблагодарила участников вечера за то, что в программе прозвучали переводы Анны Ахматовой из армянского поэта Егише Чаренца, репрессированного в сталинские времена и только посмертно реабилитированного. Анна Ахматова также сделала прекрасные переводы из Аветика Исаакяна и Сильвы Капутикян.
Из книги «Рассказы о Анне Ахматовой» (М.: Художественная литература». 1989) мы знаем, что однажды в беседе с её автором Анатолием Найманом  А. Ахматова заметила вскольз, что «одни, как Пастернак, предаются Грузии, она же, как всегда, дружила с Арменией»[1].
Своими первыми впечатлениями от прошедшего вечера поделился в ФБ основатель и редактор  интернет-портала  Евгений Скляревский:
- Я все-таки попал на презентацию сборника «Буквы на камнях». Опоздал более чем на час, поднялся на пятый этаж в большой зал, там тоже читали стихи поэты... но вроде не те... Оказывается, встреча была на первом этаже... Смотрели чудесный фильм Галины Мельниковой об Армении, потом Галина Витальевна рассказала... это надо было слышать, не могу передать ее рассказ. После него все поняли, что если куда-то ехать восторгаться — то только в Армению.
Альбина Витольдовна показала фото своего деда армянина, рассказала, как он скрывался в гражданскую войну от бандитов и как еле спасся из-за того, что похож на Николая II и еще...
Вика Осадченко прочла жуткое страшное стихотворение о войне...
Guarik Bagdasarova рассказала о выходе переводов армянских поэтов ровно 100 лет назад...  и зазвучал волшебный дудук.
Спасибо Georgiy Saakov за приглашение и за сборник. Только начал листать, сразу столько открытий! Редактор — Вика Чембарцева,  с которой давно дружим! Нашел стихи Бах Ахмедова, которые он читал на своем вечере — про дневник, забытый в трамвае... оказывается,  запомнил (И про улыбку, которая сбивает с толку время и оно не знает, куда идти)!
Второй день подряд переполнение эмоций от встреч с ташкентцами.



Любители высокой поэзии наконец-то дождались презентации книги «Буквы на камнях»  – уникального явления-билингва  в современном литературном мире. Жаль, что армянская диаспора узбекской столицы не  предоставила на литературный вечер носителей национального языка, чтобы они озвучили армянских поэтов на языке оригинала. Тогда можно было бы не только  сравнить поэтическое состязание автора и переводчика, но и насладиться звучанием двух великих языков, принадлежащих к восточной группе индоевропейских языков.

Ведущий вечера – редактор журнала  «Депи Апага»  армянской общины Георгий Сааков выразил признательность дирекции Национальной библиотеки  Узбекистана за предоставленный кинозал, где разместились поклонники армянской литературы. Вечер посетили представители различных культурных центров, а также: зам. главного редактора литературно-художественного журнала «Звезда Востока» Клавдия Панченко; журналисты И.Г. Коваль-Файнберг, главный редактор интернет-портала «Письма о Ташкенте» Евгений Скляревский, старший редактор и ведущая радиоканала  «Ташкент»  Наталья Юдина;  Президент Ташкентского джаз-клуба им. Сергея Гилёва В.А. Сафаров  и многие другие почитатели  армянской культуры. От имени АНКЦ Уз Георгий Сааков  поблагодарил Общественную организацию «Переводчики стран СНГ и Балтии», издательство «Художественная литература», культурный благотворительный фонд «Грант Матевосян», составителей сборника -  Давида Матевосяна, Вику Чембарцеву, Елену Шуваеву-Петросян и Геворга Гиланца за прекрасное издание, которое навсегда будет вписано  в анналы русско-армянской и узбекско-армянской многовековой дружбы.



Г. Сааков со словами признательности преподнёс всем участникам литературного вечера новые издания  антологии армянской  поэзии в русских переводах  «Буквы на камнях» и роскошные весенние букеты цветов.
Если продолжить мысль Аветика Исаакяна:

«Караван мой бренчит и плетётся
Средь чужих и безлюдных песков.
Погоди, караван! Мне сдаётся,
Что из родины слышу я зов…» -
Он у меня начался в  детстве, когда я дома слышала армянскую речь из уст своих родителей. Мои родители и близкие родственники старшего поколения говорили, в основном, на армянском языке и своих детей наставляли: «Хаерен хосацик, хаерен!  Миморацик мер лизун» - «По-армянски говорите, по-армянски! Не забывайте наш язык!»
Таким зовом из родины можно назвать брюсовскую антологию «Поэзия Армении» и её достойного преемника 21 века -  новый  сборник национальной поэзии, обогащённый голосами поэтов смежных республик. От этого многоголосия он стал только богаче. Подтвердилось пророческое высказывание С. Капутикян: «Караваны ещё в пути…».

Гуарик Багдасарова


















[1] Указ соч. С. 93

пятница, 8 мая 2015 г.

Война коснулась каждого из нас





«Мы все войны большие дети»
Б. Окуджава

Я родилась  после этой страшной  второй мировой войны в Ташкенте в 1951 году в армянской семье простых тружеников -  Сарухана Аванесовича  Багдасарова(1914-1993), уроженца Карабаха, и Нины Леонтьевны Арутюновой (1916-1991), родом из Мерва (Мары). Они  тоже ушли на фронт и свои лучшие молодые годы отдали борьбе с немецким фашизмом и освобождению оккупированных городов от фашистской чумы на территории Советского Союза и Западной Европы.
Отец был призван на фронт в Ташкенте по мобилизации Куйбышевским райвоенкоматом 1 июля 1941 г. Он служил в артиллерии миномётчиком 120- мм миномёта в составе 208 миномётного полка 12-ой миномётной дивизии 47-й  армии (Белорусский фронт). Дважды был ранен: в левое плечо (14 января 1945 г.) и в грудь (18 марта 1945 г). С. А. Багдасаров лечился в подвижном госпитале № 4712,  выжил, дошёл до Берлина рядовым солдатом и был демобилизован на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР (от 25 сентября 1945 г.)  только  15 января 1946 г.
За храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и в ознаменование 40-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне  (1941-1945 гг.), он был в 1985 г., С.А. Багдасаров  был награждён Орденом Отечественной войны II  степени и впоследствии  - за долголетний добросовестный труд – орденом «За безупречную службу в МВД» II степени (1958),  а также  медалью «Отличник милиции» (1988). Отец прослужил в МВД  сорок один год.
Мама в начале войны прошла подготовительные курсы  снайпера и санитарки. На фронте до конца войны служила в звании лейтенанта в медсанбате. К сожалению, её  военные документы и воинские пожелтевшие фотографии при переезде в новую квартиру на Чиланзар были утеряны впоследствии. В 1978 г. она была награждена медалью «Ветеран труда». Только  после великой Победы во второй  мировой войне, демобилизовавшись, оба вернулись  на свою «малую» родину в Ташкент и создали крепкую семью, в которой вырастили троих детей – автора этой публикации, сестрёнку Сирун и старшего брата Арсена.
Мои близкие родные, семья Григорьянц проводила на фронт трёх славных сыновей – Аркадия, Арама и Ашота – они вернулись с ранениями, но живые и после войны до конца дней служили на благо нашей общей родины в различных сферах науки и народного хозяйства.
Наш близкий друг семьи, полковник  Александр Данилович (Самвел)  Саркисян долгие годы работал начальником  ГАИ в Ташкенте.  В 1993 году, когда был выбран новый состав Правления Армянского культурного национального центра, он был  избран членом Правления[1]. В дивизии  А. Д. Саркисяна служил известный герой  Александр Матросов. А. Саркисов  рассказывал о подвиге однополчанина на встречах с общественностью и моему дяде, автору книги «Армяне в Средней Азии» и очерка о жизни и подвиге А. Матросова.



Наш общий друг Сурен Аркадьевич Микиртычян (1923-2011), защитник Сталинграда, часто обращался к молодому  поколению с призывом оберегать мир и покой на земле, защищать Родину, быть сплочёнными, дружными, - в этом гарантия счастливого будущего, - считал он. Всё в жизни взаимосвязано: нет будущего без исторического знания прошлого; как нет истинного настоящего бытия без осознания его нами. На местах бесчисленных боёв стоят старые пушки как память о мужестве. Волга струится у набережных возрождённого города, и отражение в вечерней реке мирных огней похоже на орденскую ленту героев, которые в  2013 году со всей планетой отмечали 70-летие великой Победы Сталинградской битвы.



В память об этом знаменательном событии, вошедшем в историю как "Заря Победы Великой Отечественной войны",  в доме С.А. Микиртычяна  его вдова  Лидия Ивановна наряду с орденами защитника Сталинграда  бережно хранит поздравительные  телеграммы от главы администрации Волгоградской области А.С. Бровко, зам. Главы администрации губернатора Ростовской области А.И. Бедрика.  Ведь её муж,  солдат, родом из Сыр-Дарьи, на протяжении всей долгой  послевоенной жизни ощущал себя частицей  всего непобедимого героического  народа Донского края, несмотря на новоиспечённые географические и административные границы. В этом году с чувством глубокой скорби вместе с семьёй Микиртычян мы восприняли известие о кончине последнего защитника Дома Павловых, героя Сталинградской битвы Камолжона Тургунова. Имя Камолжона Тургунова рядом с именем Сурена Микиртычяна навсегда останутся в нашей памяти. Их героический путь будет служить нынешним и будущим поколениям высшим примером патриотизма, нравственности, верности долгу и любви к Родине.



В этом году в честь 70-летия великой Победы над фашизмом, верная многолетней нерушимой традиции,  Лидия Ивановна пригласила к себе домой друзей С.А. Микиртычяна, чтобы отдать дань светлой  памяти  защитникам Сталинграда и другим ветеранам войны, которым мы обязаны  мирным небом над головой. Никого из гостей не минула вторая мировая война стороной: наши отцы и деды, не жалея живота,  ковали эту Победу в Великой Отечественной войне на века. Мы не должны предавать их подвиг и забывать об этом.


         В дни празднования Победы, памяти  и почестей ежегодно общественность Узбекистана  не только возрождает в полном смысле справедливость к памяти защитников родной земли, но и проявляет в полной мере чуткое внимание к ветеранам войны и трудового тыла, вынесшим на своих  плечах всю тяжесть суровых военных лет. В день Победы 9 мая 2015 г. главы и представители 35 дипломатических миссий и международных организаций, аккредитованных в Узбекистане,  утром  возложат  венки к Монументу Скорбящей матери на ташкентской центральной площади Мустакиллик и  Мемориале Боевой славы (Волгоградское мемориальное кладбище). Более 500 ветеранам Великой Отечественной войны и участникам трудового фронта оказана материальная помощь. В эти дни сотрудники Посольства передали поздравления президента Российской Федерации Владимира Путина  фронтовикам – гражданам России, проживающим в нашей стране, и коренным узбекистанцам, ветеранам войны и трудового фронта.
В канун Дня победы в Махаллинском комитете Яккасарайского района стоит горячая пора. Советник («маслахатчи») Наргиза Турсуновна Артыкова снова и снова проверяет списки ветеранов войны, чтобы никого не обойти вниманием. Здесь готовятся достойно поздравить с юбилейным праздником Победы здравствующих 5 ветеранов  войны и  33 ветеранов трудового фронта. На торжественном обеде  8 мая каждому ветерану вручат денежное вознаграждение размером 800 тысяч сумов  от Президента Уз И.А. Каримова, подарочные пакеты от  Махаллинского комитета, Общества пенсионеров и окажут дополнительную спонсорскую помощь в виде продуктовой корзины.
В Республиканском специализированном музыкальном академическом лицее имени В.А. Успенского состоялась встреча с ветеранами войны и  трудового фронта, а также «детьми войны», подготовленная  заместителем директора лицея по духовности и просветительству С. Т. Абдурахмоновой. Был показан документальный фильм «Дети войны» (2010 г.) режиссёра Джасура  Исхакова по сценарию Мастуры  Исхаковой, снятый оператором,  продюсером фильма, руководителем  студии «PR-Media Tashkent»,  их сыном Сардором.
Вынужденные мигранты военных лет Майя Шумская, Станислав Мансуров-Когниченко, Елена Бобер, а также ветеран трудового фронта, уроженец Ташкента,  профессор  Государственной консерватории Узбекистана Виталий Львович Мелкомини и другие герои фильма с экрана рассказывали о своём военном полуголодном детстве в глубоком, спасительном для них азиатском тылу. Невыдуманные рассказы очевидцев -  «детей войны» подтверждали  кадры документальной кинохроники прошлых лет. Каждый зритель  в зале понимал, что «это нужно не мёртвым – это нужно живым»:
Ташкенту
«Когда взлетали к небу города
И дыбом уносились ввысь деревни,
Издалека, величественный, древний,
Сиял Ташкент,
как добрая звезда.
Да он и вправду доброй был звездой
И самым щедрым городом на свете:
Великой опаленные бедой,
К нему стекались женщины и дети»
Юлия Друнина.  

Документальный фильм отражал суровую и одновременно гуманную историю Победы, затрагивающую  всех выходцев из бывшего Союза. В годы второй мировой войны узбекский народ принял в свои семьи сотни тысяч беженцев из фронтовых и прифронтовых территорий Европы, оккупированных фашистскими захватчиками. Первые эшелоны с беженцами прибыли в Узбекистан 17 июня 1941 года. В общей сложности, в годы войны республика приняла 1,5 млн беженцев, среди которых было  более 250 тысяч осиротевших детей.
В эти дни мы вспоминаем страницы из романа Дины Рубиной «На солнечной стороне улицы", в котором она передаёт воспоминания эмигранта, бывшего ташкентца, одного из свидетелей  южной эвакуации:
— Да нет, милая вы моя, все не так скоро делалось! И вообще, делалось-то как бы и не людьми, а безумной воронкой эпохи, которая всасывала всех нас в какую-то гигантскую утробу оцепенелого ужаса, голода и хаоса войны... 
       Вы извините, что я так сразу, и сразу — с критикой. Вы сказали, что собираете воспоминания бывших ташкентцев, как вы выразились — "голоса унесенных ветром" — ну, и я обрадовался. И хотя в Ташкенте я был только в детстве, в эвакуации, а потом вернулся в Саратов, я все же считаю себя вправе тоже "подать голос". Так что вот, посылаю запись... 
       ... Я-то помню кое-что из того времени, хотя был совсем пацаном... — так, картинки отдельные. Представьте, что на некий азиатский город сваливается миллион вшивого, беглого оборванного люда... На вокзал прибывают эшелоны за эшелонами, город уже не принимает. И это разносится по вагонам, люди передают друг другу: "город не принимает... не принимает... не дают прописку". 
       И все-таки горемычные толпы вываливались из поездов и оставались на привокзальной площади, расстилали одеяла на земле и садились, рассаживались целыми семьями в пыли под солнцем. Ступить уже было негде, приходилось высматривать — куда ногу поставить... А прибывали все новые, новые оборванцы... бродили по площади, встречали знакомых, спрашивали друг друга: "Вы сколько сидите?" Узнавали новости о близких, приходили в отчаяние... И все-таки сидели... 
       И мы с мамой сидели, изо дня в день... потому что ехать дальше — означало гибель, а в Ташкенте все-таки выживали, все-таки цеплялись за какую-то работу, жизнь вытягивала соломинкой надежды. 
       Помню, на этой, залитой солнцем и застланной одеялами площади лежала женщина в беспамятстве. У нее было сухое, обтянутое кожей лицо, и губы, иссеченные глубокими кровавыми трещинами. Кто-то сжалился и смазал эти кровоточащие трещины постным маслом, и вдруг она, не открывая глаз, судорожно принялась слизывать масло с губ... »[2].
Евгений Евтушенко в поэме «Фуку» (1963-1985) вспоминает: «Всё моё военное детство было в долг. Мне давали в долг без отдачи хлеб, кров, деньги, ласку, добрые советы и даже продуктовые карточки. Никто не ждал, что я это верну, да и я не обещал и обещать не мог. А вот возвращаю, до сих пор возвращаю…
«От разделённых крошек хлебных
и  жизнь продлится.
Единственная роскошь бедных –
всегда делиться»[3].
Пострадавших с первых дней войны детей обеспечивали всем необходимым на государственном и частном уровнях. В детские дома выстраивались очереди на усыновление пострадавших малышей. Тогда Гафур Гулям написал своё известное стихотворение «Ты не сирота»:

«Разве ты сирота?.. Успокойся, родной!
Словно доброе солнце, склонясь над тобой,
Материнской, глубокой любовью полна,
Бережёт твоё детство большая страна»
(перевод Светланы Сомовой).

Второго мая 2015 года галерея BONUM FACTUM  открыла  выставку (она будет работать до 15 05 15), приуроченную ко Дню памяти и почестей:  «На улице Весна». «Весна» для  современного человека значит: голубое и мирное небо, солнечное утро и смех детей, запускающих воздушных змей …. В годы войны для  Ташкента слово «Весна» означало - надежда, уют, тепло и добрые руки.
Улица «Весна» - это начало другой жизни эвакуированных людей, которые приезжали с прифронтовой полосы  из разрушенных городов и сел целыми составами, где большей частью были больные голодные дети. На этой улице  был открыт карантинный дом.  Здесь дети находились в течение двух недель под надзором врачей, и только после этого их распределяли по регионам и переводили в обычные детские дома.
Многие знали улицу Весны. С утра и до вечера шли сюда люди. Одни — в поисках собственных детей, другие — предложить помощь, третьи — чтоб взять себе ребенка. Две тысячи детей было взято только в карантинном доме. А всего за годы войны Узбекистан приютил, согрел, вернул к жизни, как мы уже знаем,  более 250 тысяч осиротевших эвакуированных детей.
Анна Ахматова, три весны прожившая в Ташкенте (1941-1944) и  издавшая здесь книгу избранных стихов в 1943 году, с благодарностью писала: «Нам родина пристанище дала…». Она  считала Гафура Гуляма одним из лучших поэтов Востока и особенно любила стихотворение, у которого была своя невыдуманная история. О ней рассказала Светлана Сомова в очерке «Мне дали имя  - Анна»[4].
 Один командир полка, майор, потерял всю семью на временно оккупированной врагом территории.  В «Правде» он прочитал стихотворение: «Если жив твой отец,  – беспокойная тень пусть не тронет его средь грозы и огня, пусть он знает: растёт его сын у меня!» - и написал в Ташкент автору этих  строк Г. Гуляму  о своей беде. Вскоре он получил радостную весть о том, что его сын нашёлся и проживает в Ташкентском детском доме.
 В частных семьях и в детских домах вырастали настоящие  интернационалисты, знающие узбекский, как родной свой русский язык. Многие уезжали из Средней Азии со слезами на глазах, но ещё больше из них  навсегда остались на гостеприимной узбекской земле. Люди, обретшие в Узбекистане второй дом, тепло родительских сердец, по сей день помнят гуманизм, проявленный узбекским народом в годы второй мировой войны.
Ветеран Великой Отечественной войны, наш земляк Григорий Ишханович Каприелов,  призывает молодое поколение беречь мир,  ценить любовь и сострадание к близким и помнить родную историю, не допускать извращения исторической правды о минувшей войне. На творческих встречах с молодёжью И.Г. Каприелов  часто декламирует стихотворение его любимого аварского поэта Расула Гамзатова о ценности дружбы между народами.
Внучка известного  музыканта, ветерана трудового фронта  профессора Государственной  консерватории Узбекистана Виталия Львовича Мелкомини, одного из героев фильма «Дети войны», сестра рано ушедшего из жизни Льва Глебовича Коваля,  научного исследователя «Интонирования узбекской традиционной музыки»,   журналист И.Г. Коваль-Файнберг вспоминает о том, как жизнь их семьи прошла в стенах консерватории и была связана с музыкальной и театральной жизнью узбекской столицы даже в годы военного лихолетья:
- Моя мама  была пианисткой, но умела играть и на аккордеоне, она организовывала для детей «новогодние ёлки». Мой  дядя Юрий Мелкомини работал в Русском драматическом театре имени А.М. Горького. Он успел закончить театральное училище во время войны. Все актеры театра, как известно,  получали бронь. Юра  от брони отказался и пошел на фронт.   В 1943 году  он был тяжело ранен в Курско–Орловской битве. Его привезли в Москву в госпиталь, и там он скончался от полученных  ранений, всего лишь  месяц не дожив  до своих  20 лет.  Похоронен мой дядя  на братских могилах  на Востриковском  кладбище.
Мой дядя был очень талантливый актер, он играл Серано де Бержерака. К сожалению, в музее ташкентской средней  64-ой школы, где он учился, не сохранились афиши и  фотографии из нашего  семейного архива. Но там до сих пор стоит  стела с фамилиями выпускников, погибших на фронтах второй мировой войны, среди которых  фамилия  моего дяди. Я об этом опубликовала статью: «Он ушёл воевать».   
Елена Бобер, героиня фильма «Дети войны» рассказала о жизни в детском доме с музыкальным профилем для особо одарённых детей, хотя она себя вундеркиндом не считает. Из их детского дома вышли известные артисты, музыканты, композиторы. Весомый вклад в гармоничное и эстетическое воспитание детей, живущих в домах милосердия Узбекистана, вносит в настоящее время Республиканский общественный детский фонд милосердия «Sen Yolgiz Emassan». Фонд разрабатывает и реализует программы для детей и молодёжи.
Языковед, кандидат филологических наук Клара Алимовна Шарафутдинова, дочь  без вести пропавшего  в войну учёного, писателя, литературоведа Алима Шарафутдинова, исследователя творчества родоначальника узбекской классической литературы А. Навои. Фильм «Дети войны» на неё произвёл большое впечатление.
 Фильм «Дети войны» ещё раз наглядно напомнил нам,   что столица Узбекистана в трагическую пору военного лихолетья (1941-1945) выполняла одновременно несколько функций. Из районов боевых действий в Узбекистан были эвакуированы 100 крупных промышленных предприятий. Узбекская столица не только снабжала фронт отважными солдатами, боеприпасами, продовольствием, но оставалась приютом для беженцев и эвакуированных граждан России, Украины и других советских республик. Мы должны помнить, что   Москву, Ленинград, Сталинград, Смоленск, Брест, Киев, Минск  и  другие города-герои  защищали также воины-узбекистанцы,  которые вместе  с братьями-славянами положили свои головы на алтарь общей Победы, но отстояли от фашистской чумы единую для всех родину.  Полтора миллиона узбекистанцев участвовали в боях с фашизмом. Из них 435 тысяч не вернулись с полей сражения: 263 тысячи человек погибли, более 132 тысяч пропали без вести, 60 тысяч остались инвалидами. За мужество и отвагу 170 тысяч наших соотечественников были награждены орденами и медалями, 338 - удостоены звания Героя Советского Союза.
Медалью «За оборону Москвы» было награждено 1753 воина-узбека. Стрелковая часть, сформированная в Узбекистане, освободила 102 населенных пункта и 3 крупных железнодорожных узла, уничтожила более десяти тысяч гитлеровцев. За героизм, проявленный солдатами и офицерами в сражении за Днепр, около двух тысяч бойцов и командиров были удостоены высокого звания Героя Советского Союза, среди них 45 воинов-узбекистанцев.






В ходе войны из среды узбеков выросли тысячи талантливых офицеров. Первый узбекский генерал-майор гвардии  Сабир Рахимов (1902-1945), сын батрака, ушел на фронт в звании майора. Вскоре он стал командиром дивизии, которая прошла с боями от Сталинграда до Данцига, участвовала в ожесточенных сражениях за Ельню и Ростов, в борьбе за Донбас, на просторах Кубани, у отрогов Кавказских гор. Сабиру Рахимову было присвоено звание генерал-майора. Сталинградская дважды орденоносная гвардейская дивизия, которой командовал генерал Рахимов, участвовала в освобождении Белоруссии и Польши, в разгроме немецко-фашистских войск в Восточной Пруссии. При штурме крепости Гданьск Сабир Рахимов был смертельно ранен. В настоящее время его могиле можно поклониться на Мемориале Боевой славы (Волгоградское мемориальное кладбище) в Ташкенте.
Велик и до конца недооценён вклад узбекистанцев в историческую победу во второй мировой войне. Их имена  начертаны на скрижалях  российской истории, как  высечены имена погибших солдат Великой Отечественной войны на Стене памяти  в центре узбекской столицы на площади Мустакиллик («Независимости») и Мемориале воинского кладбища на бывшей Волгоградской улице (ныне улица Чопаната). Он был открыт в 1975 году на месте захоронения полутора тысяч воинов, погибших в госпиталях Ташкента, глубокого южного тыла на фронтах Великой  Отечественной войны. Здесь похоронены рядовые солдаты и 27 героев Советского Союза.



В настоящее время в Узбекистане проживает 7 тысяч ветеранов второй мировой войны и 17 тысяч ветеранов  трудового тыла. Наши соотечественники, не дожившие до 70-ой годовщины великой Победы, -   С. Микиртычян, К. Тургунов,  Р. Матевосян, И. Хакимов, К. Хакимов, Т. Саллахутдинов, И. Малох, их боевые друзья - сталинградец А. Цыганков, ереванец С. Мирзоян и многие другие,  а также ныне  здравствующие ветераны войны Г.И. Каприелов, А. Азатян,  Г. Арутюнов, Н. Григорян, А. Атаян, К. Аветитсян, Г. Газаров… – все они относятся к  людям особой воинской закалки. Они  представляют то старшее поколение советских людей, мужеством и величием духа которого не перестаёт восхищаться весь мир даже после распада Советского Союза. Во имя спасения мировой цивилизации от фашистских захватчиков, во имя всеобщего мира и счастья миллионов людей на земле они шли на смертный бой, делали всё для того, чтобы приблизить радостный час общей Победы.
Два года назад, в канун  праздника - 8 мая - в ЛТО «Данко» в доме-музее  композитора С. Юдакова состоялась встреча с Виктором Павловичем Чиркиным. Он показал ценную фотоэкспозицию  из архива своего отца, штабного фотографа-ординарца Павла Матвеевича Чиркина при  генерале-лейтенанте 5-ой ударной Армии Фёдора Ефимовича  Бокова. «Мгновения победы» -  это документальная фотохроника Великой Отечественной войны, увековечившая известных и безымянных героев.
В исторической  речи Владимир Путин на параде, посвящённом 70-летию Победы в Великой Отечественной войне, отметил: «Мы преклоняемся перед всеми, кто насмерть стоял за каждую улицу, каждый дом, каждый рубеж Отчизны. <…> Сегодня, отмечая эту священную юбилейную дату, мы вновь осознаём всю грандиозность Победы над нацизмом. Гордимся, что именно наши отцы и деды смогли одолеть, сокрушить и уничтожить эту тёмную силу. Гитлеровская авантюра стала ужасным уроком для всего мирового сообщества. Тогда, в 30-е годы прошлого века, просвещённая Европа не сразу увидела смертоносную угрозу в идеологии нацизма. И сейчас, спустя 70 лет, история вновь взывает к нашему разуму и к нашей бдительности. Мы не должны забывать, что идеи расового превосходства и исключительности привели к самой кровопролитной войне. В неё было вовлечено почти 80 процентов населения Земли. Порабощены, оккупированы многие государства Европы. Советский Союз принял на себя самые жестокие удары врага. Сюда были стянуты – отборные группировки нацистов. Сосредоточена вся их военная мощь. Здесь проходили крупнейшие по количеству войск и техники, решающие битвы Второй мировой. И закономерно, что именно Красная Армия в результате сокрушительного штурма Берлина поставила победную точку в войне с гитлеровской Германией.
За свободу родной земли боролся весь многонациональный народ. Все несли тяжелейшую ношу войны. И все вместе совершили бессмертный подвиг спасения Отечества. Определили исход Второй мировой войны. Освободили от нацистов народы Европы. И где бы ни жили сегодня ветераны Великой Отечественной, они должны знать, что здесь, в России, мы высоко чтим их стойкость, мужество и верность фронтовому братству.
Великая Победа навсегда останется героической вершиной истории нашей страны. Но мы помним и о наших союзниках по антигитлеровской коалиции. Благодарны народам Великобритании и Франции, Соединённых Штатов Америки за их вклад в Победу. Благодарны антифашистам разных стран, которые самоотверженно боролись в партизанских отрядах и в подполье. В том числе и в самой Германии. Помним историческую встречу союзников на Эльбе. То доверие и единство, которые стали нашим общим наследием, примером объединения народов ради мира и стабильности. Именно эти ценности легли в основу послевоенного мирового устройства. Была создана Организация Объединённых Наций, сформирована система современного международного права. Эти институты на деле доказали свою эффективность в разрешении споров и конфликтов. Однако в последние десятилетия всё чаще стали игнорироваться базовые принципы международного сотрудничества. Те принципы, которые были выстраданы человечеством после глобальных испытаний войны.
Мы видели попытки создания однополярного мира, видим, как набирает обороты силовое блоковое мышление. Всё это подтачивает устойчивость мирового развития. И нашей общей задачей должна стать выработка системы равной безопасности для всех государств. Системы, адекватной современным угрозам, построенной на региональной и глобальной, внеблоковой основе. Только тогда мы обеспечим мир и спокойствие на планете.
Дорогие друзья! Мы приветствуем сегодня всех наших зарубежных гостей и выражаем особую признательность представителям стран, которые сражались с нацизмом и японским милитаризмом. Вместе с российскими военными по Красной площади пройдут парадные расчёты ещё десяти государств. Это представители Азербайджана, Армении, Беларуси, Киргизии, Казахстана, Таджикистана. Их деды и прадеды были плечом к плечу – и на фронте, и в тылу. Это посланцы Китая, который, как и Советский Союз, потерял в этой войне многие и многие миллионы людей. И через который проходил главный фронт борьбы с милитаризмом в Азии. Отважно бились с нацистами и воины Индии. Твёрдое, непримиримое сопротивление фашистам оказали сербы. На протяжении всей войны нашу страну активно поддерживала Монголия. И сейчас в едином парадном строю – уже внуки и правнуки военного поколения. День Победы – наш общий праздник. Ведь Великая Отечественная была битвой за будущее всего человечества.
Наши отцы и деды пережили невыносимые страдания, лишения и утраты. Работали на износ, на пределе человеческих сил. Воевали не щадя своей жизни. Показали пример благородства и подлинного патриотизма.
Мы преклоняемся перед всеми, кто насмерть стоял за каждую улицу, каждый дом, каждый рубеж Отчизны. Кто погиб в жестоких боях под Москвой и Сталинградом, на Курской дуге и Днепре. Кто умер от голода и холода в непокорённом Ленинграде. Был замучен в концлагерях, в плену, в оккупации. Мы склоняем головы перед светлой памятью сыновей, дочерей, отцов, матерей, дедов, мужей, жён, братьев, сестёр, однополчан, родных, друзей. Всех, кто не вернулся с войны. Всех, кого уже нет с нами.
Объявляется минута молчания…»
Девятого мая в Ташкенте  в Соборе Успения Божeй Матери  на Госпитальном состоялся молебен по погибшим воинам . После этого прихожане зажгли свечи в честь памяти павших и 70-ой годовщины со дня Победы!.. Хор спел песню "День Победы":  было очень красиво и трогательно. Незнакомые люди в едином душевном порыве поздравляли всех с Великой Победой и  желали  друг другу мирного неба над головой.
 Девятого мая на  параде в честь 70-ой годовщины Победы на Красной площади в Москве Главнокомандующий вооружённых сил РФ В.В. Путин  ещё раз всему миру напомнил, что российский народ всегда будет отстаивать правду о войне: «День Победы» - это, прежде всего, символ единства многонациональной России», праздник славы и триумфа, напоминание нам о том, что сильного и коварного  врага можно побеждать  не только силой оружия, но и силой духа, сплочённости и веры  всего народа. Молодое поколение должно помнить, что они наследники победителей и равняться на знамя Победы: «Слава народу Победителю! С днём великой победы!».



Восьмого и девятого мая в узбекской столице состоялся праздничный концерт в Театре музыкальной комедии (оперетты). На нём прозвучала «несмолкающей колокольней»   песня «День Победы» в торжественном исполнении ведущего солиста  ГАБТ им. А. Навои Махмуда Рузиева, артистов  оперетты  и благодарной публики в едином воодушевлённом порыве на одном дыхании. Песня, написанная авторами - Давидом Тухмановым и Владимиром Харитоновым к 30-летию Победы, стала своеобразным символом праздника. День Победы, памяти и почестей в узбекской столице завершится праздничным артиллерийским салютом.
Война ни в коей мере не ожесточила советских людей, а напротив,  словно помогла  обнаружить в них душевную мягкость и человечность, светлые, ясные, чуткие отношения друг к другу, природе, своей  родине. Свидетельство тому – произведения литературы, музыки и  изобразительного искусства, кинематографа на военную тему. В них необычайно возросло  документальное и, как следствие,  эмоциональное личностное  начало и расширилась сфера душевных переживаний героев.



К величайшему огорчению, судя по множеству современных выступлений, публикаций и телевизионных передач на тему противостояния детей и отцов, ветеранов войны и послевоенного, а также совсем молодого  поколения, некоторые  «Иваны, не помнящие родства»,   независимо  от национальности, часто забывают о своих престарелых родителях и дедах,  уроках истории. Об этом пишет в интернете Л.С. Броневой:

- К Советскому Союзу у меня отношение однозначное, и ностальгии я ничьей не понимаю. «Два чувства дивно близки нам»: голод и страх. Вот их я и помню, они меня всю жизнь сопровождали, хотя, конечно, ослабели потом… Ничем, кроме дикого страха, эта власть не держалась, я это про нее понимал и не скрывал особо – они, видимо, сами всё про себя понимали в последние годы, так что многое мне сходило с рук. Когда снимали «Мгновения», был на фильме консультант от органов. Он тихо сидел, не вмешивался, только однажды Лиознова меня подзывает и говорит: они бы хотели, чтобы Мюллер в картине пытал какого-нибудь генерала, а то уж больно выходит интеллектуал… Я подошел к консультанту и спрашиваю: какого генерала мне пытать? Если немецкого – ладно, а если советского – у вас это всегда лучше получалось.
- Войну выиграли пространством, которое, в самом деле, поглотит любого захватчика нечеловеческими жертвами, которых могло быть меньше, – вы же не станете, думаю, называть Жукова великим военачальником и поддерживать его нынешний культ? Войну выиграли потому, что самонадеянным безумцем был Гитлер, надеявшийся завершить блицкриг до холодов. А еще потому, что любой провозглашающий лозунг «Бей жидов» обязательно проигрывает. Это сказал мне один старый еврей в сорок втором году, когда исход войны был далеко не очевиден. Если бы Гитлер пошел против коммунистов, но не против евреев, – поддержка его, в том числе всемирная, могла быть больше в разы. Я тогда не поверил: «Неужели евреи поддержали бы Гитлера?» «Поддерживают же они Сталина», – сказал старый еврей и был прав, вероятно.
Скажу о национализме, который я ненавижу. Посмотрите, как третируют гастарбайтеров.  А сколько тысяч эвакуированных приняла Средняя Азия, последней лепешкой делились, словом никто не попрекнул?! В Сибири, на Урале — и то дразнили «выковырянными», а в Казахстане, Узбекистане — никогда. Почему сегодня не вспомнить это? Вообще, мне кажется, это сознательная линия - на торжество идиотизма, а точней – на повальную депрофессионализацию, потому что в своем профессиональном качестве я телевидению в последние годы ни разу не понадобился. Один раз меня позвали спеть песенку в «Нашу гавань», и я при всем почтении к Успенскому не пошел, потому что занимаюсь не пением; в другой раз мною заинтересовался Малахов, но этот интерес не взаимен. В собственном качестве мы никому не нужны: в любом, но – только в чужом! Я смотрю «Культуру», все больше напоминающую резервацию, а в национальной политике, направленной на создание стада, участвовать не хочу[5].
"Моя среда обитания – люди, которые говорят правду и не скрывают ее, рискуя собой. У Варлама Шаламова есть божественные стихи: "Меня застрелят на границе, границе совести моей, и кровь моя зальет страницы, что так тревожили друзей". Это про меня", – подытожила Народная артистка России Лия Ахеджакова, известная своими проукраинскими взглядами, во время телеинтервью расплакалась, говоря о войне на Донбассе.








Наследники победителей исторические примеры  самоотверженного благородства  и героизма жителей Узбекистана, их вклад в общую Победу  не должны забывать никогда! Ведь это наша общая победа добра над злом! Сегодня мы с гордостью и благодарностью говорим всем ветеранам войны: «Ваша Победа в Великой Отечественной войне дала жизнь нам!»

Гуарик Багдасарова





[1] Председатель - Георгий Минасович Саркисов, заместители -   Валерий Рубенович Габрильянц, члены Правления - Г. Дериникян (ушел из жизни)  А. Саркисян (ушел из жизни),  Г. Сааков, В.Сафаров, С. Алтунянц и другие.
[2]Дина Рубина. На солнечной стороне улице (отрывок из романа). Veb-site: «Страницы о Ташкенте».
[3] Евтушенко Евг. Почти напоследок. – М.: Молодая гвардия, 1985. С.101, 129
[4] Очерк впервые опубликван в журнале «Москва», № 3, 1984; а также:
//Ахматовский ташкентиский альманах (выпуск 2),- Т.: Клуб-музей Ахматовой «Мангалочий дворик», 2003. С. 48
[5] Леонид Броневой играл Мюллера в фильме "Семнадцать мгновений весны»