воскресенье, 24 февраля 2013 г.

«Мы любим Ваши имена…»


   



В «Русской гостиной» - информационно-ресурсном центре ташкентского  промышленного  профессионального  колледжа (бывшей библиотеке имени  Л.Н. Толстого) 22 02 13 прошла  творческая  встреча любителей изящной словесности под  названием: «Мы  любим  Ваши  имена…»
В этот раз она была посвящена двум талантливым поэтам, чья творческая судьба была связана с узбекской столицей: Тамаре Сологуб-Кримонт (1942 г.р.)  и Эрнсту  Усманову (1934-2010).






Ведущая программы  поэт Светлана Клокотова и участники вечера -заведующая Русской гостиной М.Н. Теперина, филолог Т.И. Васильева,  чтец-декламатор Ирина Парамонова, поэты Олег Бордовский и Владимир Ременов, композиторы и исполнители  Клуба авторской песни и поэзии «Арча» Геннадий Арефьев и Заури Оспанова, а также вдова поэта Римма Александровна Усманова,  друзья Т. Сологуб и Э. Усманова смогли донести  до публики духовную составляющую «бега современности», объединившую творческие искания  двух некогда знакомых, но совершенно по своему мироощущению различных мастеров художественного слова. В своё время Т. Сологуб посвятила  своему собрату по поэтическому цеху стих: «Меня семь  дней искали».
Эрнст  Усманов родился  в  1934 г. в Ташкенте. Окончил  в 1959 г.  Московский  текстильный  институт. Начал  писать стихи  в  45  лет. Автор  нескольких поэтических сборников:  «Разлукой  тронутые  струны»(1990), «До  мартовских   времён»  1999), «Иллюзия  вечности» (2005), «Хризантемы
 на  столе» (2006), «Где  влажен  грунт,  там  корни  хилы» (2007).
«Избранное» (2010).
         Друзья рассказывают, что он, даже будучи очень больным в конце жизни, продолжал работать над рукописью  последнего сборника «Избранное», успел его отредактировать и  подготовить к изданию. До последних дней не падал духом, шутил и  выпускал  из клетки вольно полетать по квартире своего любимого попугая, с которым он разговаривал на птичьем языке: это было очень забавно. Вспоминалась птичка А. Пушкина, которая прежде, чем запеть,  «гласу Бога внемлет».
Э. Усманов  спешил высказаться, потому что для него Слово стало хлебом и плотью, оно разделяло с ним страдание и утешало его. А теперь после кончины поэта  оно стало доступно всем: идите и берите! – все лабиринты, всё тайники и заповедные ходы его душевной жизни.
 Слово стало единственным проводником его живой души в современном мире с космическими скоростями и цветущим разнообразием поэтических школ и направлений.   Скромная «семиствольная цевница»  Эрнста Усманова  заставляет прислушаться к  простой традиционной мелодике его лаконичных  «рубаи» или классическому  мерному, ритмически организованному стиху из одной или  нескольких  строф и вдохновляет композиторов на песни и лирические сюиты, прозвучавшие на вечере в исполнении Г. Арефьева и З. Оспановой. Незамысловатые звуки цевницы точно попадают в архитектуру души слушателя, преобразуют её   и  ещё долго согревают  нас своими лучами.
                    *    *    *
Как редко, небо звёздное, в твои
Святые таинства я обращаюсь взором!
Но лишь сейчас почувствовал с укором,
Что есть в тебе и таинства мои.
Что есть в тебе исконное земное:
Будь то любовь, страдания, мечты…
Ты ко всему, как к самому родному,
Лучами тихими струишься с высоты.
Но мне важнее (да простит мне Боже),
Что я небезразличен для тебя,
И значит, свет твой звёздный мне поможет
Жить в одиночестве – мечтая и любя.
Я в этом – весь. И вечно так, но, впрочем,
Для той, единственной, моя открыта дверь.
«Любовь» - «беда», меж ними только прочерк,
Тем более, что он стоит теперь.
Но, небо, ты готово к откровенью,
Предвидя всё и всё поняв во мне?
Да, я не в силах буду продолженья
Искать своей любви на стороне.

(из рубаи)

*  *  *
Плачь обо мне сейчас, пока живой,
И восхищайся мной, пока с тобой,
Зато пготом, когда меня не будет,
Ты улыбнёшься, говоря со мной.

*    *   *
Жизнь на земле не многим удаётся.
Прожитое исправит кто вернётся?
Ад или рай в душе твоей готовит
Та память, что в народе остаётся.

Тамара  Сологуб  родилась  27  января  1942 г.
Вот что она рассказывает  о себе:
  - Родилась в городе ГРОЗНЫЙ в начале войны в военном госпитале, где служила медсестрой моя мама Лидия Дмитриевна Кримонт, студентка Одесского медицинского института, призванная на фронт и скрывшая, что ждет ребенка. Отец Ефим Викторович Кримонт, тоже призванный в Армию из института, служил до конца войны. 
Училась в  Ташкенте в школе имени Воровского на одноименной улице  недалеко от старого ТАШМИ  до тех пор, пока папе дали доучиться в Ташми и потом снова призвали  в Армию. Поэтому - все мое детство и юность - в разъездах и переездах по Туркестану: Фрунзе, Токмак (Киргизия), Луговая (Казахстан), Карши (Узбекистан). Замуж вышла в Карши. Стала Сологуб. Муж тоже оказался военным. Офицер. Поэтому кочевая жизнь продолжилась: Россия (Калуга, Новгород, Брянск, Сеща), Литва (Поневежис) Германия (Ораниенбург).
         Закончила Филологический факультет в Калуге. Работала, где придется: в газете, на радио,  в школах, на заводе и даже официанткой в военной летной столовой. Однако в Ташкенте жили мои родители и все родственники. Поэтому часто приезжала в Ташкент. Здесь в Узбекистане родила  двоих детей, и здесь появились на свет мои внуки.
Писать начала рано, как только научилась, вообще, писать. Издаваться - поздно, когда муж демобилизовался, и мы уже окончательно перебрались жить в Ташкент.
На первый мой сборник "Ворожба" (издательство "Навруз" ,  1993 г.) вдохновил меня известный ташкентский художник, искусствовед, критик Рафаил Такташ: "Немедленно печатайся!" И отвел меня в Союз писателей Узбекистана. А поэтический "голос" поставил мне Рудольф Баренский, известный поэт - шестидесятник, живший и похороненный в Ташкенте, автор многих бардовских песен и зонгов, а также непревзойденных стихов о Ташкенте, о России, о жизни. Я считаю его своим учителем. 
В Ташкенте меня  печатали в журнале "Звезда Востока", Многие из бардовского племени Чимганских фестивалей авторской песни  -  мои друзья до сих пор. Есть диски с их песнями на мои слова. Печаталась в альманахе: "Истоки" (Издательство: "ФАН" АН Уз). 
Сборники  стихов:  «Ворожба» (издательство Навруз, 1993 г.),  "Флаттер","99 ЛУН",  "Шаг" (изданы  в  России).
В 2005 г. в Москве издан сборник стихов "Качели".
В 2008 г. - сборник прозы "Часы" вышел в Израиле.  В 2011 г.  в Израиле был издан сборник вместе с нотами и дисками: "Лирические песни и романсы " совместно с композитором и исполнителем Гилем Кремером.
В конце 2012 г. -  поэтический сборник "Равновесие".
С 2002 г. проживаю  в  Израиле в городе Холон, где редактирую                международный   журнал  "Судьбы Холокоста".
                                                                                    
Творчество Тамары Сологуб помнят в Ташкенте почитатели её литературного таланта, но ещё больше ценят в ней преданность  узбекской земле, которую она искренне прославляет в своих стихах.

ОТПУСК В ТАШКЕНТЕ

1.     Первые дни

Всё незагаданно, как чудо:
от домодедовских берёз,
где дождь по листьям пляшет туго, -
да сразу в зной горячих грёз,
где мрамор в розовых прожилках,
как персик в солнечных лучах,
контрасты чувств, как порох,  пылких,
и тьма полуночи в очах,

горят тропические канны
на жарких, людных площадях,
и как атласные тюрбаны,
цветут тюльпаны на ветвях.
Там шелест шёлковых акаций,
а в карагачах скрежет майн,
там век минувший дремлет старцем, -
в саманных двориках Сагбан…

2.     Вода

Там десять рек стремятся с гор
на город- камень раскаленный:
зеленоглазая Анхор
плывёт по вётлам наклонённым.
Чирчик – разливом влажных рук
играет нежно островами,
а Домарык и Кечкурук,
и Ак - тепа    слывут мостами.
Сестра- близнец реки Бозсу, -
Салар стальным трепещет жаром,
в себя вбирая всю красу
вод Карасу и вод Бурджара…

Бесштанный юркий карапуз,
такой коричневый – аж чёрный,
нырял в холодный, как арбуз,
Каракамыш неприручённый.
А мы в прохладной чайхане,
чуть разомлев от непривычки,
сумели оценить вполне
зелёный чай и вкус шашлычный.

3.     Дни и ночи

Как Аладдина в гулких залах,
метро заворожило нас.
В обильной пестроте базаров
кружил нас вожделенный пляс.
Из давки душного трамвая
(сочтя потери на ходу)
спешили, еле успевая,
мы в цирк на старуюХадру…

А ночью, беготнёй безделья
ошеломлённые, без сна,
в открытой лоджии глядели,
как томно нежится луна.
Пересекает звёзды круто
мышей летучих резкий лёт,
и перепёлка поминутно
всю ночь нам «спать пора» поёт.

А ночь прекрасна и печальна,
на всём прощания  печать,
и в чарах чувств необычайных
мы не стесняемся молчать…
Теперь уж скоро аэробус
на юг неспешно повернёт
под нами Землю, словно глобус,
и нас из грёз – домой вернёт.

4.     Мы – дома

Нас русским духом лес овеет,
опрыснет дождь живой водой,
очнемся в буднях – не поверим,
что были там, где дышит зной,
растут урюк и абрикосы,
инжир, тутовник и гранат,
где женщины вплетают в косы
райхона мятный аромат.
Карнай, кварталы Чиланзара,
фонтанных радуг пляс и плёс,
и ганча вязь в музейных залах…
Неужто было это всё?

ВЫБОР
А. Ф.

Когда б не яд губительных созвучий,
пролитый в душу раз и навсегда…
Заняться бизнесом, быть может, было б     
                                                лучше,
стихи не кормят – в этом вся беда.

Поэт, возможно, должен быть голодным,
но больше – одиноким, может быть.
Есть жёсткий бич реальностей свободы:
извечный выбор – быть или не быть.

Быть хорошо семейным  и богатым,
но в пекле страсти – середины нет:
сожги стихи. Или себя – вот плата.
Иль ты – счастливый, или ты – поэт.

ЗАВЕРШЕНИЕ
     
Не наказуй
бесплодием,  Господь!
Дай доносить зачавшееся бремя –
любви и помыслов моих живую плоть,
дай мне родить её в назначенное время.

Не порази
молчанием, дозволь
мне родов и мучение, и счастье:
младенцу – Слову дай судьбы незлой,
пусть вырастет Стихом, волнующим и страстным.

Не отвергай
моленья моего:
пусть стих мой, как в дома, стучится в души.
Не дай мне смерти позже, чем его
забвеньем Время навсегда задушит.

Поэзия Тамары Сологуб  больше похожа на плуг, взрывающий время так, что его глубинные чернозёмные слои оказываются на поверхности. Вот-вот на этом чернозёме прорастут весенние фиалки и снова напомнят нам об особенной неповторимой красоте весеннего облика узбекской столицы. Не небоскрёбами и метрополитеном, но первой нежной зеленью,  весёлой весенней травкой  и свежестью фиалок, новой одухотворённой природой измеряется «бег современности» в царстве духа, в нежном бытии природы-Психеи и в нашем сознании, в котором  сплелись воедино имена любимых поэтов: А. Навои, А. Пушкин,  А. Ахматова, М. Цветаева,  Зульфия,  Х. Олимжон, А. Файнберг, Вл. Баграмов, Е. Теплова, Э. Усманов, Т. Сологуб... Все они произошли из одного корня и потому узнаваемы -  «родственники средь мирской тщеты» (А. Арипов).
Этот список  можно долго продолжать. Они ещё не раз прозвучат в «Русской гостиной» на творческих вечерах:  «Мы любим Ваши  имена».


Гуарик Багдасарова,
http://guarik-guhar.blogspot.com

Комментариев нет :

Отправить комментарий