вторник, 26 февраля 2019 г.

150-летие "патриарха" новой поэзии Ованеса Туманяна и вековые армяно-русские литературно-культурные связи






В целом, поэзия Туманяна есть сама Армения.
                                                           В. Брюсов

 150-летие "патриарха" новой поэзии Ованеса Туманяна и вековые армяно-русские литературные связи 24 02 19 отметил Ташкентский армянский культурный центр (ТАКЦ) в Доме–музее Тамары Ханум в узбекской столице.
«Писал для всех и жил для всех» — эти слова знаменитого критика
Виссариона Григорьевича Белинского об Александре Сергеевиче Пушкине
вполне применимы к армянскому поэту Ованесу Туманяну (1869−1923),
переводившему Пушкина, Лермонтова, Некрасова и других русских поэтов
Золотого века на армянский язык так, что народ сызмала считал их своими
учителями-«вардапетами». Ещё при жизни Туманяна называли "поэтом всех армян". Произведения мастера слова известны и любимы в Армении, России, Узбекистане и далеко за их пределами по сей день.


Выдающийся армянский поэт и прозаик родился 19 февраля 1869 года
в селе Дсех (ныне Туманян) Лорийской области Армении. Начальное
образование получил в школе Джалалоглы, а затем — в гимназии Нерсесян в Тифлисе, но из-за материальных трудностей был вынужден оставить учёбу. Туманян начал писать с середины 1880-х годов, сотрудничал с армянскими газетами и журналами. Армянский литератор создавал произведения во всех основных жанрах, включая знаменитые туманяновские четверостишия, вобравшие в себя богатейший опыт гётевского стихотворчества и рубаи  Востока, — и получил широкую известность после выхода сборника «Стихотворения» в 1890-ых годах и антологии «Армянская поэзия» (1916) под редакцией Валерия Брюсова и Максима Горького.
     Туманян во многих своих произведениях обращается к жизни армянского крестьянства и различным сторонам традиционного уклада их жизни. Среди самых известных произведений поэта, писателя, сказочника и публициста: поэмы «Маро», «Сако из Лори», «Ануш», баллады «Ахтамар», «Парвана» и другие. В 1899 году в Тифлисе армянский писатель создал литературный клуб «Вернатун», куда вошли видные армянские поэты, писатели, художники и композиторы. Произведения Туманяна переводили Валерий Брюсов, Константин Бальмонт, Самуил Маршак, Иосиф Бродский, Мария Петровых, Белла Ахмадулина, Павло Тычина и другие.




Туманян никогда не был кабинетным поэтом и принимал активное участие не только в культурной, но и общественной жизни Закавказья. Во время межнациональных столкновений 1905-1907 гг., писатель,
имевший огромный авторитет среди всех слоёв населения, ездил по деревням и городам родных краёв с белым флагом для примирения народов. Благодаря его усилиям удалось избежать кровопролития. При этом в 1907г. власти на семь месяцев заточили Туманяна в тифлисскую тюрьму Метехи по обвинению в призыве к неподчинению властям. Именно там он написал гениальную сказку на основе средневековой армянской басни — «Капля мёда». Корней Чуковский, автор статьи о Туманяне, писал: «Того, кто написал «Каплю мёда», «Пёс и Кот», «Смерть мышонка», нельзя не причислить к плеяде первоклассных мастеров мирового искусства».
Ованес Туманян постоянно находился в гуще жизни, и его не оставляли тревожные думы о судьбах Армении,  за что он был награждён народным званием «Поэт всех армян», — стремился облегчить страдания народа, помочь своей родине, хотя и не представлял, каким путём это следует сделать. С непоколебимой верой ждал Туманян новых времён и приветствовал их. Обращаясь к соседним народам, он писал:

Над рубежом былых годин -
Заря грядущих дней!
Споем же вместе, как один,
Гимн ликованья ей!
Да будет песня та светла,
Пускай гремит вдали -
Да заглушится голос зла
Во всех углах земли.
(Пер. М. Шагинян)


Ованес Туманян ушёл из жизни почти сто лет назад, но и в наши дни
его произведения не потеряли оригинальности, заряда эмоций и способности побуждать к размышлениям, что ещё раз подтвердили участники и гости на литературно-музыкальном вечере в мемориальном музее Тамары Ханум по случаю 150-летнего юбилея армянского поэта. Организатор и ведущий встречи у "Нашего Очага", живой версии журнала армян Узбекистана, главный редактор журнала армянской общины Узбекистана "Деп Апага", Георгий Сааков, сообщил слушателям о масштабных мероприятиях к 150-летию Ованеса Туманяна. Они стартовали в Армении и продолжились по всему миру — юбилей писателя включён в план мероприятий на 2019 год по программе ЮНЕСКО: в ландшафтном парке Вилла Боргезе в Риме будет установлен памятник известному армянскому поэту Ованесу Туманяну, а в самой Армении в эти дни стартовал традиционный международный фестиваль кукольных театров «День туманяновской сказки», традиционно ежегодно собирающий кукольников с разных континентов. Юбилей писателя Ованеса Туманяна будет отмечаться в Армении на протяжении всего года, в т.ч. в начале апреля начнутся также традиционные «Туманяновские дни» — литературно-культурные мероприятия, которые продолжатся в течение месяца.



Георгий  Сааков в своём выступлении сделал акцент на  ясный, простой и в то же время глубокий, лаконичный и многое таящий в своей глубине стиль Туманяна, который так сформулировал свое творческое кредо: "Искусство должно быть ясным, прозрачным, как глаз, и как глаз, сложным". Выступавший выделил главное достоинство туманяновского наследия – его беспримерный гуманизм:
— Литературное наследие Туманяна – это его проникнутые идеями подлинного гуманизма поэмы, легенды, сказки, рассказы и стихотворения. В ранних сборниках особый цикл составили пейзажные стихи, воссоздающие образ родной страны. Поэму «Ануш» принято называть вершиной туманяновской поэзии, а пронзительно драматичный рассказ «Гикор» – прозы. Помимо духовного мира героев, Туманян в них даёт широкие картины жизни народа, рисует его быт и нравы, горести и радости, миропонимание — словом, раскрывает национальный характер народа, его психологию.
На основе поэмы «Ануш», повествующей о трагической истории
любви пастуха Саро к девушке Ануш, родится первая армянская
опера, созданная композитором Арменом Тиграняном. В 1900-е годы Туманян
активно занимался детской литературой, был сотрудником детского
журнала «Аскер», он станет автором 22 обработок армянских
народных сказок, а самой известной среди них называется «Храбрый
Назар».
Ованес Туманян переведён на 36 языков мира. Планируется издать "Избранные русские переводы" на основе того, что мы сегодня имеем,  и  включить в него лучшие переводы как поэзии Туманяна, так и прозы, - переводы, по которым русский читатель сможет, действительно, почувствовать гениальность Поэта всех армян, меткость и сжатость его образной мысли, неисчерпаемую глубину и мудрость его бессмертных строк. Для такого сборника могут быть использованы и некоторые новые переводы, опубликованные уже после юбилейного трехтомника по случаю столетия поэта.









На юбилейном вечере в музее Тамары Ханум выступили преподаватели Армянской воскресной школы: Светлана Акопян и Сусанна Алесанян. Они прочитали произведения О. Туманяна на языке оригинала. Учащиеся армянской воскресной школы при ТАКЦ - Србуи, Аревик, Гаяне и Завен - инсценировали сказку Туманяна "Бесхвостая лиса" на армянском языке. Эстафету чтения туманяновских стихов-четверостиший от ведущего – Георгия Саакова — подхватили преподаватель института художеств и дизайна им. К. Бекзода Маргарита Оганесова, молодые активисты ТАКЦ Аурика Айрапетова и Артур Мирзоян, ветеран ЛТО «Данко» Леонид Саков:

Армянское горе

Армянское горе — безбрежное море.
Пучина огромная вод;
На этом огромном и чёрном просторе
Душа моя скорбно плывёт.
Встает на дыбы иногда разъярённо
И ищет, где брег голубой:
Спускается вглубь иногда утомлённо
В бездонный глубокий покой.
Но дна не достигнет она в этом море,
И брега вовек не найдет.
В армянских страданьях — на чёрном просторе
Душа моя скорбью живёт.

Армянскому скитальцу

Счастливый путь, скиталец наш!
Блажен ты, о, скиталец наш!
Идешь с любовью, грустно-рад,
Вдали сияет Арарат.
Благоуханьем ветерка —
Добрей, чем отчая рука, —
Гегамы шлют тебе привет
И Арагац, травой одет.
А там, как одинокий глаз,
Блеснет Севан, в горах таясь,
Резвясь, играя с тенью скал,
Шумя, вздымая синий вал.
Мерцает, блещет и горит,
Волной сверкает и гремит,
А то печален и угрюм,
Чернее тучи, полон дум.
И та гора, гигант-шатёр,
Гора из гор и царь всех гор,
Седой приникнув головой
К небесной груди голубой,
Встаёт, торжественно скорбя.
Вдали — и в сердце у тебя.
  (Ованес Туманян в переводе В. Брюсова)  

Завет, провозглашённый армянским поэтом и мыслителем ХХ в. Ованесом Туманяном после выхода антологии «Поэзия Армении с древнейших времён до наших дней в переводах русских поэтов» под редакцией В.Я. Брюсова и А.М. Горького: «Только Россия спасёт Армению» — вновь приобрёл актуальность в наши дни.



Другие «данковцы» — Евгения Абалян и Александр Татаринцев — прочитали свои стихотворные посвящения Армении и Ованесу Туманяну. Атмосферу вечера обогатили копия живописного портрета Ованеса Туманяна и его книжные издания разных лет, а также натюрморты и пейзажи молодой ташкентской художницы, преподавателя колледжа им. П. Бенькова, Эвелины Григорьянц. Известный джазмен Геннадий Сафаров оживил литературную часть вечера музыкальным приношением в честь юбиляра: он исполнил на рояле бессмертную любимую мелодию всех народов — «Ноктюрн» Арно Бабаджаняна.



Автор этих строк рассказала историю антологии «Поэзия Армении»
(1916) и вековых армяно-русских литературно-культурных связей. Непосредственный интерес  к армянской литературе у русских возник сравнительно недавно, в XIX столетии. Гораздо глубже в древность уходят политические, экономические и культурные армяно-русские связи. Ещё в период образования Киевского государства на Руси, как и в других славянских государствах, существовали армянские колонии. Многих беженцев из Армении приютила Россия во время  нашествия турок-сельджуков и татаро-монгольских племён. Великая эпоха возвышения  Московской Руси совпала с началом опустошительных войн Турции и Персии в Закавказье. Итогом мрачного столетия были подчинение восточной части Армении — Персии и западной — Турции.
         Армяно-русские отношения не обрывались и во второй половине XIY – и начале XYII вв., несмотря на тяжёлое внутреннее и международное положение России (набеги крымских татар, Литовская война, польско-шведская интервенция) и на войны между  Турцией и Персией в Закавказье. С тех давних времён не потускнели  росписи «присланного в 1667 году в Оружейную палату  из Посольского приказа армянской веры живописца Багдана Салтанова», работавшего вместе  с группой мастера-иконописца Симона Ушакова.
XIX-ый и начало XX вв. совпадают с возникновением  «Армянского вопроса». Единственной державой, способной разрешить его, была Россия.
В 1916 году вышли два   монументальных сборника: «Поэзия Армении» под общей редакцией Валерия Брюсова и «Сборник армянской литературы»  под редакцией А. М. Горького. Перед В. Брюсовым стояла главная задача  — представить в характерных образцах в русском переводе, по возможности, всю поэзию Армении  — от древнейших времён до наших дней, на всём протяжении её полуторатысячелетнего существования. Вместе с Валерием Брюсовым армянскую поэзию для «Антологии» переводили талантливые русские поэты начала ХХ века: Вяч. Иванов, Ю. Балтрушайтис, К. Бальмонт, А. Блок, И. Бунин, Ю. Веселовский, Ф. Сологуб, В. Ходасевич, С. Шервинский и другие. Проделанная колоссальная исследовательская и переводческая работа В.Я.  Брюсова и А.М. Горького явилась «путеводной звездой» для всех последующих поколений поэтов-переводчиков и писателей, ставших друзьями армянской литературы и армянского народа на всю жизнь. Художественные очерки русских писателей об Армении собраны в  книге: «Глазами друзей»: «В долине Дилижана» М. Горького; «Дни открытий» Н. Тихонова; «Армения» А. Белого; «Путешествие в Армению» О. Мандельштама»; «Добро вам» и «Письма из Армении» Вас. Гроссмана; Новые переводы из армянской поэзии А. Ахматовой, П. Антокольского,   Б. Пастернака,  В. Звягинцевой, М. Петровых, А. Тарковского, Е. Евтушенко, Э. Бабаева, Б. Ахмадулиной и многих других поэтов ХХ века укрепили эти вековые связи братских народов.
Брюсовская «Поэзия Армении» по сей день остаётся эталонной антологией  национальной литературы. Она переиздавалась и обогащалась новыми переводами многократно: 1940, 1966, 1973, 1987 годы. В 2013 году по её образцу в Москве вышла в свет новая антология-билингва  армянской поэзии «Буквы на камнях». В неё вошли переводы с армянского на русский и с русского на армянский наших ташкентских поэтов: Николая Ильина, Алины Дадаевой, Баха Ахмедова. В год своего столетнего юбилея Антология армянской поэзии (1916)  нашла своё воплощение в виде факсимильного переиздания – теперь уже образца XXI века.
Туманян был тесно связан с русскими поэтами, чему в Доме-музее Туманяна и семейном архиве имеется много свидетельств. По воспоминаниям членов семьи, в январе 1916 года в литературной жизни Тбилиси состоялось большое событие — лекции об армянской поэзии и литературе приехавшего из Москвы Валерия Брюсова, которого Туманян высоко ценил за смелость, любовь к армянскому народу, к его культуре и литературе.


Ценил кропотливую и трудную работу поэта по созданию «Поэзии Армении». Во время геноцида армян великий русский поэт не побоялся поднять свой голос в защиту маленького народа и представить всему миру жемчужины армянской поэзии. Тогда «Брюсовская неделя в Тифлисе стала настоящим праздником», как сказал Туманян. «На вечере Брюсов читал свои переводы из армянских поэтов. И когда он прочитал «Перед картиной Айвазовского» Туманяна, грянули аплодисменты, он подошёл к Туманяну и сказал: «Ему аплодируйте, вот он, старик-чародей… Я преклоняю голову перед великим армянским поэтом», — пишет в своей книге внучка Туманяна, туманяновед, доктор наук Ирма Сафразбекян. — В дни приезда Брюсова Туманян посвятил ему стихотворение «Явился из снегов, издалека…»: «И прав поэт, что предсказал нам бег времён — в пресветлый и желанный век, Где человека любит человек, Где с человеком счастлив человек» (перевод Б. Ахмадулиной).


Долгие годы своим человеком в туманяновском доме был Сергей
Городецкий. В 1916 году он приехал в Тифлис как представитель «Союза
городов», не зная, куда направить свой юношеский пыл. По совету Туманяна Городецкий поехал в Западную Армению, как он писал впоследствии, спасать армянских детей. И выполнил свою миссию с честью. С риском для жизни он как русский офицер имел возможность беспрепятственно вывозить на арбах, под пулями, голодных, раненых и осиротевших армянских детей. Там, в Западной Армении, Сергей Городецкий сдружился с сыном Туманяна Артиком, который обучал его армянскому языку, о чем свидетельствуют записные книжки Городецкого. Пленённый красотами Вана, Игдыра и других мест, Городецкий написал цикл стихов «Ангел Армении», посвятив его Туманяну. Из русских писателей он был единственным очевидцем резни армян в Западной Армении. На основе увиденного он создал цикл очерков и стихов «В стране ручьев и вулканов» и написал роман «Сады Семирамиды». А вот один из его экспромтов, посвященный Туманяну: «Не знаю, кто придумал эсперанто, / Чтоб языки связать в один венец. / Но знаю я другого:
/ Туманян-то — Он эсперанто изобрёл сердец!». Одно из известных
стихотворений Городецкого «Армения» было тоже посвящено Туманяну, о
чем свидетельствует хранящееся в Доме-музее в Дсехе письмо: «Узнать
тебя! /Понять тебя! / Обнять любовью / И воскресенья весть услышать над тобой, / Армения, звенящая огнем и кровью, / Армения, не побеждённая
судьбой!».



19 февраля, в день рождения Поэта всех армян, в Армении традиционно проводится праздник-акция «Дарите книги!» Акция эта, проводимая обычно в библиотеках, музеях, школах, гимназиях, книжных магазинах и арт-кафе, призвана восстановить старую добрую традицию из прошлых  времён, когда книга была, действительно, лучшим подарком. Во время проведённого в Ташкенте мероприятия не обошлось без «книжной акции», а подарком каждому гостю мемориального музея Тамары Ханум в тот день стал очередной номер журнала армян Узбекистана «Деп Апага».

Гуарик Багдасарова








понедельник, 18 февраля 2019 г.

Грандиозный бенефис в честь юбиляра Андрея Слонима


Юбилейный творческий вечер заслуженного деятеля искусств
Узбекистана Андрея Слонима 16 февраля 2019 года надолго запомнится всем любителям оперного искусства. Зрительный зал ГАБТ им. А. Навои был переполнен – от партера до галёрки: публика с волнением ждала открытия занавеса и начала концерта и периодически напоминала о себе нетерпеливым рукоплесканием. Программа под поэтическим названием: «Святая в музыке любовь...» вместе с торжественной частью превзошла все ожидания — наверное, потому, что композицию вечера подготовил сам юбиляр Андрей Слоним, а вела концерт заслуженный работник культуры Узбекистана, доцент Инесса Гульзарова.


Необычным было уже начало вечера, когда под звуки
искрящейся репризы увертюры к «Свадьбе Фигаро» В. А. Моцарта сцена
заполнилась динамичными группами героев спектаклей, поставленных
юбиляром в разные годы. О большом и многогранном вкладе Андрея
Слонима в развитие искусства Узбекистана проникновенно сказали
директор ГАБТ имени А. Навои Махмуд Муминович Муратов,
художественный руководитель театра, заслуженный деятель искусств Эльдар Азимов. Они отметили большие творческие заслуги Андрея Евсеевича в развитии театрального и музыкального искусства Узбекистана за 45 лет служения Мельпомене. Выступавшие коллеги  выделили его неуклонное стремление приобщать людей к высотам настоящего искусства, молодость духа в неустанности творческой энергии. Руководители театра пожелали юбиляру неиссякаемых устремлений, новых достижений в искусстве и долгих лет совместной с ними творческой деятельности.



Руководитель Россотрудничества в Узбекистане, Советник Посольства РФ в Узбекистане В.Н. Шулика выразил много тёплых слов в адрес юбиляра, поздравил его и наградил Почётной грамотой МИД РФ за большой вклад в искусство Узбекистана и многостороннюю деятельность на пути культурного и гуманитарного сотрудничества Узбекистана и России. Министерство культуры Узбекистана и руководство Большого театра им. А. Навои, а также Союз композиторов в Узбекистане преподнесли юбиляру поздравительные адреса, узбекские золотошвейные халаты и другие памятные подарки.


Ведущая концерта Инесса Гульзарова зачитала текст поздравительной телеграммы от народной артистки России Галины Писаренко, подчеркнувшей знаменательное совпадение юбилея Маэстро с годом Театра в России и его безмерный вклад не только в оперное искусство нашей страны, но и России, где в разных городах Андрей Евсеевич осуществил много интересных постановок и проектов.



Поклонники А.Е. Слонима бурными аплодисментами восприняли
известие о награждении 15 февраля 2019 года режиссёра-постановщика
ГАБТа, в связи с его юбилеем, орденом Святителя Луки (Воино-Ясенецкого) III степени. Андрей Евсеевич горячо поблагодарил митрополита Викентия за высокую оценку его труда. Юбиляр признался, что награждение почётным орденом, носящим святое имя архиепископа Луки, имеет для него особо глубокий смысл, так как владыка Лука – выдающийся медик-хирург и ярчайший деятель церкви в начале 20-х годов прошлого века — работал в Узбекистане и находился в добрых отношениях с дедом Андрея Евсеевича – виднейшим медиком, профессором Моисеем Ильичом Слонимом.
Интересным и свежим предстал замысел композиции всего концерта.
Юбиляр не случайно назвал свой творческий вечер намеренно изменённой
фразой из известной песни Аллы Пугачёвой «Святая В музыке любовь...». Именно в самой сердцевине каждого оперного произведения скрыто это таинство Любви – могучей и израненной, всесильной и ранимой. И эта могущественная сила Любви была раскрыта через серию сцен, где исполнители не просто пели, а проживали перипетии жизни своих героев, упивались гармонией жизни – или глубоко страдали. Центром композиции вечера стал театр Оперы, раскрывающий характеры в единстве пения и действия. В полных театральных обликах предстали эти герои – и они жили в пространстве, обозначенные по замыслу автора вечера выразительными деталями сценографии и реквизита.




В программе концерта были показаны сцены из русских и
европейских оперных спектаклей в постановке Андрея Слонима, которые
успешно идут в настоящее время на сцене ГАБТ им. Навои. Столкнулись в
разности страстей горячая Земфира и мятежный Алеко (С. Рахманинов. «Алеко») в проникновенном исполнении заслуженных артистов Узбекистана:  Гульшан Азизовой и Руслана Гафарова. Жили надеждой на счастье юная Баттерфляй и её верная Судзуки (Гульнар Альджанова и Яника Багрянская),  разбрасывающие лепестки сакуры (Дж. Пуччини. «Мадам Баттерфляй). В разных сценах из «Царской невесты» Н. Римского-Корсакова не могли найти душевного покоя в смятениях и столкновениях Григорий Грязной (Махмуд Рузиев), Азиза Мухамедова и Яника Багрянская (Любаша), лукавый лекарь Бомелий (Нурмахмат Мухамедов). А юная Марфа (Лятифе Абиева) со своей подругой Дуняшей (Рада Смирных) мечтали о прекрасном саде, где царит покой и все та же Любовь... И явилась в своей утончённой озлобленности на весь мир холодная, не ведающая любви Царица Ночи из «Волшебной флейты» В.А. Моцарта в блестящем исполнении Анджелы Мухаметзяновой. Восходила к безумию в своей жажде мести возлюбленному пылкая Сантуцца (заслуженная артистка Узбекистана Ольга Александрова), раскрывающая одержимому злобой Альфио (Рахим Мирзакамалов) горькую правду об измене его жены (П. Масканьи. «Сельская честь»). Плели почти зримые гирлянды цветов в знаменитом дуэте из оперы «Лакме» (Л. Делиб) Анастасия Юдина и Лятифе Абиева, и покоряла обольстительной силой Мюзетта из пуччиниевской «Богемы» (Елена Шавердова). Горьким предостережением перед слепым озлоблением прозвучал могучий и скорбный Монолог Раймонда с хором из оперы «Лючия ди Ламмермур» Доницетти в убедительном исполнении заслуженного артиста Узбекистана — Кирилла Борчанинова. Контрастом чувств и красок покорили Сцена и ария Ольги из оперы «Евгений Онегин» в обаятельном исполнении Анастасии Юдиной вместе с Надеждой Банделет-Голендер в роли Татьяны. Зрителей вновь потрясла, как впервые на премьере, полная трагедийных перипетий сцена из «Флории Тоски» (Дж. Пуччини), где распалённый страстью Скарпиа (Махмуд Рузиев) домогается любви прекрасной Флории (Надежда Банделет-Голендер).






         Украсили вечер тенора – Рустам Алимарданов в арии Каварадосси из этой же оперы воспел красоту и женственность с неизменной страстностью пылкой любви... А прекрасный мастер — народный артист Узбекистана Рамиз Усманов блеснул исполнением неизвестной песни Куртиса, ноты которой ему подарил в Ташкенте великий Хосе Каррерас. Эту песню, как и другую неаполитанскую — «Катари» — он с большим чувством преподнёс юбиляру и восторженной публике, долго аплодировавшей ему.


Своё вокальное подношение Маэстро преподнесла его воспитанница
со студенческих лет, народная артистка Узбекистана и Каракалпакстана
Муяссар Раззакова. Выдающаяся исполнительница многих европейских и
узбекских опер вместе с Анастасией Юдиной сыграли во всём великолепии
сцену и арию Лючии из оперы «Лючия ди Ламмермур» Доницетти. Муяссар поблагодарила своего наставника  за его внимательное чуткое отношение к ней и ко всем артистам театра и пошутила при этом: «Он не только меня учил, как играть, но даже как петь».
Самозабвенный труд, вдохновение и излучение души постановщика
Андрея Евсеевича Слонима читались в каждом моменте разных оперных сцен: жизнь героев дышала правдой, прекрасно звучали голоса, выразительно пели все солисты. Поучителен и следующий факт: почти все, кто вышел в этот вечер на сцену,  — были в разное время учениками Андрея Слонима и по консерватории, и по ранним шагам в театральном искусстве. Разные поколения певцов в этот знаменательный вечер предстали в лучшем виде и дали хороший повод для глубокого осмысления  самозабвенного служения в искусстве: детали сценографии, мебели, реквизита, живой свет придали решению этого незабываемого вечера особую утончённость и красоту.
При всём различии стилей в постановке и сценографии этих мировых
шедевров оперного искусства, продиктованных временем их создания,
музыкальные спектакли объединял индивидуальный подход режиссёра
Андрея Слонима к ним — историческая верность оригиналу и современное
прочтение либретто музыкально-вокального сочинения. Оркестром в этот вечер дирижировали  два опытных выдающихся музыканта — заслуженный деятель искусств, лауреат Государственной премии СССР, дирижёр-композитор Анвар Эргашев и народный артист Узбекистана Сулейман Шадманов, а также представители молодого поколения: Бобомурод Худойкулов и Азамхон Ахмедов. Конечно, в этой преемственности мастерства дирижёрских поколений также заложен высокий смысл.
Бравурный «Марш Радецкого» И. Штрауса,  вызывающий у публики традиционные овации, завершил вечер – все участники в этом финале разделили большой успех  гала-концерта и самого юбиляра. В заключительном слове Андрей Евсеевич горячо поблагодарил
президента нашей страны Шавката Миромоновича Мирзиёва и
правительство Узбекистана за большую заботу об оперном искусстве как
высшем театральном жанре, свидетельствующем о высоком уровне развития нации. Много тёплых слов юбиляр сказал в адрес Министерства культуры Узбекистана и уже перед занавесом неожиданно для всех рассказал анекдот, в котором спрашивают юбиляра, сколько ему лет. Респондент остроумно отвечает: «Вы знаете – каждый год как-то по-разному». А. Слоним пояснил, что у творческого человека нет возраста, что стремление важнее, чем минутное воплощение, после которого надо двигаться ещё дальше. И добавил, что есть в его багаже новые проекты, которые он мечтает реализовать вместе со своим театральным коллективом.


Благодарные многочисленные зрители долго не отпускали со сцены юбиляра и всех солистов – уходили с концерта совершенно воодушевлённые и счастливые. По общему мнению, этот замечательный вечер стал большим
праздником творчества и запомнится надолго. Позднее Андрей Слоним на праздничном ужине в узком профессиональном кругу заметил: «Любое театральное творчество – это содружество единомышленников, талантами и трудами которых вершится путь к заветной цели». Помимо этого,  Андрей Евсеевич отметил многоликую теплоту, исходящую от множества людских сердец, доброе отношение каждого зрителя к юбиляру и его многогранной
деятельности, их добрую надежду на то, что благодатные встречи с
искусством разных жанров под плодотворным руководством Андрея
Евсеевича Слонима ещё долго будут радовать многочисленных любителей
музыки и пения.

Гуарик Багдасарова

Фото: М. Левкович

пятница, 15 февраля 2019 г.

Творческий вечер Михаила Гара: презентация новой книги "Саман" в Ахматовском музее





Так приходит время перемен –
Непременно и всегда некстати…
Михаил Гар

         Задолго до заветного дня, скорее всего, прошлым летом Михаил Гар позвонил мне и пригласил на презентацию своей новой книги «Саман», сказав при этом: «Сейчас жарко и душно. Буду делать творческий вечер зимой, поближе к весне». День презентации новой книги в «Мангалочьем дворике Анны Ахматовой» при РЦНК в Ташкенте  — 14 02 19 — совпал с Днём влюблённых, поэтому её автор, прежде всего, поздравил преимущественно молодёжную аудиторию с  Днём Св. Валентина и пожелал всем здоровья и любви — всего того, без чего невозможны жизнь и  творчество.






Близкие друзья и коллеги Михаила Гара: Елена Ветвикова, Мария Стальбовская, Баходир Самадов, Борис Бабаев, Галина Долгая — рассказали о разных гранях его творческой натуры и все  вместе о самой главной – его любви к родному городу. Это сокровенное чувство поэт и писатель смог выразить в  двух сборниках: «Тень богомола» (2011г.) и «Саман» (стихи и проза, 2018), а также дикторском тексте за кадром в  документальном фильме «Большое сердце Ташкента», вышедшем на экран в 2016 году.


Создатели документального фильма ташкентской студии "Фаввора-фильм" (автор сценария Борис Бабаев, режиссер фильма   Хаджи-Мурат  Валиев) пригласили для озвучивания сценария не артиста, а поэта. На премьере документального фильма 28 06 16   в Национальной библиотеке Узбекистана  имени А. Навои  зрители особую благодарность выразили Михаилу Гару за  его мягкий проникновенный голос за кадром, прошибающий  зрителей до слез.


Журналист и сценарист, один из создателей документальной ленты,  Борис Бабаев,  рассказал на творческой встрече в Ахматовском музее подробно, как долго он искал подходящий голос для озвучивания этого фильма, пока не вышел на своего друга, согласившего выполнить эту ответственную миссию без специальной  актёрской подготовки.  Борис Рахимович ещё раз выразил сердечную благодарность Михаилу Гару за то, что он сумел за кадром так проникновенно прочитать текст, что зрители отечественные и дальнего зарубежья, наши бывшие соотечественники,  — в Америке и Израиле —  не могли сдержать своих слёз. Народная артистка Узбекистана, одна из героинь документального фильма, Галина Мельникова признавалась, что пять раз посмотрела фильм с мокрыми глазами, так как в нём органично слились  сюжетная линия Б. Бабаева, музыка Р. Вильданова и  голос за кадром М. Гара.      

  
         Михаил Гар не тратил  драгоценное время на автобиографические подробности — он вдохновенно, около двух часов, стоя, читал стихи из двух своих сборников:
Душа не имеет имени,
Она просто – душа;
И если просит: спаси меня, –
Значит, нечем дышать.

В чем ее преимущество?
В том, что она – суть.
Душа – чужое имущество,
Которое надо вернуть.

И если просит: прости меня, –
То просит она Его.
Ты – это только гостиница
С номером для одного.



 Из его  немногословных комментариев к стихам слушатели смогли создать краткую биографическую справку. Михаил Гар родился 12 марта 1956 года в старинной ташкентской махалле  Шейхантахур, о которой в настоящее время он пишет роман «Пыль Вавилона». Стихи писал с детства и потом в студенческие годы умудрялся курсовые работы излагать  рифмованным языком. После окончания факультета журналистики Ташкентского государственного университета Михаил работал корреспондентом информационного агентства Узбекистана. К работе в этом республиканском отделении ТАСС Михаил до сих пор относится с благоговением. Благодаря многочисленным командировкам он  заново открыл для себя родной Узбекистан. Всё познаётся в сравнении: уехав в Россию на целых 17 лет, Михаил  ностальгировал по Ташкенту и своей родной махалле, как никогда.
В детстве и юности поэт был отчаянным хулиганом, чем безмерно огорчал своих родителей. Позже склонность к нарушению порядка, озорству переродилась в легкость обращения со словами, жонглирования смыслами, помогла полёту его неуемной фантазии, работе в любой области писательской деятельности. Первая публикация его стихотворений появилась в журнале «Молодая смена» в 1987 году. В следующем году Михаил написал поэму «Школяр». В 1989 году фирма «Мелодия» выпустила пластинку рок-группы «Икс» в сотрудничестве, как сказано в аннотации, «с молодым поэтом Михаилом Гаром». В том же году он завершил пьесу «Праздник мёртвых». И «Школяр», и «Праздник мёртвых» опубликованы в новом сборнике «Саман». В книге есть эпиграфы, различные параллелизмы, парафразы и даже пародии: они превращают двух поэтов в собеседников, даже если они разделены веками: Овидий («Школяр»),  фарс «Праздник мёртвых».


Михаил Гар много работал в рекламном бизнесе и сотворил немало успешных проектов. В числе его клиентов – Горьковская железная дорога, компания «Автомобили Баварии» (BMW), Нижегородская ярмарка, десятки предприятий. Из всех рекламных достижений лучшим Михаил считает шуточный «слоган», рассчитанный на покупателей скобяных изделий одного известного предприятия: «Ты! Купи болты!»
В 90-е лихие прошлого века Михаил работал главным редактором: издательства «АККА» в Санкт-Петербурге, нижегородского выпуска журнала «Паспорт-экспресс» (совместный проект Московского издательского дома «Военный парад» и Горьковской железной дороги), журнала «Рекламер». В 1995 году в московском издательстве MASS MEDIA поэт издал занимательную книгу по математике, которую Министерство образования Российской Федерации рекомендовало для внеклассного чтения в школах. Уроженец Узбекистана в 1996 году к юбилею Нижегородской ярмарки издал первый в постсоветское время путеводитель по Нижнему Новгороду.



В декабре 2007 года Михаил вернулся домой. В исповеди «Золотая пыль махалли», опубликованной в сборнике «Саман»,  он обращается к родному городу как своему духовнику с исповедью: «Ташкент, Ташкент… Здравствуй, старина! Семнадцать лет не виделись. Спасибо, что узнал меня…». В этом  поэтическом эссе  есть такое признание в любви своему городу: «Семнадцать лет мы не виделись с тобой, Ташкент. Ты заметно похорошел за эти годы, чего не скажу о себе: седины прибавилось, сердце пошаливает… — чувствую себя чуть ли не ровесником тебе…  Подъезжая к дому, первое, что увидел, была яркая вывеска — “Махалля Шейхантахур”. Эти два слова — больше, чем ковровая дорожка от трапа, оркестр и букеты цветов! Конечно, не было ни дорожки, ни оркестра. А были просто эти два слова — “Махалля Шейхантахур”.  И означали они радостное:  я — дома. А на следующий день соседи принесли плов, сладости, горячие лепешки… Салам аллейкум!»[1].




Это лишь краткая биографическая справка, всё остальное о себе, не выразимое прозой, поэт рассказал на вечере в своих стихах. Новый сборник  не случайно назван «Саман»: старшее поколение помнит послевоенные приземистые саманные домики из сырцового необожжённого кирпича из глины с добавлением резаной соломы, на крышах которых по весне алели красные маки. Я выросла на Госпиталке среди  таких домов, отгороженных друг от друга низкими глиняными дувалами, через которые можно было запросто общаться с соседями или перелезть в соседний двор за чужими яблоками, свои приедались быстро. В наше время такие  саманные дома сохранились в Ташкентской области – Хумсане, Ходжакенте, Гулистане, Газалкенте, например. Сборник «Саман» открывают стихи, словно тоже вылепленные из самана: они сохранили теплоту  рук  автора и  тепло любящего сердца свой родной город:

Мне в чайхане уютней, чем в парче, —
Я ни за что не отрекусь от плова!
Ташкент, я плакал на твоём плече,
И ты, всё понимая с полуслова,
Давал мне утешенье как отец.
Уже седой — я пред тобой юнец.
 

Не каяться вернулся, а любить.
 
Нет для родства священнее закона,
Чем эта неразорванная нить.
Прости, родной, что уходил из дома.
 
Мои воспоминанья здесь живут:
Грустят, смеются, за собой зовут.

К забору прислонился карагач.
Саман гордится золотой соломой.
А ветер на ладонях носит плач,
Почти нездешний, но такой знакомый.

***
На аллее тает снег –
Возвещение исхода.
Каждый маленький побег –
Новый праздник и свобода.

Толпы старых тополей.
Ножки милых перебежчиц.
Здесь, на лучшей из аллей,
Солнце океаном плещет.

Дети с ликами святых
В одноместных колесницах.
Капли мыслей золотых
На табличках летописцев.

Виден смысл и предлог
В этой яркой мешанине –
Почему доверил Бог
Душу и подобье – глине;

Почему, сердясь на всех
И ворча, как дед с клюкою,
Он опять смывает грех
С наших душ своей любовью.

         Стихи Михаила Гара сравнивали с поэзией одного из ярких представителей авангарда и постмодернизма — Николая Заболоцкого, автора знаменитых «Столбцов» и поэм, оставившего нам брутальное наследие обериутов. Их сходство в одном: в  неразрывной цепной реакции: мысль — образ — музыка. У Михаила Гара в стихах и прозе  проглядывают живые, необыденные сочетания слов. Это, прежде всего, сочетания смыслов:

Завещание

Не стою слезы-одиночки.
За что мне такое дарить?
Строка — с отрицанием точки —
Сама умудряется жить.

Не надо разрозненным хором
Крошить мне хвалу и хулу.
Развейте мой прах над Анхором.
А дальше я сам доплыву.

         Художественное звучание также  возникает лишь  в сочетаниях слов: в стихах Михаила Гара они обнимают друг друга, образуют горный ручей, которому нипочём  ни валуны, ни мелкие камушки, встречающиеся на пути. Научиться этому почти невозможно: надо работать над каждой строкой всем существом. Мысль — Образ — Музыка — вот идеальная тройственность, к которой стремится поэт и  достигает в своих лучших стихах.
При чтении сборника «Саман» возникает много аллюзий с новой поэзией ХХ века, в частности, Александра Файнберга, Абдуллы Арипова, Евгения Евтушенко и поэтов Серебряного века — Осипа Мандельштама, в частности. Михаил Гар на творческой встрече с читателями это объяснил так: «Много прочитано, поэтому боязно, грешным делом, использовать чужую строку, слово, рифму, но от влияния и применения уроков классической поэзии никто  не отрекался». Так, у Анны Ахматовой цитаты не были повторениями. У неё есть особое четверостишие на эту тему:

Не повторяй – душа твоя богата —
Того, что было сказано когда-то,
Но, может быть, поэзия сама —
Одна великолепная цитата.


В прозаических текстах (статьи, рассказы, эссе) из цикла «Золотая пыль махалли» Михаил Гар  «отрывается» по полной программе: здесь читатель найдёт и смехотворный юмор, и гротеск, и острую публицистику, продиктованные завидной полной внутренней свободой,  и более привычную исповедальную лирику в одноимённом эссе, которое заканчивается обещанием автора  дописать роман о махалле  «Пыль Вавилона» до конца в Ташкенте.  Будем ждать и пожелаем автору нового сборника, чтобы у него тоже, как  «снова у кого-то из маленьких выросли крылья»:

Моя внезапная красавица,
Куда трепещут ваши крылышки?
Моим бы тоже в такт расправиться,
А там – прощай столбы и крыши.

Мы будем честно и отчаянно
Гордиться с нежностью крылатой
Любовью вашей неприкаянной,
Свободою моей плацкартной.

Гуарик Багдасарова













[1] М. Гар. Саман – Издательство Ташкент, 2018. С. 191