среда, 22 мая 2013 г.

«Я такое дерево…»




  В Академическом русском драматическом театре 20 мая 2013 г. состоялся сольный концерт  Георгия Дмитриева: «Песни Микаэла Таривердиева».




Солист оперы Государственного академического Большого театра имени А. Навои Георгий  Дмитриев посвятил его памяти  брата, ведущего  актёра театра «Ильхом» Евгения Дмитриева. Об этом он рассказал в ходе автобиографического музыкального  моноспектакля:
- 4 мая 2006 года ушел из жизни актер театра "Ильхом" Евгений Дмитриев. В одно мгновение из младшего брата в семье я стал единственным сыном. За 7 лет у меня ни разу не возникло ощущение, что его нет в этом мире. Я точно знаю, что он продолжает жить на каком-нибудь далеком островке в океане. Очень жаль, что с ним невозможно связаться. Но его любовь я чувствую каждый день.
Такое редкостное светлое умиротворённое мироощущение оперного  артиста милостью  Бога после  горькой утраты близкого родственника дало ему силы не только самому  продолжать  жить как бы за двоих и творить, но и  щедро делиться этой  избыточной радостью высокого искусства с другими.
В этом поэтическом  по своей    природе  «театре одного актёра» всё органически совпало. Тексты песен на  музыку М. Таривердиева включали в себя  не только  преимущественно «белые» стихи самого композитора («Я такое дерево... » и др.),  но и  сонет 116 Уильяма Шекспир в переводе Самуила Маршака,  украсивший в своё время  х/ф «Адам женится на Еве»; стихи Роберта Рождественского  («Песня о далёкой Родине»,  или  "Где-то далеко…» из телефильма "Семнадцать мгновений весны"),  а также песни на стихи Евгения Евтушенко и  Беллы Ахмадулиной из  известного фильма «Ирония судьбы, или с лёгким паром» и многие другие хиты  прошлого столетия.
Но даже не такая по содержанию насыщенная и  высокопрофессиональная по исполнению сольная программа возвела этот концерт в ранг из ряда вон выходящих в многогранном и достаточно спорном репертуаре Г. Дмитриева. Поклонники  оперного искусства помнят его великолепного  «Дон Кихота» -  подлинную музыкальную историю о Хитроумном идальго, рассказанную Санчо-Панса – действующим губернатором острова Грёз. По сей день не утихают дискуссии о современной версии  «Дела Моцарта», нарушающей привычное академическое представление  о «маленькой трагедии» Пушкина и пушкинском театре. Любители лёгкого  жанра давно признали лучшей  камерную манеру исполнения Г. Дмитриевым «популярных песенок» и романсов знаменитого шансонье  А. Вертинского.
В данном случае  режиссёр-экспериментатор сумел придать сценарию автобиографический характер, но при этом сохранил благоговейное отношение к авторскому оригинальному материалу. В итоге – ошеломительный результат: публика не хотела расходиться, вызывая снова и снова на «бис» своего любимца,  артиста и режиссёра, мастера камерного театрального жанра - Георгия Дмитриева и  талантливого  концертмейстера  Татьяну Шахворостову.
Аналогичный концерт состоялся 17 октября прошлого года, но казалось, что всё происходит впервые на театральных подмостках: впечатление свежести и новизны происходящего не покидало зрителей ни на минуту. Так бывает, когда артист на сцене не механически повторяет свою затверженную роль, а всякий раз проживает её заново.
Театр для нас  - это проживание того, что нам подарила природа и Всевышний. Театр -  это «жизнь в свете бытия» (М. Мамардашвили), проживание духовного объёма бытия вместе   с Мастером-Художником, через сценическое произведение  которого кричит о себе всё  Человечество.
p.s. Под впечатлением от этого концерта сегодняшний день у меня начался с прослушивания старой аудиокассеты  с записью грустной и светлой музыки песен М. Таривердиева. Некоторые ключевые тексты его песен я скачала из интернета: на них, в основном,  был построен концерт Г. Дмитриева. Думаю, дорогие читатели, они повысят  вам настроение и подскажут смысл жизни, в поисках которого мы всегда находимся. Вспомните  их  чарующую мелодию – тогда вы  услышите, как песни М. Таривердиева реально звучали на театральных подмостках  и сегодня продолжают звучать в моём «Ласточкином гнезде» и в ваших домах: на самом деле они   непрерывно звучат в наших сердцах.


 Песня о далёкой Родине

Песня из телефильма "Семнадцать мгновений весны"
Стихи Роберта Рождественского. Вариант названия: "Где-то далеко…"

Я прошу, хоть ненадолго,
Боль моя, ты покинь меня,
Облаком, сизым облаком
Ты полети к родному дому,
Отсюда к родному дому.
Берег мой, покажись вдали
Краешком, тонкой линией,
Берег мой, берег ласковый,
Ах, до тебя, родной, доплыть бы,
Доплыть бы хотя б когда-нибудь…
Где-то далеко,
Очень далеко
Идут грибные дожди.
Прямо у реки
В маленьком саду
Созрели вишни,
Наклонясь до земли.
Где-то далеко
В памяти моей
Сейчас, как в детстве, тепло,
Хоть память укрыта
Такими большими снегами.
Ты, гроза, напои меня
Допьяна, а не до смерти.
Вот опять, как в последний раз,
Я всё гляжу куда-то в небо,
Как будто ищу ответа.
Где-то далеко,
Очень далеко
Идут грибные дожди,
Прямо у реки
В маленьком саду
Созрели вишни,
Наклонясь до земли.
Где-то далеко
В памяти моей
Сейчас, как в детстве, тепло,
Хоть память укрыта
Такими большими снегами.
Я прошу, хоть ненадолго,
Боль моя, ты покинь меня,
Облаком, сизым облаком
Ты полети к родному дому,
Отсюда к родному дому.


Текст(слова) песни

Уильям Шекспир. Сонет 116, музыка Микаэла Таривердиева,
перевод Самуила Маршака. х/ф 'Адам женится на Еве'

Мешать соединенью двух сердец
Я не намерен. Может ли измена
Любви безмерной положить конец?
Любовь не знает убыли и тлена.

Любовь - над бурей поднятый маяк,
Не меркнущий во мраке и в тумане.
Любовь - звезда, которою моряк
Определяет место в океане.

Любовь - не кукла, жалкая в руках
У времени, стирающего розы
На пламенных устах и на щеках,
И не страшны ей времени угрозы. 

А если я не прав и лжет мой стих,
То нет любви - и нет стихов моих!

Мешать соединенью двух сердец
Я не намерен. Может ли измена
Любви безмерной положить конец?
Любовь не знает убыли и тлена.


Текст (слова) песни

Я такое дерево. Я такое дерево. Я такое дерево.
Такое дерево.
Ты хочешь, чтоб я был, как ель, зелёный,
Всегда зелёный - зимой и осенью.
Ты хочешь, чтоб я был гибким, как ива,
Чтобы я мог, не разгибаясь, гнуться, но
Но. Но я другое дерево. Я другое дерево. 
Другое дерево. 
Другое дерево.

Если рубанком содрать со ствола кожу,
Распилить его, высушить, а потом покрасить,
То может подняться мачта океанского корабля,
Могут родиться красная скрипка, копьё, крыша или белая палуба.
А я не хочу. 
Я не хочу, чтобы с меня сдирали кожу,
Чтобы меня строгали рубанком, чтобы меня сушили или красили.
Нет, я этого не хочу.
Не потому, что я лучше других деревьев. Нет.
Нет. А просто. Просто.
Просто я другое дерево. Я другое дерево.
Другое дерево.
Другое дерево.

Говорят, если деревья долго лежат в земле,
То они превращаются в уголь, в каменный уголь,
Они долго горят, не сгорая, и это даёт тепло.
А я хочу тянуться в небо. Я хочу тянуться в небо.
Нет, не потому, что я лучше других деревьев, нет.
Я этого не говорю.
А просто. Просто.
Просто я такое дерево.
Я такое дерево.
Такое дерево.
Такое. 
Я другое дерево. Я другое дерево.
Другое дерево.
Такое дерево.

Гуарик Багдасарова,
http://guarik-guhar.blogspot.com

1 комментарий :