понедельник, 31 октября 2016 г.

ПОЭТИЧЕСКАЯ ПЕРЕКЛИЧКА



Ольга Абишева

Люблю твой голос звонкий… 

Поэту Гуарик Багдасаровой

Люблю твой голос звонкий,
взгляда прямоту,
Когда от всей души
и искренность от сердца.
Я  узнаю в тебе открытость детства,
И окрылённость, и ребёнка  чистоту.

Так пусть благословенный свет любви
Хранит тебя  в превратностях судьбы!

2015

Наталья Быкова

Пусть цветёт твоё сердце…

                                               Гуарик Багдасаровой

Пусть цветет твое сердце цветком зацелованным
И блестят лепестки от росы бриллиантами
Пусть оно остается любовью взволнованным
И душа насладится... любви ароматами.

Пусть тебя не коснутся осенние дождики
И над облачным домом распустится радуга
На холсте облаков нарисуют художники
Образ твой, что меня и волнует и радует.

Сновиденья твои волшебством пусть наполнятся
И мечты твои станут счастливой реальностью
Кружева твоих грез пусть надолго запомнятся
То, что хочешь забыть, станет просто банальностью.

Пусть раскроется сердце душистой магнолией
И два сильных крыла никогда не сломаются
Я, конечно,  еще не сказала многое...
Но пусть счастье твое никогда не кончается.
27 10 10

Александр Евсеев
Левитация души
Гуарик Багдасаровой

Поэту очень трудно в этой жизни,
Душа в полёте творческом живёт,
У языков злых много механизмов,
Стремящихся прервать такой полёт.

В словах они таятся и в поступках
Завистников, желающих сгубить
В душе всё то, что дорого и хрупко,
Благодаря чему она способна жить.

Обманом или лестью душу ранят,
Намеренно ей причиняя боль,
Но щит она надёжный обретает
Тех, с кем не страшно в воду и огонь.

Ничто над левитацией не властно,
Законы все бессильны, ведь она
Источник вдохновения прекрасный,
Когда душа от тяжких ран больна.

Она незримо душу исцеляет,
В которой зарождается строка.
Душа стихами это подтверждает.
Поэту не нужна мышиная возня.
20 11 16


Причастие  волшебству
Гуарик Багдасаровой

В каждой буковке нежность.
В каждой строчке тепло.
Вера рядом с надеждой
И любви волшебство.

Стих и проза - всё дышит
Лаской прожитых дней.
Чьё-то сердце услышит,
Станет к ближним добрей.

«Близким эхом»  сольются
 диалоги в нежных стихах.
И в душе чужой отзовутся
Мысли добрые в вещих строках:


«Я причастна по жизни к познанью
Вечной истины праведных слов.
Сердцем людям всем я сострадаю,
Значит, верю в Добро и Любовь».

Олег Бордовский

***
Поэту Гуарик Багдасаровой

С Гуарик Багдасаровой – поэтом
Я дружен с давних пор. Горжусь, а строки эти
Все в ее честь. Ее улыбки светом
Озарено вокруг, она ведь на примете
У Неба, что дарует вдохновенье
Таким же, как она, кто оседлав Пегаса
На волнах поэтического часа
Порадует своим стихотвореньем.

Гуарик – гордость пишущего братства,
Филологический багаж ее огромен,
Охотно делится таким богатством
С тем, кто с молитвою к стиху, словно к иконе,
Склоняет мысль свою, украшенною рифмой.
Стихи и проза – жанр ее творений
Благословляется таинственною Нимфой
И учащает пульс сердцебиений.

Очаровательна, мобильна, лучезарна,
Приятен мудрый взгляд ее оценок,
Он – честный, объективный, ламинарный.
Способен оценить любой оттенок
В многообразном секторе искусства.

Виват, Гуарик,
                   так держать
и благозвучье продолжать!



Евгения Абалян
***
Г.Б.

И на джаз, и в оперетту,
И на праздничный концерт -
Лучший очерк в интернете,
Чтоб познал культуру свет.
Обо всём, что интересно,
Публикует повсеместно.
Образ светлый людям дарит
Багдасарова  Гуарик
2016

Пётр Корытко
Г.Б.
Прости меня…

Прости меня, что я не встретил
тебя в метельном феврале,
когда побитый стужей ветер
со стоном ползал по земле;
когда леса от страха стыли,
боясь, что солнце не взойдёт,
а дни с усмешкою дарили
сугробы жёсткие и лёд.

Прости меня, что не заметил
я в марте новую весну,
когда задорный свежий ветер
вскочил на синюю волну
и выплеснул в речные льдины
такие пригоршни тепла,
что выгнулись у лодок спины
от напряжения весла...

Прости, что первый одуванчик
тебе я в мае не срывал,
и на лицо и сарафанчик,
смеясь, пушинки не сдувал.
Прости меня! - Но ты простишь ли
теперь, в холодном ноябре,
когда тропинки все раскисли,
виски - в холодном серебре?..

Новосибирск, 2012

Алексей Кирдянов

Летний город
 Г.Б.

И вот –
             приходит мгла.
И город остывает:
Он сбрасывает жар
С асфальта
                   площадей.
Был полдень раскален.
Будь, полночь,
                        нежно-влажной!
Людские голоса
                            затихли -
Говорит
              со звездами арык.
13 07 09

Гуарик  Багдасарова

Созвездие Скорпиона

Памяти Александра Файнберга

Александр Файнберг  остался навек азиатом
В «вольных сонетах», поэме «Струна Рубайата».
Пророчески сокровенно звучали Поэта  стихи
В Молодёжке, Драматическом и  Ахматовке.

И светит нам созвездье Скорпиона,
Соловушкой свистит, ничуть не охая,
Струна живая  балалайки скомороха,
И вторят грустно ей рубаб и бедана.

И надо всем «Прощальная Поэта» -
Ушёл Творец и смертным дал завет:
«Даже попранный прахом, поэт остаётся поэтом,
В этом высшая правда. И музыка  высшая в этом».

Ташкент, 14 10 15


Дилогия к презентации  книги  Олега Бордовского
 «На волнах вдохновения»

 «Поэтики глубин я ревностный старатель»
Олег Бордовский.

О лега знает столичный весь бомонд.
Л адья на бурных волнах вдохновенья
Е го в заветный вольный край несёт,
Г де правит бал Эвтерпа с флейтой.

Б удь то Ахматова, Бальмонт иль Фет,
О далживает мастер у классиков сонет.
Р ешаясь на рискованный эксперимент,
Д оводит  форму до ума и выдаёт  в ответ,
О дин лишь магистрал приняв за образец,
В енок сонетов из пятнадцати колец.
С онет классический, изящный, величавый:
К атрена два вначале, терцета два в финале.
И вся его премудрость, преданный читатель,
И  глубина - поэтики он ревностный старатель.

14 03 16

  Апрель

                                     
«Чимганский фестиваль – ты в сердце у меня»
Олег Бордовский.

Апрель. Жара как в летний день.
Дурманит голову пахучая сирень.
Звенит повсюду весенняя свирель,
И скрипка плачет нежная в оркестре.

Букет тюльпанов яркий, пёстрый
Пылает как факел олимпийский.
С Чимганских гор привет альпийский
Сердечно Вам передаю, Маэстро!

03 04 16


Певчий дрозд
                                                                  Александру  Евсееву

В Ташкенте трещит и ломается лёд.    
Весь город осколками льда застеклён.
И дрозд на весеннем кларнете поёт.
За  окнами стелется благостный звон.
        
Апрель снова дарит дыханье весны,
Подснежники, ландыши, дивные сны.
Но жизни не знаем в житейской глуши,
Пока Певчий дрозд не протрубит стихи.

Поэт созидает, оставляет только слова.
Они закованы умело в слитки янтаря.
Им ведомы тайны огня, тепло очага.
В них вкраплены слёзы и светит заря.

Он людям напомнит, что вечна Любовь,
Ранимое сердце, сгорая, искрится вновь.
Поёт о ранней весне неприкаянный гость.
Лишь ведает Поэт, зачем послал его Господь.

Ташкент, 24 04 15

Твой звонкий голос…
Лауреату XYII фестиваля «Осенний аккорд-2016» Ольге Абишевой
                                 
Твой звонкий голос на фестивале
Летел до ярких звёзд на небесах.
Гитара плакала и задушевно пела.
В твоих искусных, ласковых руках.

В «Осенней песне» высоко в горах
Слились слова и музыка двух душ.
Две женщины – одна в своих стихах,
Другая звуками будили ночную тишь.

Лети же над горами, песня, птицей
И покоряй мелодией сердца людей!
Чтоб жизнью наслаждаться, дорожить,
Молиться, веровать, надеяться, любить.

2016

Евгении Абалян ко Дню рождения 

Е сли хочешь стать поэтом,
В ремечко на ветер не пускай!
Г де б ты ни была – служи завету:
Е сли  можешь – вирши сочиняй!
На злобу дня строчи и декламируй
И в шутку, и всерьёз, галопом и трусцой,
Я мб с хореем обуздай и двигайся рысцой!

А  время вынесет свой приговор.
Б ольшое видится на расстоянии:
А лмаз шлифует мастер рядовой.
Л юбовь рождает песнопения.
Я нтарь смолит, даруя  обновление.
На память - мой рецепт преображения.

С январским жарким  Днём рождения!

Ташкент, 05  01 16

Моим алматинским друзьям

                                      А.Д.  Хайленко и его семье

Алматы – город счастья и любви.
Алматы – город яблок и домбры.
Здесь я встретила своих друзей.
Здесь сбылись заветные мечты.

Поднялись мы на ледовую арену
Под названьем сказочным Медеу.
Сквозь мглу,  туман и облака
Пробивался перевал  Шымбулак.

Воздух здесь сухой и лёгкий.
Липы, ясень, ели, мачты-сосны
Приодели огненный наряд.
Хороводит, шурша, листопад.

Дастархан для гостей издалёка накрыт.
На столе баурсаки, казы и шашлык,
Куырдак и шубат, лагман и манты,
Знаменитый кочевний напиток кумыс
И, конечно, пряный казахский коньяк.

Бабье лето в разгаре над городом дышит.
И следы наши прячет в осенней листве.
Дирижируют судьбами ангелы свыше
И даруют нам музыку вечной любви.
Алматы, 24 09 14

А нас сроднил…

Алексею Кирдянову 

                                      «Вернусь я домой, и до старости
Забыть не сумею вояж»
А. Кирдянов. «Вояж в Буэнос-Айрес».

А нас сроднил открытый третий фестиваль поэзии.
Л ились стихи рекой поэтов неизвестных и великих.
Е щё не знала, что ты станешь другом для меня.
К ронштадт, Петродворец, Невский проспект, остров Елагин
С лились в стихах далёким эхом Северной Пальмиры.
Е катерининский дворец и Пушкина обитель витали в них.
И евразийский окоём на берегах Невы казался бледен.

К огда с тех пор десяток  лет развеялся, как дым,
И ты достиг вершин Парнаса в свите Аполлона
Р ядом с первыми наездниками крылатого Пегаса,
Д рузей расширился назначенный Эрато круг.
Я среди них твоя сестра по пиитическому цеху.
Но  в судный час мы все ответим за дела, а не за страх.
О лимп богов и муз не признаёт фальшивый литер.
В ояж в Буэнос-Айрес не сравнить с прогулкой в Питер!

Ташкент, 25 12 14

Джаз сквозь время

Президенту Ташкентского джаз-клуба имени Сергея Гилёва и  руководителю легендарного джаз-ансамбля "Братья Сафаровы и друзья" («Арцах») Владимиру  Сафарову 

Сквозь время больше полувека играет джаз.
О, эта музыка весны, стихии ветра и дождя.
О, эта музыка рокочущей любви - в тиши,
Когда аккорды расплескались на дне души.
Любите джаз! Играйте джаз! Танцуйте джаз!

Тогда услышишь и познаешь смысл любви,
Как отсвет запоздалый загадочной судьбы.
Мелодия проникнет пылающим восходом
И светом дух ваш ободрит в любую непогоду.
Любите джаз! Играйте джаз! Танцуйте джаз!

Романтики и бунтари, подвижники и бессребреники!
Искусство джаза пронесли сквозь  политические тернии.
Менялось всё вокруг -  названья века, улиц и страны.
А вы поныне «горячей музыке» верны - 
Любите джаз! Играйте джаз! Танцуйте джаз!

Сквозь время  больше полувека играет джаз «Арцах».

Ташкент, 17 0110

Последнее слово

Последнее слово ты скажешь  в  стихах.
Оно пронесётся ветром над зимним садом.
То слово, как  мартовский снег, в тисках:
Весной он лишь пыжится  быть снегопадом.

Последнее слово ты скажешь за нас двоих.
Последнее слово станет твоим озареньем.
Его не услышу из праведных  уст твоих.
Оно для  наперсников  нового Времени.

Вещее  слово  избранным будет известно.
Господь сохранил его в Новом Завете:
Закон любви и жертвы, не земли, а солнца,
Произнесённое  любящим сыном Господним.

Высветить тёмную жизнь в светозарное Слово –
Божественный дар будущее пророчествовать.
Речетворения в поэзе- и прозе-  извержении.
Последнее слово никогда не будет последним…

2015

Дорогие друзья! Приглашаем вас послушать  «Музыкально-поэтическую перекличку» лауреатов международного фестиваля «Осенний аккорд-2016»  - поэта  Гуарик Багдасаровой и барда Ольги Абишевой на познавательно-информационном радио «Ташкент»  04 11 16  в 7-30 утра на  fm 87,9. Приятного удачного начала дня со стихами и песнями на   радиоканале «Ташкент»! До скорой встречи!
                                              

воскресенье, 30 октября 2016 г.

Премьера оперы "Аида" на сцене ГАБТ им. А. Навои


           В ГАБТ  имени А. Навои 29 10 16  успешно состоялась премьера оперы «Аида» Джузеппе Верди.  Все в ней прекрасно: колоритная музыка, яркие образы и необычный сюжет, основанный на реальных исторических событиях. Известно, что автором сценария был известный египтолог О. Э. Мариетт, который позаимствовал сюжет из переведенного им древнего папируса. Над либретто работал Антонио Гисланцони. Премьера «Аиды» состоялась в Каире в 1871 году, и успех ее был величайшим. Его можно по праву назвать международным триумфом.
           Воистину, настоящее искусство возраста не имеет. Удивительно, но и по сей день этот спектакль не сходит практически со всех мировых сцен. Кстати, даже сам И.В. Сталин среди всех опер предпочитал именно «Аиду». Только в Метрополитен-опера  "Аида" исполнялась около 1100 раз. «Аиду» неоднократно экранизировали. Наибольшей известностью пользуется картина итальянского режиссёра Клементе Фракасси, снятая в 1953 г. с Софи Лорен и Лоисом Максвеллом в главных ролях. Как и во многих других фильмах, актёры шевелили губами, а зрители слышали синхронизированные записи настоящих оперных певцов. В наше  время "Торжественный марш" - самый известный номер из оперы "Аида" - используется по всему миру для приветствия футбольных команд.



Действие оперы «Аида», краткое содержание которой не передает всех тонкостей и коллизий сюжета, разворачивается во времена правления фараонов. Несмотря на историческую основу, на первый план выходит личная драма, классический любовный треугольник и жгучая ревность, которая ослепляет и рушит жизнь главных героев.
Сюжет оперы разворачивается в столице Древнего Египта – Мемфисе и рассказывает о временах противостояния египтян и эфиопов. В центре оперы оказывается история двух возлюбленных: эфиопской принцессы Аиды, которая теперь является рабыней при дворе фараона,  и Радамеса, начальника дворцовой стражи, назначенного полководцем. Несмотря на огромное и светлое чувство, вспыхнувшее между ними, им уготована печальная судьба. Ревнивая и мстительная дочь фараона Амнерис докладывает о сговоре между ними, и Радамеса заключают под стражу: ведь он пытался помочь и убежать с настоящими «врагами»  –  эфиопским царем Амонасро и его дочерью Аидой.
Заканчивается четырёхактная  опера весьма печально для всех героев – отец Аиды погибает при попытке бегства. Радамеса жрецы приговаривают к смертной казни в виде заточения в подземелье, а Амнерис остается только оплакивать свою любовь и винить во всем жестоких жрецов. Аида незаметно прокралась в склеп и три дня ждала там Радамеса, чтобы вместе со своим возлюбленным встретить смерть. В этом трагически-светлом финале - жизненная достоверность оперы. Заканчивается спектакль торжеством чувства долга и великой силой любви героев, которая не отступает ни перед какими испытаниями.
Все без исключения, кто был причастен к постановке и осуществлению на сцене одной из их лучших опер в истории музыки,  сравнивают это событие с творческой революцией в  жизни ГАБТ им. А. Навои. Об этом  перед началом спектакля для сайта «Культура.Уз»  убедительно рассказали три кита постановочной группы.
Режиссёр-постановщик, народный артист Узбекистана и Азербайджана, лауреат государственной премии, профессор Фирудин Сафаров:
-  Главная нагрузка в создании оперы «Аида»  легла на наши плечи с музыкальным руководителем и дирижёром – народной артисткой Узбекистана, лауреатом Государственной премии, профессором Дильбар Абдурахмановой, с которой мы вместе поставили около тридцати опер. В моей практике уже были такие  большие постановки как: «Пётр I», «Огненный ангел», «Отелло», «Пиковая дама», «Бал-маскарад», «Трубадур» - эти спектакли, как и новая премьера, тоже  свидетельствовали о  высоком  знаке  качества  нашего театрального коллектива.
Кор.- Что нового Вы внесли в возрождённую оперу «Аида», по сравнению со старой редакцией, автором которой Вы были?
- Мы  в новой постановке выразили современное отношение к этому спектаклю. За моей спиной более 60 спектаклей, и каждый раз я ставил перед собой новые задачи, даже по сравнению с мировыми театральными стандартами.  Я не могу повторяться – это не в моём характере.
Оперу «Аида»  я очень люблю и приступил к её постановке с желанием найти в ней много новых поворотов: это всегда трудно для любого режиссёра-постановщика. Для этого надо быть или очень хорошим специалистом, или лучше не браться за это вообще. 
Обратите внимание на экспозицию в опере, предшествующую событиям во дворце египетского фараона – церемонии освящения меча  Радамеса на алтаре богов и предвосхищения его победы! В шестой картине четвёртого действия  дочь фараона  Амнерис возвращает пленённого  полководца Радамеса в темницу. Картина завершается судом жрецов над Радамесом, который  обвиняет его в измене и присуждает бывшего полководца и героя войны к смертной казни. Я их сделал совершенно по-новому. В моей постановке   «Аиды» для зрителей будет совершенно неожиданный финал, не имеющий аналогов в мировой  постановочной части этой  известной оперы.
У меня очень сложные, психологически насыщенные мизансцены, например, в первой картине. Этих  находок очень много в постановке масштабной оперы: их, в целом, мог  реализовать  в спектакле только высокопрофессиональный работоспособный коллектив, которому я доверяю и в успех которого я  бесконечно верю и в будущем. Слабый коллектив не способен поставить такую сложную оперу как «Аида» Дж. Верди. По успеху «Аиды» можно будет судить о мировом профессиональном  уровне нашего театрального коллектива.
Корр.: -  Какие  Вы планируете  поставить ещё масштабные спектакли с коллективом, который, как вы утверждаете, сейчас находится на особом подъёме?
- Это, прежде всего, многослойная масштабная постановка по произведениям Алишера Навои «Пятерица»  из пяти частей, в которой также будут сложные сцены во всех отношениях: сценографии, музыки, игры актёров. Я как главный режиссёр, заинтересован, чтобы не сбавлять темп и чтобы профессиональный  уровень нашего коллектива всегда находился на взлёте. Только такой творчески растущий коллектив может радовать наших зрителей, для которых мы  работаем. Для меня очень важна оценка зрителей нашей постановки. Мы, в свою очередь, в тандеме с Дильбар Абдурахмановой будем  и дальше стараться поддерживать этот  высокий уровень  оперных постановок.
Во время генеральной репетиции и прогона спектакля «Аида» восьмидесятитрёхлетний  режиссёр-постановщик  Фирудин Сафаров не сидел на одном месте. Он крутился, как волчок,  то там, то здесь: мелькал то  в партере, то в ярусе, то заглядывал за кулисы, то погружался в оркестровую яму, проверяя на слух и цепкий взгляд, всё ли в порядке и готово  к открытию занавеса и началу спектакля.  Дильбар Абдурахманова, напротив, задолго до начала спектакля сидела неподвижно сосредоточенная на своём коронном дирижёрском кресле в тёмном платье с белым гипюровым ажурным воротничком, какой я её запомнила по парадному портрету Д.Р. Микулицкого: вновь и вновь она мысленно прогоняла в уме партитуру оперы. Интервью пришлось у неё брать прямо из оркестровой ямы.
Корр.: - Дильбар  Гулямовна!  Что для Вас лично означает новая  постановка «Аиды»?:
Дильбар Абдурахманова:
- Такие сложные в музыкальном отношении произведения мирового значения как «Аида» в действующем репертуаре всегда бывают показателем профессиональных возможностей театра и его оркестра. Однажды выдающийся певец Пласидо  Доминго сказал, что он не может в одно и то же время поставить «Трубадура» и «Аиду». У нас в ГАБТе постоянно в репертуаре одновременно идут большие балетные и оперные спектакли: «Кармен»,  «Спартак», «Трубадур», «Отелло», «Аида». Это говорит о том, что у нас много хороших исполнителей оперы и балета – это лицо нашего театра.
Художник-постановщик, Заслуженный работник культуры Узбекистана и главный художник  ГАБТ имени А. Навои Зубайдулло Батыров рассказал о своей работе над новым спектаклем и его художественном значении:
- «Аида» - бесспорно, шедевр мировой культуры. Когда-то он шёл в нашем репертуаре, потом его сняли из-за устаревшей постановки и ветхости декораций и других объективных причин. Теперь мы решили заново его возродить. Начали работать над  постановкой с мая этого года. Наша задача была вместе с главным режиссёром театра осуществить новую постановку, с учётом архитектуры,  живописи, монументальной скульптуры, рельефов,  красочной росписи на стенах гробниц и пирамид Древнего Египта. Для монументальных декораций мы избрали  преимущественно белый цвет, который мы точечно с различными оттенками  высвечиваем софитами во время действия спектакля. Надеюсь, зрители по достоинству оценят наш добросовестный самоотверженный труд.
Действительно, тщательно продуманная,  богатая, красочная, меняющаяся разнообразная сценография погружает нас в мир  Древнего Египта – государство высокой культуры. Сразу же в сценографии бросается в глаза архитектура, которая отличается колоссальностью: это  пирамиды, царские усыпальницы и гробницы в Гизе; храмы и дворцы с обширными дворами, капителями с орнаментом в виде лотоса, сфинксами и обелисками – всё в сменных декорациях напоминает Карнакский и Луксорский храмы около Фив, величественный храм-дворец «Лабиринт»  в Фаюме. Верх сцены исчерчен иероглифами на папирусе  – это говорит о том, что здесь издавна была распространена наука письма и основой либретто послужил исторический сюжет, увековеченный на древнем папирусе.


Художник по костюмам  Лодар Палванова создала роскошные одежды жрецов из льняной ткани,  в которых присутствует много золота, на ногах египтян лёгкие сандалии с высоким шнурованием голеней ног.  В интерьере комнаты дочери фарона Амнерис  во втором действии  –  дорогие керамические и бронзовые изделия, сосуды с  ароматизированными маслами и благовониями, в глубине сцены помещена цветная горка, составленная то ли из фруктов, то ли из каких-то лакомств. Много других живописных  деталей прикладного искусства воссоздают не только атмосферу, но и быт древних египтян.
Артисты балета и детской оперно-балетной студии возрождают в танцах массовые ритуальные сцены на древних фресках: ожившие в движении позы, точёные профили лиц, воздетые к небу жесты, предметы в руках, причёски повторяются, как в зеркальном отражении –  правдоподобное зазеркалье искусства.
Всё это  погружает нас в иную временную реальность, где древние люди поклоняются системе богов, среди которых главное божество - Солнце, и чью повседневную трудовую  жизнь организует глубокая долина реки Нил от Ассуана до Каира. Именно здесь ночью в храме богини Изиды у Нила в третьем действии оперного спектакля  происходят поворотные события – открытие «врагу» военной тайны, повлекшее за собой трагическую развязку в четвёртом заключительном действии – пленение и гибель главных героев – Радамеса и Аиды. Обречённые на гибель, Радамес и Аида, однако, впервые счастливы: они вместе. В этом величие классической оперы Дж. Верди «Аида».
Первые отзывы зрителей – журналистов и критиков - были преимущественно позитивными. Однако смущали отдельные моменты восприятия: чрезмерная затянутость постановки – спектакль шёл три часа. Были претензии к женским костюмам, которые в отдельных картинах походили на русские сарафаны, а головные уборы - на купеческие кокошники в стиле «аля-рус». Глаза уставали от  сумеречного освещения сцены: почти весь спектакль проходит в полумраке.  Из-за этого  слабого освещения  зрители почти не видят лиц персонажей, их мимики и отражения бури чувств - не только в  пении и жестах, но и желательно - на лицах героев.
Зато были великолепны хоры и духовые оркестранты,  впервые в новом спектакле выпущенные из-за кулис на большую сцену и играющие значительную роль в  развитии действия. Очень хороши -  от первой сцены до последней - были исполнители главных мужских партий: Радамес (тенор), начальник дворцовой стражи, влюблённый в Аиду, – Неъмат Синхабиби; Рамсес (бас), Царь Египта, враждующий с Эфиопией, - Заслуженный артист Узбекистана Хатам  Юлдашев; Рамфис (бас), верховный жрец, выносящий суровый приговор Радамесу, - Кирилл Борчанинов; Амонасро (баритон), отец Аиды, эфиопский царь – Ринат  Титеев; выразителен был также Гонец (тенор) – Александр Полонский.
Главные женские партии звучали с переменным успехом. Аида (сопрано),  плененная рабыня, которая является эфиопской принцессой, - Галина Голубкова -  была неравноценна в разных картинах: при хороших голосовых данных, ей в идеале не хватало  пластической выразительности и классической египетской стройности, царской осанки  Клеопатры  и божественной красоты Нефертити. На премьере партию Аиды исполняла Марина Полякова. Внешне она более подходила под образ Аиды, но вокально она уступает Голубковой. "У Голубковой голос ярче, и Полякова, мягко говоря,  не дотягивает верха", - заметили некоторые специалисты.
 В шестой картине  четвёртого действия особенно блистала Яника Багрянская (меццо-сопрано) -  разгневанная Амнерис,  дочь фараона, принцесса, влюбленная в Радамеса и не простившая ему  равнодушия к ней. Из чувства мести она возвращает Радамеса в темницу, обрекая его на верную гибель.  Некоторым зрителям показалось излишним, что исполнительница роли в порыве покаяния за свою месть возлюбленному, отдавая дань современной моде,  точнее, шаблону, спускается с авансцены в зрительный зал, обходит сцену и поднимается на неё вновь, нарушая дистанцию между искусством и действительностью, реальным и иллюзорным временем. Последняя заключительная мизансцена психологически очень убедительна: рухнув в безнадежной молитве на каменные плиты храма, лежит в траурной одежде сражённая горем Амнерис.
 В целом, по накалу страстей и изображению характеров опера «Аида»  Дж. Верди не уступает  шекспировским трагедиям. Если перефразировать  Вильяма Шекспира («Ромео и Джульетта»), то можно сказать: «Нет  повести печальнее на свете, чем повесть об Аиде и Радамесе».   
Гуарик Багдасарова