среда, 30 января 2019 г.

В Ташкенте отметили 75-летие полного снятия блокады Ленинграда: «Никто не забыт — ничто не забыто»



                                                Последнюю и высшую награду -
Моё молчанье – отдаю
Великомученику Ленинграду.
Анна Ахматова. Ташкент, 1944

         27 января официально отмечается День полного снятия блокады Ленинграда. Акция памяти в честь этого исторического события в узбекской столице продолжалась два дня: 27-28 января 2019 года. В махаллинских комитетах и Представительстве Россотрудничества в Узбекистане бывших блокадников чествовали цветами, продуктовыми корзинками, памятными подарками. В Ташкенте их осталось меньше тридцати человек, но они заслужили внимания со стороны общественности примером мужества и жизнестойкости, народной воли к победе.


28 января 2019 года в Ташкенте на территории Волгоградского мемориального комплекса состоялась патриотическая акция, посвящённая 75-ой годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. В мероприятии приняли участие:  Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Узбекистан Владимир Тюрденев; руководитель Представительства Россотрудничества в Узбекистане  Виктор Шулика;  руководитель Представительства Республики Татарстан в Республике Узбекистан Рамиль Шакиров;  дипломаты Посольства РФ;  ветераны Великой Отечественной войны и жители блокадного Ленинграда – Тамара Циглинцева (1934 г.р.), Мария Комарова (1938 г.р.), Валерия Саприко (1939 г.р.), Наталья Спивак (1937 г.р.);  воины-интернационалисты;  члены общественного форума «Россия-Узбекистан»;  соотечественники, проживающие в Узбекистане; кадеты ташкентской школы № 317, учащиеся школ, лицеев и колледжей Ташкента, слушатели курсов при РЦНК, журналисты, общественность.



Памятная акция началась с шествия почётного караула с делегацией Посольства Российской Федерации и Россотрудничества. Торжественно  прошла церемония возложения цветов к Вечному огню, постаменту «Ленинград» и к месту захоронения капсулы с землёй и прахом воинов-узбекистанцев, привезённой из Санкт-Петербурга с Пискарёвского мемориального кладбища.



        Семьдесят пять лет назад  советские войска прорвали блокадное кольцо немецко-фашистских войск. Военная блокада Ленинграда немецкими, финскими и испанскими войсками с участием добровольцев из Северной Африки, Европы и военно-морских сил Италии во время Великой Отечественной войны длилась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года — 872 дня!


Логическим продолжением акции стал «круглый стол» с участием жителей блокадного Ленинграда. Открывая собрание,  руководитель РЦНК в Ташкенте В.Н. Шулика сказал:
— 22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война, в летопись которой оборона Ленинграда вошла как одна из самых героических страниц. Почему мы так много говорим о начавшей свою работу водной трассе —  «Дороге жизни» — 12 сентября 1941 г.; о прорыве блокады Ленинграда,  вошедшем в историю 18 января 1943 г. и о полном снятии блокады Ленинграда 27 января 1944 года? Этот город-Герой останется  в памяти нашей и наших потомков  символом мужества, стойкости, героизма защитников Ленинграда и тех, кто проживал в Северной столице почти 900 дней в блокадном кольце вражеских войск. Есть архивные данные о приказе Гитлера о том,  чтобы Ленинград сравнять с землёй. Фашистам это не удалось сделать. Жители и защитники города мужественно выстояли в тяжелейших условиях 900-дневной блокады. Восстановление города началось  сразу же после снятия блокады. В короткий срок — за пять послевоенных лет — Ленинград был полностью восстановлен.
Ленинградцы свято чтут память героев войны, дорогой ценой добывших победу. На рубежах обороны города они создали обширный мемориальный комплекс – Зелёный пояс Славы.
В.Н. Шулика предложил почтить погибших минутой молчания.
Слушатели курсов при РЦНК прочитали стихотворения о блокаде Ленинграда Ольги Берггольц, Валерия Таирова, Александра Трубина, Марины Рудалевой. Ветеран  афгангской войны, полковник запаса, Владимир Кудрявцев, прочитал своё стихотворение, посвящённое  «Дороге жизни» и прорыву блокады Ленинграда. Мария Комарова, бывшая блокадница, посвятила своё стихотворение защитникам Ленинграда. Стихи, написанные о блокаде теми, кто соприкоснулся с этим адом, пробирают до дрожи, и позволяют нам, хоть немного, прочувствовать весь ужас того, что пережили ленинградцы, и всё величие их подвига! Участники с большим вниманием заслушали доклады доктора исторических наук, профессора Лолы Бабоходжаевой, ветеранов войны и ветеранов труда о трагических страницах истории событий 1941-1944 годов, когда сотни тысяч людей погибли, защищая родной город.


Лола Бабоходжаева в своём докладе о разных этапах блокады выделила одно важное событие культурного и общечеловеческого значения.  В Западной Европе вовсю колыхало пламя Второй мировой войны и она неуклонно приближалась к границам тогдашнего СССР, когда 12 марта 1941 года появилось правительственное постановление о проведении двух юбилейных торжеств – 800-летия Низами Ганджави и 500-летия Алишера Навои, издании их полного академического собрания сочинений на языке оригинала и в переводе на русский.
Примечательное событие, взаимосвязанное духовно с именем классика поэзии Востока, произошло осенью и зимой сурового 1941 года в осаждённом немецко-фашистскими войсками Ленинграде (сейчас Санкт-Петербурге): отмечался 500-летний юбилей Алишера Навои. Его великие произведения, написанные на фарси и на тюркском, переведённые на десятки языков мира в XIX-XX веках, пополнили сокровищницу культуры человечества. В те же дни были образованы республиканские юбилейные комиссии в Баку и Ташкенте. В масштабе страны – в тогдашнем Ленинграде, где жили и работали крупнейшие российские востоковеды, где исследования в этой сфере были сосредоточены в университете и академических НИИ – востоковедения и народов Азии, в Государственном Эрмитаже, Публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина. В анналах этого старейшего книгохранилища по сей день находится рукопись «Первого дивана» Алишера Навои, переписанная при его жизни – 1465-1466 годах — известным гератским каллиграфом Султан Али Машхади. А попала она сюда в числе других шедевров из фондов Тегеранской библиотеки в 1829 году в счёт своеобразной компенсации за варварское убийство русского поэта-драматурга и дипломата А.С. Грибоедова по распоряжению иранского шаха...
Тогда, в суровом 1941 году,  не удалось масштабно провести юбилейное торжество Навои. Они отмечались в Ташкенте уже после войны, в 1948 году. Однако история и судьба так распорядились, что юбилей, несмотря на блокаду, был всё же отмечен осенью и зимой сорок первого, благодаря самоотверженности питерских учёных и литераторов. Правда, весьма скромно, 10 и 12 декабря, в Школьном кабинете Эрмитажа состоялись Навоийские чтения великого узбекского поэта. Ему же посвящалось состоявшееся уже 29 декабря научная сессия в Институте востоковедения, что в здании на улице Биржевая, 1.
Многие постоянные посетители Эрмитажа, узнав о юбилее, пешком добирались сюда с разных окраин. В том числе 74-летний академик Сергей Жебелев – последний из ещё оставшихся тогда живых наставников академика Орбели. Уже потом, во время заседания в Школьном кабинете, к председательствующему Иосифу Абгаровичу подойдёт дежурная и скажет: «Что делать, пришли, гм, безбилетники?». И Орбели без колебаний воскликнет: «Конечно, впустить!». Заметим, что по тем временам каждый шаг горожанина-блокадника равнялся километру. Суровость осады приближалась в ту пору к своему апогею. Да, воистину: «Когда говорили пушки — музы не молчали!» Тогдашний директор Эрмитажа Борис Борисович Пиотровский, в то время молодой учёный, был командиром пожарной группы в эрмитажной команде МПВО и одновременно вёл в те далёкие годы войны то памятное заседание.
До нашего времени дошли воспоминания очевидцев и участников юбилейного собрания – профессора востфака ЛГУ А.Н. Болдырева и художника фарфорового завода имени Ломоносова М.Н. Моха. Александр Николаевича Болдырев бережно хранит доклад «Навои и его время», с которым он выступил зимой 41-го в Эрмитаже. Художник Михаил Николаевич Мох, попивая по-узбекски крепко заваренный кок-чай, под завывание холодного ветра с Финского залива, вспоминал:
— Так уж случилось, что юбилейное заседание проходило дважды: 10 и 12 декабря. Все оставшиеся сотрудники Эрмитажа (основные сокровища и работники успели двумя эшелонами эвакуироваться на Урал), и в их числе Пиотровский, Болдырев и я состояли в пожарной команде. Сутками дежурили на крышах, во дворе Висячего сада, где в блокаду выращивали картошку и овощи, вокруг зданий, готовые в любую минуту ринуться в схватку с огнём от зажигательных бомб и снарядов. График по-фронтовому был суров, каждый человек на вахте – на строгом учёте. В такой обстановке мы чествовали узбекского поэта.
Вступительное слово произнёс академик Орбели:
— В необычное время, переживаемое нашим городом и всей нашей страной, в невероятной обстановке собрались мы, чтобы отметить знаменательную дату в культурной жизни всех наших народов, вспомнить оставшееся бессмертным имя великого поэта-просветителя Алишера Навои. Уже один факт чествования поэта в городе осаждённом, обречённом на страдания голода и стужи, в городе, который враги считают уже мёртвым и обескровленным, ещё раз свидетельствует о мужественном духе народа, о его несломленной воле, о вечно живом гуманном сердце науки...
Как раз в этот момент мощный глухой взрыв заставил содрогнуться воздух и сидящих в зале, задребезжали стёкла. Ухнуло поблизости. Когда все бросились к окнам, грянул второй взрыв на Неве, взметнулся ледяной водяной столб... Академик Орбели попытался успокоить присутствовавших и перейти в бомбоубежище, однако все снова заняли стулья. Заседание продолжилось. Благодаря Эрмитажу и его руководителю, академик Сергей Жебелев назвал это торжество «праздником науки»...
Высокие окна Школьного кабинета, выходящие на набережную Невы. Тогда, в 41-м, неподалёку, напротив служебного входа в Эрмитаж, стояло вмерзшее в лёд вспомогательное судно бригады подплава Балтфлота «Полярная звезда» (кстати, в прошлом – прогулочная яхта царской семьи). От этого парохода матросы перекинули провод, поделившись немногими киловаттами с береговым соседом и дав ток в некоторые его помещения.
В Школьном кабинете, где проходило памятное заседание, где теперь размещается кинолекционный зал, в углу в тот далекий декабрьский день рядом с пробковыми макетами старинных римских зданий были выставлены юбилейные экспонаты – фарфоровые бокал и шкатулка, расписанные Михаилом Мохом на тему произведений Навои. В свободные от пожарной вахты время, в течение осени и зимы 41-го, в холодной комнатке вахты, часто при свече или тусклом свете лампады опухший от голода художник, вдохновлённый просьбой академика Орбели, готовился к предстоящему юбилею.
Каким-то чудом ему удалось раздобыть электромуфельную печь. В ней-то за пару дней до заседания Михаил Николаевич обжигал свои творения, их можно и поныне увидеть в одном из эрмитажных залов. Спустя десятилетия после того памятного торжества по заказу ташкентского профессора-навоиведа Хамида Сулейманова Михаил Мох повторит авторские работы и создаст новые фарфоровые изделия для Литературного музея имени Алишера Навои в Ташкенте. Эти работы питерского мастера по сей день в этом музее, кстати, по соседству с фотографией и фирменным спасательным кругом, подаренными экипажем сухогрузного теплохода «Алишер Навои», приписанного к Владивостоку.
... Завершая речь, академик Орбели сказал:
— После Победы, а она обязательно придёт, отпразднуем юбилей пышно и более торжественно. Но это заседание под аккомпанемент немецких пушек, надеюсь, останется у всех в памяти. Несмотря ни на что, поэзия живёт и торжествует. Так окунемся же в её пленительный мир...
После небольшого, но содержательного доклада А. Болдырева о Навои и его эпохе, зазвучала поэзия. Первым читал свои переводы Всеволод Рождественский. Читал нежную лирику человек в военной шинели с кобурой на боку, военкор, которому к ночи до 24.00 надо было отбыть обратно на фронт. Затем поэтическая эстафета перешла к другому переводчику, знатоку многих западных и восточных языков, включая узбекский и фарси, специалисту, который очень увлекался тюркологией, Николаю Лебедеву, и непокорённый стих Алишера Навои зазвучал в осаждённом Ленинграде как гимн неистребимой жизни.
Через день, 12 декабря, заседание продолжалось. С докладом «Навои и древний Восток» выступил Борис Пиотровский, который, кстати, о предыдущем заседании написал маленькую заметку для эрмитажного «Боевого листка». Итак, зал, затаив дыхание, слушал учёного – ученика академика Орбели. Затем опять слово взял Николай Лебедев:

Уж так что же, коль в сердце милой восемнадцать тысяч смут,
Милой только восемнадцать, разве люди не поймут... —

 Эти и другие строки Навои звучали в переводе Николая Лебедева, который сам мечтал всецело посвятить себя поэзии. После второго заседания, на котором он читал Навои в переводе и в оригинале – на староузбекском (чагатайском) языке, Николай Федорович очень устал, — запишет в своем дневнике Б. Пиотровский. – Он медленно умирал на койке в бомбоубежище и, несмотря на физическую усталость, читал свои переводы и стихи. Он уже был мёртв, покрытый цветным туркменским паласом. А нам казалось, что он все ещё шепчет стихи. На покатом своде подвала по-латыни были начертаны слова, брошенные Архимедом римскому воину, занёсшему над его головой окровавленный меч завоевателя: Noli tangere circulos meos! (Не трогай мои чертежи!).
А утром 29 декабря юбилейная эстафета с Эрмитажа перейдет в академический Институт востоковедения на улице Биржевой, 1. Там вступительное слово скажет академик И. Крачковский – тот самый, что готовил в те дни свой знаменитый перевод «Корана» на русский язык. О творчестве Навои затем расскажет не менее знаменитый востоковед, член-корреспондент тогдашней АН СССР Е. Бертельс, а весьма оригинальный доклад на тему «Навои и грузинская поэма «Бахрам Гуриани» прочтёт профессор, кавказовед Б. Руденко. В канун 1942 года по городскому радио академик И. Орбели на весь мир выскажет новогоднее поздравление из блокадного Питера и упомянет о недавних юбилейных торжествах по случаю 500-летия Навои...
В феврале 1946 года Иосифа Абгаровича пригласят в качестве свидетеля злодеяний фашизма на Нюрнбергский процесс, где ему доведётся выступать по существу как прокурору. Отвечая на вопрос адвоката, защищавшего гитлеровский генштаб: «Достаточно ли велики познания свидетеля в артиллерии, чтобы он мог судить о преднамеренности обстрелов Эрмитажа?», — мудрый академик Орбели ответит так:
— Я никогда не был артиллеристом. Но в Эрмитаж попало тридцать снарядов, а в расположенный рядом мост всего один, и я могу с уверенностью судить, куда целил фашизм. В этих пределах – я артиллерист!
Эти заключительные фразы питерского ученого на Международном трибунале процитируют освещавшие его заседания журналисты всех мировых агентств, радио и газет.
... В ту грозную пору, когда Гитлер приказал стереть с лица земли город на Неве, великий поэт Востока Навои объединил преданных своему делу людей науки, искусства и литературы, заставил торжествовать музу, когда гремели пушки.


Это было в то время, когда только открылась «Дорога жизни» по льду Ладожского озера, когда под Москвой потерпел враг первое крупное поражение. Юбилеи «шоира» отозвались своеобразной увертюрой известной седьмой «Ленинградской симфонии» Дмитрия Шостаковича.  Девятого августа 1942 года в зале Ленинградской филармонии состоялось исполнение Седьмой симфонии Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Во время исполнения симфония транслировалась по радио, а также по громкоговорителям городской сети. Её слышали не только жители города, но и осаждавшие Ленинград немецкие войска. Новое произведение Шостаковича потрясло слушателей, вселило уверенность и придало силы защитникам города. Седьмая («Ленинградская») симфония Д. Д. Шостаковича по праву является не только одним из важнейших художественных произведений советской культуры XX в., но и музыкальным символом блокады Ленинграда.


Руководитель исторического клуба при РЦНК, историк-методист высшей категории Василий Ануфриевич Костецкий, показал  участникам «круглого стола» документальный фильм  Кирилла Набутова «Великая война. Блокада Ленинграда». Фильм, основанный на архивных документах, воспоминаниях блокадников, с беспощадным реализмом воспроизводит все этапы трагической и одновременно героической эпопеи спасения города. В.А. Костецкий познакомил аудиторию с  книгой  Игоря Богданова «Блокада  Ленинграда. От А до Я» с  эксклюзивными снимками как известных фотожурналистов, так и простых ленинградцев.


Фотографы во времена Великой Отечественной войны снимали лица людей, преисполненных отваги и ненависти к врагу, но они порой проходили мимо обыденной трагической действительности. Лишь некоторые фотокорреспонденты из любви к профессии запечатлели реалии жизни, в числе которых были А. Бродский, Б. Худояров,  В. Пежемский, другие…

На выставочном стенде в  фойе  РЦНК в Ташкенте экспонировались иллюстрации произведений изобразительного искусства Я. Николаева, Е. Белухи, С. Юдовина, П. Шиллинговскго, А. Пахомова; энциклопедические книги: «Блокада Ленинграда. От А до Я», «Прорыв блокады Ленинграда. Операция "Искра"» Вячеслава Мосунова;  дневник Ольги Берггольц, опубликованный лишь в 2010 году; "Блокадная книга" Д. Гранина.


Даниил Гранин совместно с Алесем Адамовичем опросили около 200 блокадников и написали "Блокадную книгу".  Книга вышла политически корректной. Правду автор начал публиковать позже. Так в 2014 году, в журнале "Звезда" была опубликована его статья "Как жили в блокаду". На основе  архивных документов Даниил Гранин, стоя, сделал многочасовой доклад в немецком бундестаге 27 января 2014 года, в котором он отметил: «Я думаю, что подлинная жизнь — это голод, всё остальное мираж. В голод люди показали себя, обнажились, освободились от всяческой мишуры: одни оказались замечательные, беспримерные герои, другие — злодеи, мерзавцы, убийцы, людоеды. Середины не было…».
Рассказы очевидцев-блокадниц в РЦНК в Ташкенте помогли нам, послевоенному поколению и детям XXI века, хоть это и сложно сегодня, лучше понять и представить, что было тогда…  Очевидцы тех давних   событий признаются,  что невозможно без слёз и содрогания вспоминать об этих днях смерти, голода, холода, бомбёжек, отчаянья и мужества жителей Северной столицы.


Валерия Михайловна Саприко рассказала со слезами на глазах о своей судьбе, похожей на тысячи других невосполнимыми потерями близких родных и обретениями чужих людей, ставших для неё родными. На её груди красуются медаль «Ветеран труда» и почётный знак «Жительница блокадного Ленинграда». 


Валерия родилась в 1939 году в Ленинградской области в старинном доме, построенном ещё в 1892 году и чудом пережившем блокаду. Отец с начала войны ушёл на фронт. Бабушка по отцовской линии сумела вывезти последней электричкой малолетних детей из Ленинградской области в Ленинград.  Бабушка Валерии работала в столовой, но под страхом уголовного наказания не смела ни крошки унести домой голодающим детям.
В первые дни блокады девочка потеряла мать и родного братишку. Долго думала, что мама просто спит… Специальные похоронные службы позднее ежедневно подбирали на улицах  и в домах около сотни трупов. По данным официальной статистики, в феврале 1942 года на улицах города было подобрано около 7000 трупов. Похоронные службы ходили по домам и выясняли, кто уже умер, чтобы отвезти на кладбище. Так чуть не увезли в морг ещё живую мать будущего президента Владимира Путина. По воспоминаниям Владимира Владимировича, если бы его отец не вмешался, то и не родился бы будущий глава нашего государства.
 «Дорога жизни», проложенная по льду Ладожского озера трасса, по которой с 21 ноября 1941 года в город доставлялось продовольствие, боеприпасы и на обратном пути эвакуировалось гражданское население, спасла Валерию. Она попала сперва в дом малютки в Ковров, оттуда в Кержач, где находились дети-блокадники. В 11 лет её удочерили чужие люди, завуч школы, которой она с порога заявила: «Я  не пойду в школу — пока вы мне пирожков не напечёте!». Приёмные родители с радостью выполнили пожелание  изголодавшейся приёмной дочери, запомнившей всем существом ужас вынужденной голодовки под артобстрелом в блокадном Ленинграде.
Когда девочке исполнилось 12 лет, она узнала от бабушки, что её родной отец Михаил Петрович  Логвиненко жив. Получив ранение на Ленинградском фронте, он попал на лечение в ташкентский госпиталь. Защитник Ленинграда дошёл до Берлина, после демобилизации остался навсегда в Ташкенте, здесь обзавёлся новой семьёй, в которой выросли семь её сводных братьев и сестёр. Бабушка привезла Валерию к родному отцу в Ташкент, где она, наконец,  обрела кровных родных в большой семье из десяти человек, которая ещё раньше нашла и приютила её родную сестру-блокадницу.
На встрече с молодым поколением Валерия Михайловна выразила благодарность президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву, Представительству Россотрудничества в Узбекистане за внимание к бывшим блокадникам. В 2018 году по ходатайству  властей она была в Санкт-Петербурге на параде Победы. В 2017 году – на 73-ей годовщине снятия блокады в Ленинграде — здесь в  Ташкенте она участвовала в параде Победы, и ей лично  пожал руку президент Узбекистана Шавкат Миромонович Мирзиёев за мужество и патриотизм. 
Валерия Михайловна выразила  признательность родному Узбекистану за то, что он её вырастил, выучил, дал работу. Она до сих пор работает в фирме главным бухгалтером, в которой создают проекты по строительству зданий административного назначения. Ещё бывшая блокадница пожелала детям XXI века никогда не знать их жестоких  «уроков жизни», беречь и ценить своих родных и быть оптимистами в любой житейской ситуации. В войну, — пояснила бывшая блокадница, —  мы защищали Родину —  это любовь ко всему, с чем вырос, ради чего живёшь, что составляет твою жизнь и твою суть. Цель жизни – научиться любить, любить, несмотря ни на что. Смысл любви  – он везде. 
Руководитель Представительства Россотрудничества в Узбекистане В.Н. Шулика в своём заключительном выступлении подчеркнул, что 27 января является Днём воинской славы России — День полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками (1944 год). Любые домыслы – в том числе распространяемые сегодня в СМИ –  заявил авторитетно В.Н. Шулика, — о том, что город возможно было спасти, если бы он был сдан на милость немцам, следует отнести либо к разряду невежества, либо намеренного искажения исторической правды.
Беспримерное самопожертвование простых ленинградцев помогло им не просто отстоять свой любимый город. Оно показало всему миру, где находится предел возможностей фашисткой Германии и её союзников. В самый разгар битвы за Москву из осаждённого Ленинграда было отправлено свыше 400 полковых пушек, около 1 тыс. миномётов различных калибров и почти 40 тыс. бронебойных снарядов. 28 ноября 1941 г. командующий Западным фронтом Г.К.Жуков прислал в Ленинград телеграмму: “Спасибо ленинградцам за помощь москвичам в борьбе с кровожадными гитлеровцами”. В то время как немецкие самолёты разбрасывали листовки: «Ленинград – город мёртвых», его жители продолжали трудиться — работали административные учреждения, типографии, поликлиники, детские сады, театры, публичная библиотека, продолжали работу учёные. Работали 13-14-летние подростки, заменившие ушедших на фронт отцов. 27 января 1944 года в ознаменование окончательного снятия блокады Ленинграда,  прогремел праздничный салют. Группа армий «Север» потерпела тяжёлое поражение. В результате,  ленинградско-новгородские советские войска вышли на границы Латвии и Эстонии.
Блокада Ленинграда стала одной из самых чёрных страниц русской истории, а потому освобождение города – важная дата для русского народа и международного сообщества, ведь в осаждённом городе погибли представители многих наций. Тысячи ветеранов-блокадников, проживающих в Северной столице и по всему миру, стали обладателями памятного знака «В честь 75-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады».


По окончания памятной акции бывшие блокадницы получили цветы и памятные подарки от Представительства Россотрудничества в Узбекистане. Такие мероприятия позволяют рассказать подрастающему поколению о нашей общей истории, о подвиге простых жителей Ленинграда, а также о милосердии узбекистанцев, принявших многих детей из блокадного Ленинграда. Это ещё раз позволило укрепить дружбу и взаимопонимание между народами России и Узбекистана: «Никто не забыт – ничто не забыто» (Ольга Берггольц).

Гуарик Багдасарова
p.s. В статье использованы on-line источники: https://rkrp- и др.


Фото автора и Юрия Корсунского
 (портрет  Валерии Михайловны Саприко)

пятница, 25 января 2019 г.

«Я, конечно, вернусь…»



Я, конечно, вернусь – весь в друзьях и в мечтах, —
Я, конечно, спою – не пройдёт и полгода.
                                  Вл. Высоцкий. Корабли.


         Восемьдесят первую годовщину со дня рождения Владимира  Семёновича Высоцкого (1938-1980) отметили в ТО «Арча» (23 01 19) и общественном клубе-музее «Мангалочий дворик Анны Ахматовой»  при Российском центре науки и культуры в Ташкенте (24 01 19).
Владимир Семёнович  родился  25 января 1938 г. в Москве. В 1960 г. окончил актёрское отделение Школы-студии МХАТ. Работал в Московском драматическом театре им. А.С. Пушкина, Московском театре  миниатюр, а с 1964 по 1980 гг.  — в московском театре драмы и комедии на Таганке, где сыграл более 20 ролей. Много выступал по всей стране и за рубежом, дважды гастролировал с концертами в Ташкенте —  в Доме знаний и Юбилейном дворце. Как актёр участвовал в создании 30 художественных и телевизионных фильмов. Написал более 600 поэтических произведений. Умер 25 июля 1980 г. Первый стихотворный сборник «Нерв» стараниями Роберта Рождественского вышел посмертно.  В 1987 г. удостоен звания лауреата Государственной премии СССР,  тоже посмертно.
При жизни Высоцкого было выпущено всего 7 миньонов:
Высоцкий принимал участие в создании 11 радио-спектаклей, часть из них вышла на дисках ещё при его жизни. Издано большое количество грампластинок. Наиболее крупным изданием является выпущенная фирмой «Мелодия» серия пластинок «На концертах Владимира Высоцкого» на 21 диске, издаваемых с 1987 -1992 гг.     В 1978 г. вышел диск-гигант «Баллады и песни» для экспорта. В СССР этот диск с этикеткой «Made in USSR» не продавался. В 2000-е годы было выпущено 22 компакт-диска (альбома) с ремастированными песнями Владимира Семёновича. Треки были представлены современными ремейками, в основу которых лёг вокал Высоцкого, очищенный от авторского звукового сопровождения и наложенный на современные музыкальные аранжировки.
В 2008 году компания Bomba-Music выпустила специальное подарочное издание в виде 15 компакт-дисков (15CD BoxSet). Это издание называется «Все Песни» и включает в себя песни В. Высоцкого,  начиная с 1960 по 1980 годы. По причинам, связанным с охраной интеллектуальной собственности, слушатель не найдёт в этом издании песню «Открытые двери больниц, жандармерий…»,   фонограмма которой принадлежит Михаилу Шемякину. Любители творчества были  рады услышать ранее не издававшуюся песню — посвящение Константину Симонову, исполненную Высоцким и актёрами Театра на Таганке в Центральном доме литераторов на юбилейном вечере писателя 28 ноября 1965 года в его день рождения. Песни В. Высоцкого выпускались в конце жизни и после его ухода за рубежом: во Франции, США, Финляндии,  Германии, Болгарии, Японии, Израиле.
        По словам  Булата Окуджавы, смерть легализовала Высоцкого. Смерть и новые обстоятельства жизни. Эта смерть была столь внезапной и неправдоподобной, что потрясло общество. Стало уже невозможно отмалчиваться, и тут начался  разговор, попытка анализа. Началось то, на что поэт имеет право, без чего невозможно развитие литературы, культуры.


Празднование 81-го дня рождения в Ахматовском музее при РЦНК в Ташкенте организовали и провели: руководитель исторического клуба при РЦНК, историк-методист высшей категории Василий Ануфриевич Костецкийактивная общественница, жена  советника российского посольства в Узбекистане Ирина Кепанова, активист  Ахматовского музея Евгений Веагалас; арчовцы-барды: Мурад Якубжанов, Арнольд Смородин, Геннадий  Арефьев. В программе приняли участие многочисленные гости,  поклонники творчества Владимира Высоцкого. Среди них известный общественный деятель, ветеран журналистики Аъло Максумович Ходжаев. Он откровенно рассказал о своих встречах с Владимиром Высоцким в Ташкенте и  объективно охарактеризовал советское цензурное время, когда его не печатали, не издавали. Эта хула продолжалась вплоть до 2001 года, когда сняли в республиканской газете уже свёрстанную статью о нём.


К этому обстоятельству можно добавить и другой, совсем свежий инцидент, когда в прошлом году в городской газете вышла подробная статья, посвящённая памяти Владимира Высоцкого, в которой ни разу не было упомянуто его имя.  Кого-то из высокопоставленных чиновников, видимо, до сих пор очень пугает острая социальная направленность его стихов, кого-то из поэтов-неудачников, братьев по цеху, раздражает его популярность.
Татьяна Пак запомнила  Высоцкого из  его концертных выступлений в Узбекистане: гитара в его руках только обостряла эмоции; актёрское мастерство усугубляло суть содержания; неповторимая интонация на разрыв аорты подчёркивала подлинность страдания, ненависти, любви  в его метафоричных песнях и стихах.




Повторить Высоцкого невозможно, поэтому наши ташкентские барды исполняли его песни на гитаре своими голосами: каждый на свой лад. Арнольд Смородин исполнил лирическую песню о любви.  Зафар Юсупов в дуэте с  Матлюбой Тулягановой — нестареющую «Песню  о друге»  и другие произведения из кинофильма «Вертикаль» (1966) С. Говорухина.


Руслан Шамсутдинов, обладатель Гран-При на международном фестивале авторской песни «Чимганское эхо»,  под аккомпанемент баяна и акустической гитары своего напарника и  неофициального покровителя, тоже обладателя Гран-При Чимганского фестиваля авторской песни,  Мурада Якубжанова,  бархатным баритоном растрогал публику песней «Протопи ты мне баньку, хозяюшка…». По заявке зрителей на «Бис» он исполнил песню Булата Окуджавы («О Володе Высоцком я песню придумать решил…»).


Геннадий Арефьев, лауреат  фестиваля «Чимганское эхо», проникновенно исполнил на гитаре «Парус» и другие песни Высоцкого. Мурад Якубжанов представил военно-патриотические песни и в дуэте с  Русланом Шамсутдиновым – юмористическую «Москва-Одесса» В. Высоцкого, припев которой  задорно подпевали все присутствующие: «Но мне туда не надо!..»








Избранные стихи Владимира Высоцкого на разные темы выразительно читали: Татьяна Попова, Ирина Парамонова, Виктория Фесенко, Любовь Кудрявцева,  автор этих строк. Всякий мало-мальски думающий и чувствующий человек нашего времени, даже самые молодые, через эту искреннюю поэзию сознавали радость и печаль, ощущали упадок, нравственные потери и трудные обретения эпохи 60-70-х годов прошлого века: Высоцкого, Рождественского, Евтушенко, Ахмадулиной — ведь все они были известными поэтами-шестидесятниками, только не все при жизни оказались в фаворе у власти.





Свои стихотворные посвящения кумиру  нашей молодости адресовали: Олег Бордовский,  Владимир Кудрявцев, Галина Козлова, Евгений Веагалас, Галина Зазулина. На вечере прозвучали в записи песни Владимира Высоцкого в исполнении автора. Обширная слайд-панорама, подготовленная Ириной Кепановой,  дополнила наши знания о жизни и творчестве Владимира Высоцкого.
Свои песни Высоцкий называл «стихами под гитару» и своим духовным отцом считал Б. Окуджаву. Празднование Дня рождения Владимира Высоцкого в Ташкенте, уже ставшее доброй  народной традицией,  подтвердило пророческий завет основателя бардовской песни и духовного отца Владимира Высоцкого  —  Булата Окуджавы: «Мы ведь хорошо знаем, что хотя таланты и бездарности бывают сходны в неудачах, зато только таланту всегда сопутствует удача, а бездарности – никогда. Так будем судить о Высоцком по удачам и достижениям, по тому, что очаровало нас в шестидесятых и продолжает с нарастанием волновать и сегодня»[1].




Музыкально-поэтический вечер традиционно закончился любимой в народе песней  «На Большом Каретном». Эту песню под гитарный аккомпанемент Мурада Якубжанова исполнили все участники программы и гости клуба. Именно на Большом каретном переулке в столице долгие годы (1949-1955) проживал Владимир Высоцкий, увековечив этот «московский дворик» в своей одноимённой полушутливой песне:

         — Где твои семнадцать лет?
         — На Большом Каретном.
         — Где твои семнадцать бед?
         — На Большом Каретном.
         — Где твой чёрный пистолет?
         — На Большом Каретном.
         — Где тебя сегодня нет?
         — На Большом Каретном.

         Вечер получился не просто домашним, задушевным, эмоционально насыщенным, но и  духовно содержательным, обогатившим наше поэтическое и гражданское видение жизни и осмысление недавнего прошлого и настоящего, которое  сегодня невозможно без стихов и песен Владимира Высоцкого, потому что он пел голосом, которым хотел говорить народ.

Гуарик Багдасарова




[1] Владимир Высоцкий. Избранное  М.: Советский писатель, 1988. С. 4

четверг, 24 января 2019 г.

Служитель Мельпомены К 70-летию Андрея Евсеевича Слонима


В Ташкенте Андрея Евсеевича Слонима знают все любители
классического оперного искусства, жрецы Мельпомены и поклонники
поэтических муз — Эрато и Эвтерпы. Редкий концерт в узбекской столице
любого масштаба обходится без его руководства или профессионального
совета. В августе 2016 года Указом Президента РУ к 25-летию независимости нашей страны Андрей Евсеевич Слоним за большой вклад в театральное искусство Узбекистана, значительные творческие заслуги и плодотворную общественную деятельность удостоен почётного звания «Заслуженный деятель искусств Республики Узбекистан».
Нет ничего более ценного в мире, чем сам  человек. В современном нестабильном обществе всё чаще  мы задаём себе вопрос: «В чём заключается  сегодня характер универсальной личности?». На этот вопрос Андрей Слоним отвечает однозначно: «В стремлении к творчеству». Заслуженный деятель искусств Республики Узбекистан, магистр,
заслуженный художник и кавалер ордена международной ассоциации
«Искусство народов мира», А.Е. Слоним совмещает несколько профессий — режиссёра-постановщика, театрального сценографа, поэта, публициста. А.Е. Слонима очень хорошо знают в лицо в Узбекистане и за его пределами по его концертам, спектаклям, выступлениям на различных сценических
площадках, но мало кто хорошо знаком с его эволюционным жизненным и
творческим путём, а это всегда по-человечески интересно. Андрей Евсеевич любезно поделился со мной яркими этапами своего преданного служения духовным идеалам, взращённым в его далёком детстве и отрочестве.
Андрей Евсеевич является представителем одной из видных коренных ташкентских семей. Его прадедушка и прабабушка прибыли в Ташкент в конце XIX века из Оренбурга на верблюдах,  так как железная  дорога тогда ещё не была построена. Его дед, выдающийся медик, профессор Моисей Ильич Слоним был одним из выдающихся врачей края, основателем ТашМИ, первым директором Института усовершенствования врачей. Его отец – Евсей Моисеевич остался в светлой памяти наших земляков как талантливый архитектор-педагог и искусствовед, на лекциях и практических занятиях которого воспитывались многие поколения ташкентских архитекторов.
Сестра отца – Юдифь Моисеевна – доктор физико-математических наук
стала учёным-астрономом международного масштаба. Более 60 лет она
возглавляла отдел Физики солнца Ташкентского астрономического
института и создала свою школу и систему изучения и прогноза
солнечных вспышек.
Примечательно и материнское «крыло» Андрея Евсеевича: его бабушка со стороны матери, Евгения Валериановна Рачинская, была известным работником просвещения Узбекистана, заместителем наркома. Она внесла  весомый вклад в дело расселения по узбекистанским семьям и детским домам тысяч детей-сирот, эвакуированных в годы войны. По проектам мамы А.Е. Слонима, архитектора Ирины Александровны Рачинской,  были построены десятки школьных и жилых зданий в Узбекистане с конца сороковых до середины шестидесятых годов прошлого века.
Такие корни генетически дали особый росток в лице Андрея Слонима. Возможно, он  родился «рыцарем» с врождённым талантом  самоотдачи. Но не всегда  такой талант находит пути и способы самовыражения. В этом  отношении, Андрею Евсеевичу с лихвой хватило испытаний на его природную способность рисковать и при этом не терять зрелости ума.  Юность Андрея Евсеевича оказалась весьма богатой на эксперименты с выбором профессии.
Окончив в 1966  году, памятном  разрушительным землетрясением, знаменитую ташкентскую 110-ю школу с золотой медалью, он готовил себя к профессии физика и поступил на физфак ТашГУ. Но устремлённость к любимому с детства оперному жанру взяла верх. Андрей Слоним, в конце концов, окончил Ташкентский государственный театрально-художественный институт им. А.Н. Островского, педагогический уровень которого в те годы был сопоставим с лучшими творческими ВУЗами Москвы, и прочно вошёл в непростую и редкую профессию оперного режиссёра. 
Ещё будучи студентом, он был приглашён тогдашним директором
Самаркандского театра оперы и балета А.Х. Саидовым на постановку в
качестве режиссёра и художника оперы Дж. Верди «Риголетто». Именно этот успешный спектакль, многие годы живший в репертуаре Самаркандской оперы, положил начало его «послужному списку». За  45 лет  разнообразной и плодотворной деятельности Андрей Евсеевич
осуществил на разных сценах постановки более 65-и спектаклей (опера,
драма, сценография балета), большинство которых поставлено им в
качестве режиссёра или художника-сценографа. С 1990 года — он
ведущий режиссёр-постановщик и сценограф Государственного
академического Большого театра Узбекистана имени Алишера Навои.


         Его постановки в разные годы отличает универсализм режиссёра-постановщика — универсальность  цельной и единой культуры. Во все времена  талантливые люди имели  особое отношение к искусству, не только как к любимому делу, но и как особому стилю мировосприятия.  Андрей Евсеевич, рассказывая о себе, подчёркивает, что на  формирование его творческой личности оказали огромное влияние многие выдающиеся деятели искусства, с которыми по жизни и творчеству Андрею Евсеевичу довелось  дружить и близко общаться. Тёплые отношения его связывали с великим певцом Иваном Семёновичем Козловским в течение последних 15-и лет жизни певца. Сейчас эта дружба вершится уже в поколении семьи внучки великого тенора Анны Юрьевны, с которой его отношения неизменно теплы и плодотворны и породили осуществление интереснейших проектов.
Тип универсализма формируется духом времени и питается искусством: искусство познаёт, угадывает, исцеляет. На помощь человеку в его самопознании всегда приходят преданные служители искусства, открывающие  глубокую человечную связь между искусством и повседневностью. И, конечно же – выдающиеся и светлые личности, оставившие блестящий след в истории оперного искусства. А.Е. Слоним глубоко чтит и тепло вспоминает свои дружеские творческие контакты с выдающимся басом Марком Осиповичем Рейзеном и с замечательной певицей-мастером из Новосибирска – народной артисткой СССР Лидией Владимировной Мясниковой. Судьба подарила ему более чем
тридцатипятилетнюю дружбу с выдающейся певицей и педагогом
Галиной Алексеевной Писаренко, со всей полнотой и теплотой
продолжающуюся поныне.
Андрей Евсеевич издавна плодотворно сотрудничает практически со всеми дирижёрами Узбекистана. Тесная творческая и человеческая дружба в течение многих лет связывала его с народным артистом Узбекистана, профессором Абдугани Абдукаюмовым, в тандеме с которым они поставили десятки спектаклей. Плодотворными были его связи и с заслуженным деятелем искусств, профессором Гани Тулягановым, и с заслуженным артистом, профессором Куванчем Усмановым. С большой теплотой Андрей Евсеевич оценивает тесные давние творческие контакты, многие интересные совместные проекты со здравствующими ныне профессором Владимиром Неймером и с профессором Захидом Хакназаровым. Крепки его контакты и творческое взаимодействие со всеми ныне действующими дирижёрами Государственного академического Большого театра им. А. Навои – от главного дирижёра, заслуженного деятеля искусств Фазлиддина Якубжанова, заслуженного деятеля искусств Анвара Эргашева, народной артистки Каракалпакстана Аиды Абдуллаевой – до представителей более молодых поколений — Бобомурада Худойкулова, Садыка Гаибова – и самых молодых дирижёров нашего любимого Большого театра.
В настоящее время А.Е. Слоним признан одним из ведущих
мастеров оперной режиссуры Узбекистана. Его творческое кредо:
— Есть два понятия, очень похожие по звучанию —  "СОМНЕНИЕ" и "САМОМНЕНИЕ". Но первое ведёт к открытию, а второе — к тупику...
Оперная драматургия — это ларчик с секретным замком. Тот, кому удаётся найти и подобрать заветный ключ и по-своему открыть этот заветный ларчик — получает воплощение его содержимого в яркой самобытной форме. А тот, кто взламывает замок этого ларчика, грубо вторгаясь в его содержимое, — получает пустоту и фальшь. Все тайны ларчика для такого "открывателя" — скрываются и исчезают...
В своих работах Андрей Евсеевич  сочетает стремление раскрыть музыкальную драматургию и образность автора современным осмыслением. При этом режиссёр-постановщик  остаётся, по оценкам многих, кто ценит и воспринимает особенности его творчества, — неизменно верным стилю композитора и характеристикам эпохи действия произведения. В его спектаклях гармонично сочетается проникновение в стиль композитора и время действия оперы с наделением героев психологическими чертами наших дней и современными стилистическими приёмами художественного решения спектакля.
   В осуществлении постановочного замысла Андрей Евсеевич всегда твердо опирается на основы, заложенные в композиторской партитуре. И создавая  свои спектакли так, как сочиняют повести, стихи, музыку – он ежесекундно разгадывает всё то, что автор «зашифровал» в звучании, нюансах, темпах и штрихах. А в работе с певцами он, твердо проводя в жизнь свой замысел,  – очень любит раскрывать в каждом исполнителе его собственную органику и ищет с артистами верную логику жизни каждого персонажа, во многом исходя из сугубо индивидуальных черт актёра – от психологии до внешних данных. И найденное на одной репетиции и воплощённое в премьерном спектакле – не фиксируется «намертво», а в каждой следующей репетиции оттачивается, изменяется, совершенствуется уже во время жизни спектакля на сцене.
На сцене ГАБТ имени А. Навои он поставил за последних 20 лет
более 25 произведений русской и мировой классики, а также —
композиторов Узбекистана. В числе многих его работ и те, в преамбуле к которым можно употребить понятие «впервые в Узбекистане». Успешно живут на сцене впервые осуществлённые в нашей стране постановки «Лючия ди Ламмермур» Г. Доницетти; «Волшебная Флейта» В. Моцарта; «Сельская честь» П. Масканьи; «Мавра» И. Стравинского. В числе произведений мировой классики новые постановки: «Евгений Онегин» П. Чайковского; «Мадам Баттерфляй» и «Флория Тоска» Дж. Пуччини; «Сказки Гофмана» Ж. Оффенбаха; «Алеко» С. Рахманинова; «Борис Годунов» М. Мусоргского и смелое воплощение оперы «Царская невеста» Н. Римского-Корсакова.
      Одна из признанных динамичных и экспрессивных работ — премьера
постановки «Богема» Пуччини на сцене ГАБТ имени А. Навои в марте
2012 года. Позднее Андрей Слоним успешно воплотил премьеру недавно  созданной известным композитором Мустафо Бафоевым оперы
«Хамса» по мотивам пяти поэм великого Алишера Навои. Менее
года назад наш юбиляр подарил ташкентским зрителям новую версию
оперы Джакомо Пуччини «Флория Тоска», осуществлённую на этот раз
на языке оригинала — итальянском. Мне приходилось не один раз бывать на постановках А.Е. Слонима в ГАБТ им. А. Навои, и всякий раз они поражают воображение по-новому, поднимают наше представление о силах и возможностях человека: именно это свойство настоящего искусства делает его необходимым в нашей обыденной, будничной жизни, превращая её в бесконечный праздник.
Яркий след в воспоминаниях общественности оставили многие его интересные спектакли, впервые поставленные в Узбекистане. Так, на сцене учебного театра ТГТХИ силами руководимого им курса будущих оперных певцов-актёров состоялась премьера редко идущей оперы А. Дворжака «Чёрт и Кача», а в оперной студии консерватории – «Моцарт и Сальери» Н. Римского-Корсакова, «Джанни Скикки» Дж. Пуччини. Особое место в этом почётном ряду экспериментальных работ занимает воплощение оперы-памфлета Д. Шостаковича «Антиформалистический раёк», ставшее третьей постановкой этой оперы в мире.
Сегодня с особой остротой зрители воспринимают ещё один смелый эксперимент Маэстро — создание и постановка весьма своеобразной оперы узбекского композитора Н. Закирова «Путь к трону» на сюжеты трагедий В. Шекспира «Гамлет» и «Макбет».  Эту вспаханную почву «зёрнами новаторского искусства» дополняют и острое воплощение в Узбекистане оперы И. Стравинского «Мавра», и плодотворные эксперименты в сфере  детской оперы – «Петрушка-иностранец» Ф. Янов-Яновского, «Али-баба и 40 разбойников» В. Милова. А недавняя консерваторская (но с участием ведущих солистов ГАБТ имени А.Навои) премьера оперы-сказки Ф. Янов-Яновского «Принцесса на горошине» явилась новым дополнением этого экспериментального цикла смелых поисков и находок. На премьерные детские спектакли малыши приходят вместе с родителями и испытывают счастливые мгновения, когда отступает назад «время разбрасывать камни» и приходит пора «собирать камни» — нравственные ценности, причём, в фантастически ускоренном эволюционном ритме.


Помимо сценографии к оперным постановкам, А.Е. Слоним
является также автором сценографии к балетам: «Спартак» А. Хачатуряна
на сцене ГАБТ имени А. Навои; «Дон Кихот» Л. Минкуса и
«Спящая красавица» П. Чайковского на сцене «Тойота-сити-балет»
(Япония, совместный проект «Тойота-сити-балет» и ГАБТ имени А.
Навои). Андрей Евсеевич – отнюдь не только автор оперных постановок.
Он — автор и постановщик более 200 театрализованных проектов,
вечеров, концертов-композиций, сочетающих оперное, камерное
исполнительство и поэтическое слово, а также организатор, постановщик
и участник многих вечеров, посвящённых творчеству Пушкина,
Лермонтова, Гоголя, Достоевского, Блока, Тургенева, Есенина, Глинки,
Чайковского, Шуберта, Шумана, Шаляпина, Обуховой, Козловского,
Лемешева и многих других выдающихся деятелей искусства. Во многих
проектах А.Е. Слоним выступает как автор и исполнитель лирической
поэзии — от Пушкина до поэтов ХХ века.
В своей педагогической деятельности А.Е. Слоним сумел внести в высшее образование «дух энциклопедизма»,  воспитывая в своих студентах гармонически развитую личность. Андрей Евсеевич уверен, что гуманитарное образование, приобщение к классической литературе  и шедеврам мирового искусства делает наше общество более гуманным и просвещённым. Он около 40 лет занимался театральной педагогикой («Основы мастерства актёра», «Оперный класс и оперная студия» в
Государственной консерватории Узбекистана) и руководил курсом
«Оперного мастерства» в Ташкентском государственном театрально-художественном институте имени А.Н. Островского.
Разработанная им специальная методика подготовки певца-актёра оперы по законам действия и по законам музыкальной драматургии была высоко оценена, в частности,  в Российской академии музыки имени Гнесиных. В «гнесинский» театр-студию оперы Андрей Евсеевич был дважды приглашён в качестве режиссёра и сценографа на постановки опер В. Власова и В. Фере «Ведьма» и  «Пиковая дама» П. Чайковского. Там он совмещал труд постановщика с педагогической деятельностью (театр-студия оперы, кафедра оперной подготовки). Был он приглашён и на проведение мастер-класса по мастерству оперного певца-актёра в Рязань (2006). В течение десяти лет являлся организатором и руководителем Молодёжного театра-студии «Звезда юности» при Культурном немецком центре Узбекистана, силами которой были успешно осуществлены  «Фауст»
В. Гёте,  «Страна Ноября» Г. Грасса,  «Двенадцатая ночь» В. Шекспира,
«Гофманиана» (по мотивам новелл Э.Т. Гофмана) и «Проклятие
нибелунгов» (по мотивам древнегерманского эпоса).
Благодарные зрители ближнего зарубежья горячо приняли четыре
совершенно различные программы вечеров-композиций, привезённые в
Екатеринбург на Международный фестиваль «Царские дни» под
руководством Андрея Евсеевича. Яркие солистки ГАБТ имени А. Навои
Рада Смирных, Анастасия Юдина и Надежда Голендер-Банделет в
неизменном ансамбле с музыкальным руководителем, концертмейстером
и композитором Людмилой Слоним проникновенно и экспрессивно
представили утончённые программы романсов и песен. Всё это многообразие музыкальных стилей и эпох соединяли преамбулы А.Е. Слонима и лирическая поэзия в его исполнении.
О творческом тандеме Андрея Евсеевича и его супруги —
талантливого композитора и концертмейстера Людмилы Васильевны
Слоним — стоит сказать отдельно. В своё время А.П. Чехов писал, что в семейной жизни самый важный винт — это любовь. Познакомившись в Театрально-художественном институте, когда юная Людмила была прикреплена в качестве концертмейстера к курсу, которым руководил Андрей Слоним, — они соединили свои судьбы в гармоничный жизненный и творческий союз. Их многолетний союз может  послужить примером для молодых: они сумели достичь идеала — не только согласия в области чувств и вкусов, но главное, большой  общности идей, целей и планов. Ведь поистине, нет в числе их работ проекта, который бы не осуществляли они вместе, в единении душ и творческих порывов.


Людмила Васильевна тонко и глубоко прорабатывает с певцами каждое произведение, в концертах её роль аккомпаниатора создает динамичный и выразительный ансамбль. Весьма интересно и её композиторское творчество (она – ученица выдающегося композитора Г.А. Мушеля):  её своеобразные романсы нередко звучат  в ташкентских и во многих зарубежных проектах четы Слонимов. Жизненный «дуэт»  этих двух интеллигентных талантливых людей, понимающих друг друга с полуслова, любят и почитают ценители искусства и всегда желают им доброго здравия и творческого долголетия. Трижды под их руководством и при их плодотворном участии были организованы и проведены в Москве в Центральном доме работников искусств памятные вечера, посвящённые личности и творчеству великого певца Ивана Семёновича Козловского. На них соединилось мастерство московских певцов и посланцев Узбекистана — во славу памяти о выдающемся теноре ХХ века и глубокой утончённой
личности Ивана Семёновича Козловского.
Организатор, председатель и член жюри многих театральных и
музыкальных фестивалей и конкурсов, в том числе международных,
А.Е. Слоним активно сотрудничает с различными культурными центрами
Узбекистана — русским, украинским, польским, немецким, белорусским,
азербайджанским. Мы ежегодно видим А.Е. Слонима в качестве
художественного руководителя и главного режиссёра многих
фестивалей творчества в парке Бабура, ныне названном «Парком
дружбы», на праздниках Мустакиллик и Навруз. Он успешно реализует
творческие проекты как постоянный главный режиссёр и руководитель
многочисленных фестивалей и праздничных акций, проводимых
Интернациональным культурным центром Узбекистана, ныне Комитетом
по межнациональным отношениям и дружественным связям. А.Е. Слоним
постоянно выступает в отечественных и зарубежных изданиях и СМИ со
статьями по проблемам театра и искусства, на радио и по телевидению.
Много лет Андрей Слоним занимается стихотворным творчеством:
он автор трёх поэтических сборников: «Перекрёстки», «Мгновения»,
авторизованный перевод цикла Г. Грасса «Страна ноября», а также
многих поэтических публикаций в журналах и альманахах Узбекистана и
России, лауреат ежегодной премии Союза писателей Узбекистана
«Творить во имя Родины» (2013) за поэтическое и публицистическое
творчество. Много лет А.Е. Слоним руководит Литературно-творческим
объединением «Истоки» и поддерживает творческую дружбу с ЛТО
«Данко» при РКЦ, выпустившим коллективные поэтические сборники
«Созвучие» (2014) и «Струны души» (2017) — с предисловием и стихами
А.Е. Слонима.
Ташкентская публика благодарна А.Е. Слониму за организацию и проведение просветительских литературно-музыкальных вечеров в Ташкентской и Узбекистанской епархии Русской православной церкви. Каждый концерт в конференц-зале Ташкентской и Узбекистанской епархии Православной церкви, по благословению митрополита Ташкентского и
Узбекистанского, главы Среднеазиатского митрополичьего округа
Викентия, длится полтора-два часа и заставляет зрителей пережить целую
духовную вечность. Как правило, после концерта люди ещё долго не
расходятся и благодарят режиссёра-постановщика и ведущего А.Е.
Слонима, а также музыкального руководителя и концертмейстера
Людмилу Слоним за доставленную радость общения с артистами ГАБТ
имени А. Навои. Этот проект начался с плодотворного соавторства
Андрея Слонима с иереем Алексием Назаровым, сотрудничество это
длилось более двенадцати лет до принятия Алексием Назаровым
монашеского сана.
В эти предъюбилейные дни любители оперного искусства,
благодарные зрители, постоянные гости просветительских литературно-
музыкальных вечеров желают Андрею Слониму быть здоровым; долгие
годы хранить внутренний огонь; верность своему избранному пути;
прекрасных встреч с тем лучшим, что есть в нас, — мудростью, любовью,
сочувствием, благоговением перед Жизнью… Они желают Маэстро
много новых озарений в литературном, театральном и жизненном
творчестве — соприкосновения с глубиной своих и наших чувств, ума,
интуиции… Света, радости и отваги желают ему в череде новогодних
праздников. На все поздравления и признания во всенародной любви
Маэстро смущённо улыбается и с волнением признаётся: «Нет слов,
чтобы отблагодарить вас всех за понимание и теплоту»… Эти затаённые
слова благодарности и любви к людям источают немеркнущий свет и
постоянную устремлённость к творчеству в его лирических стихах:

И будет вечер без заката,
Без звёзд – бескрайней ночи плащ.
Душа устало, не крылато
Поникнет в дебрях мыслей чащ.
А ум, оставшийся без света,
Поверит в царстве без царя,
Что будет утро без рассвета,
Без просветления – заря…
Так странно, как зима без снега,
Без желтизны – осенний лик, –
Размоются покой и нега
В бесцветный, тускло-серый миг.
И вот тогда душа без пенья
Упустит миг полёта чувств,
А призрак веры без терпенья
Ввысь не направит взлёт искусств.
Тут прихотливый почерк танца,
Утратив ноты, замолчит.
И, как акцент у иностранца,
Фальшь в стуке сердца прозвучит.
Вдруг станет разуму лгать чувство,
В ответ и разум скажет ложь.
А карандаш бесстрастно, пусто
Начертит дней сухой чертёж…
И в кадрах дней извечной ленты
Сквозь серый, всё объявший дым, –
Покажется, что мир зачем-то
Вдруг стал бесцветным и немым.
Сырой туман порыв остудит,
В себе все звуки затая…
…И только день, который будет,
Вернёт всё на круги своя!..

2019

Гуарик Багдасарова,
Журналист-искусствовед
Фото: Михаил Левкович