суббота, 6 апреля 2019 г.

«Демон» на сцене ГАБТ им. А. Навои снова покорил любителей романтической оперы



         Первая премьера оперы «Демон» Антона Рубинштейна на сцене ГАБТ им. А. Навои состоялась в 1956 году. Последняя премьера на сцене ГАБТ состоялась 17 марта 2018 года и с тех пор  стоит ежемесячно в репертуаре Большого театра Узбекистана. Четвёртого апреля 2019 года  «Демон» в трёх действиях на либретто Павла Висковатова, по одноимённой поэме М. Ю. Лермонтова, в прочтении режиссёра-постановщика Мариинского театра, заслуженного деятеля искусств России, Иркина Габитова — вновь порадовал любителей романтической оперы.
Михаил Лермонтов работал над поэмой десять лет с 1829 по 1839 годы и посвятил её женщине, не дождавшейся и отвергнувшей его. Автор назвал поэму «Восточной повестью», перенеся действие на Кавказ и тем самым придав  былинным событиям некую реалистическую основу. В 1842 году в журнале «Отечественные записки» были опубликованы отрывки из поэмы. Первое полное издание произведения состоялось в Германии в 1856 году, в России — в 1860-м. «Демон» принадлежит к шедеврам не только лермонтовской, но и всей европейской романтической поэзии.

К созданию оперы «Демон» Антон Рубинштейн приступил в конце 1871 года. Либретто было написано известным в то время биографом и исследователем творчества М. Ю. Лермонтова П. А. Висковатовым (1842—1905). Увлеченный поэмой Рубинштейн писал оперу с лихорадочной быстротой. Она была закончена в три месяца и представлена в дирекцию Мариинского театра в Петербурге. Вслед за этим последовал трехлетний период ожидания постановки, и лишь 13 (25) января 1875 года опера увидела сцену. Она вызвала неоднозначную реакцию необычностью постановки и поэтического языка, высочайшим драматизмом содержания и романтическим накалом страстей в музыке.
         В поэме Лермонтова (1841) Рубинштейна привлёк романтически мятежный образ Демона. В опере он предстает как сильная, глубоко противоречивая натура. Воплощая этот сложный, многогранный образ, композитор подчеркнул его трагическую обречённость и одиночество. Образ Тамары в опере исполнен душевной чистоты. Композитор показывает его в развитии — от детской непосредственности и безмятежного покоя через смятение и душевную борьбу к любви, полной самоотречения.
 «Демон», — отмечают специалисты, — обладает ярко выраженными чертами лирико-драматической оперы. Внимание к душевной жизни героев, обрисовка действующих лиц в эмоционально напряженных ситуациях, подчиненное место картин быта и природы — таковы главные особенности этой оперы.
         В интродукции первой картины слышны свист ветра, громовые раскаты, на фоне их — хор духов. Постепенно грозный вихрь смолкает. Хор адских духов сменяется голосами ветерков, водяных струек и цветов, сливающимися в величавый гимн свету, миру и его творцу.


Уже в самом начале спектакля  после захватывающей интродукции  прозвучал дуэт двух ангелов в форме  антитезы. Резким контрастом вторгается монолог Демона «Проклятый мир», в котором слились скорбь, раздумье, гнев и отчаяние. Падший, давно отверженный, Демон (заслуженный артист Узбекистана Руслан Гафуров), сеявший повсюду зло без наслажденья, с центральной части сцены глубоким басом выражает свою позицию в этом мире  знаменитым монологом «Проклятый мир», в котором он выражает ко всему, что видит вокруг себя, своё горделивое  презрение или ненависть. Сзади зрителей, с высоты бельэтажа, высвеченный софитами, с белыми крыльями за спиной, чистым сопрано пел светлый ангел (Яника Багрянская): «Дух беспокойный, дух порочный, / Кто звал тебя во тьме полночной?..». Дважды встававший на защиту Тамары и добра в целом, увы, в финале «И Ангел грустными очами / на жертву бедную взглянул / И медленно, взмахнув крылами, / В эфире неба потонул».
Во второй картине чарует своей безыскуственной простотой и грацией хор девушек: «Ходим мы к Арагве светлой». К их голосам присоединяется голос Тамары, её колоратурные пассажи лиричны и обаятельно непосредственны. Настроение безоблачного веселья нарушается страстными признаниями Демона; в волнующей мелодии его ариозо «Дитя, в объятиях твоих» слышится восхищение и властный призыв.
Вторая картина — драматическая кульминация оперы — целиком камерна. Составляющие её дуэты и ариозо сливаются в едином потоке музыкального развития. Горделиво ариозо Демона: «Я тот, которому внимала». Глубоким волнением пронизан его монолог «О, если б ты могла понять». Небольшое ариозо Тамары «Кто б ни был ты, мой друг печальный», проникнутое чувством сострадания, звучит как мольба. За возбуждённой, экстатически-приподнятой клятвой Демона «Клянусь я первым днем творенья» следует краткий любовный дуэт. Динамичный, эмоционально напряженный финал передает растущее смятение Тамары и отчаянье побеждённого Демона. Опера завершается просветлённым хором ангелов в исполнении артистов хора и детской оперно-балетной студии.


Оригинальность  постановки на сцене ГАБТ выразилась, прежде всего, в использовании всех возможных мультимедийных средств, что значительно усилило эффект её восприятия зрителями. В сценографии были задействованы своеобразные видеозаставки на экране с иллюстрациями Михаила Врубеля к самой загадочной поэме М. Лермонтова. В постановке было талантливо обыграно пространство зрительного зала с его прекрасной акустикой и  высоким потолком, бельэтажем, с которого звучал хор добрых духов, как будто с недостижимых небесных высот. Демон  — «Печальный демон, дух изгнанья, / летал над грешною землёй» —  чёрной птицей словно летал над Кавказскими горами «во мраке полночи глубокой». Он неожиданно появлялся на сцене не из-за кулис, а из преисподней в дымовой завесе: «Свободный путь пересекая,/ Взвился из бездны адский дух…», а то вдруг оказывался высоко на балконе. Оттуда Демон напевал Тамаре (Гульнар Альджанова),  милой дочери князя Гудала (заслуженный артист Узбекистана Кирилл Борчанинов)  свои соблазнительные речи, в которых он ей обещал вечное царствование на земле и во всей вселенной. В этих душераздирающих повторяющихся ариозо  было столько страсти и одновременно покаяния в своих прошлых грехах, и обещание светлого чистого будущего: «Тебя я, вольный сын эфира, / возьму в надзвёздные края; /  И будешь ты царицей мира, / подруга первая моя…».


Бедная Тамара, чьё сердце было недоступно восторгам чистым, сокрушённая горем, недавно, в канун свадьбы, потерявшая своего жениха князя Синодала (Абдулла Ширинов), безжалостно поверженного злым  эгоистичным Демоном, не устояла перед  греховным искусителем и чудной нежностью его речей: «Он был могущ, как вихорь шумный, / Блистал, как молнии струя, / И гордо в дерзости безумной / Он говорит: «Она моя!». Их первый поцелуй стал последним для неё. От его ядовитого поцелуя она падает мёртвой: «Ценой жестокой искупила / Она сомнения свои… /  Она страдала и любила – / и рай открылся для любви».


Опера завершается апофеозом. Хор ангелов в финале повествует,  что Тамара свои сомнения искупила страданием и любовью, рай для неё открыт. Сонм ангелов забирает молодую княжну на небеса, в вечное блаженство. Её чистая измученная доверчивая и сострадательная душа, медленно поднимаясь по ступенькам, возносится ввысь в райские кущи. Демону нет прощения, он в ярости снова проклинает всё земное: «И проклял Демон побеждённый / мечты безумные свои, / И вновь остался он, надменный, / Один, как прежде, во вселенной / без упованья и любви!...»


         Особенный восторг у нашей публики вызвала исполнительница главной роли Тамары — Гульнар Альджанова. В образе Тамары всё было органично: особенный выразительный тембр голоса (колоратурное сопрано), гибкая пластика, утончённость фигуры. Восхищает  способность актрисы с полной отдачей перевоплощаться и передавать всю гамму женских чувств – от романтического восторга влюблённой девушки до убитой горем женщины, ищущей спасение в молитвах в далёком горном уединённом монастыре на Кавказских горах, но и там  обречённой на гибель.
Опера «Демон» — значительное явление в истории русской музыки. Встреченная сначала сдержанно, в дальнейшем она получила заслуженную оценку критики и публики, обойдя ведущие сцены мира. В опере сильно лирическое начало, в ней много красивых мелодий и арий («На воздушном океане», «Не плачь, дитя» и др.). Её стилистика во многом созвучна творчеству Чайковского. Однако заметные слабости (слащавость мелодики, несколько драматургически неудачных эпизодов) не позволили ей занять выдающееся место в русской культуре. Значительную роль в истории оперы сыграл Фёдор Шаляпин, исполнявший заглавную роль на протяжении многих лет.


Этот спектакль на сцене ГАБТ им. А. Навои не все восприняли однозначно: наши зрители предпочитают  счастливый конец, как в премьерной опере «Иоланта» П.И. Чайковского в репертуаре ГАБТ. Но те, кто проникся сердцем романтической красотой оперы А. Рубинштейна в прекрасном исполнении оркестра под руководством дирижёра  Ларисы Габитовой; слаженным ансамблем всех без исключения исполнителей; выразительной сценографией художника-постановщика – Даврона Раджабова, где не было ничего лишнего и всё соответствовало времени и месту действия на Кавказе, – эти благодарные зрители отдельно, стоя, аплодировали оркестру ГАБТ и долго под занавес приветствовали артистов, не отпуская их с авансцены и  даря им весенние букеты цветов.


Гуарик Багдасарова

Комментариев нет :

Отправить комментарий