пятница, 14 марта 2014 г.

СЛОВО ЗВУЧАЩЕЕ


«Как день хорош. Весна рождает пробужденье.
И в мир возвышенных, прекрасных слов
                      Уносит нас воображенье»       
 Армануш Маркарян.

Под рубрикой «Встречи с интересными людьми», проводимыми ежемесячно в ЛТО «Данко» в течение 16 лет, в Национальной  библиотеке Узбекистана 12 марта 2014 г. прошла творческая встреча на тему «Слово звучащее» с  интересной,   многогранно талантливой личностью – поэтом, журналистом, искусствоведом Гуарик Багдасаровой. Составитель, участник и ведущая литературно-музыкальной программы Г. Багдасарова снискала популярность среди наших сограждан и в ближнем зарубежье, благодаря её активной журналистской деятельности в республиканской прессе и непосредственным  литературно-культурным связям с российскими коллегами и друзьями по духовным интересам.


    Испокон века мы живём красотой «звучащего слова» в разных его ипостасях: нашей обыденной разговорной, радио- и телевизионной речи, в русском романсе и авторской песне, переводах и оригинальной поэзии.
Программа вечера охватила широкий диапозон «звучащего слова» в лицах и разных литературно-музыкальных  жанрах.
На вечере прозвучали  стихи, русские романсы, авторские песни и переводы из армянской поэзии, а также  состоялась демонстрация получасового документального  фильма «Путешествие в Армению», в котором звучали стихи Осипа Мандельштама из цикла «Армения», древние армянские шараканы - духовные песни и незамысловатая речь простых невыдуманных реальных героев фильма, взятых  из глубинки. Программа  трёхчасового вечера  ещё раз подтвердила  истину, проверенную временем: «Слова как ключи. Правильно подобрав, ими можно открыть любую душу».
Гуарик Багдасарова - автор 5 книг, Лауреат республиканского творческого конкурса журналистов Узбекистана «Мосты науки и культуры. Россия-Узбекистан-2013» открыла свое выступление известным высказыванием: «Вначале было слово. Слово было Бог. Бог есть любовь» (Новый   Завет. Первое  Послание Иоанна, IY, 7-21).
Слово, как и люди,  претерпело с веками эволюцию: оно  поднималось  до молитвенного песнопения в храме и опускалось во времена насилия и войн, государственного тоталитаризма, и тогда страдала  духовность людей. О высоком предназначении Слова ведущая вечера  Г. Багдасарова прочитала стихотворение А. Файнберга:
«Где слова не дано, там нет и прав…».
Сигналы, посланные в эфир (одно из величайших изобретений достижений человечества - А. Попова и Г. Маркони) в начале прошлого века, стали впоследствии электронной революцией, изменившей не только информационный лик планеты, но самого человека. Радио - вот дальнейшее продвижение слова, лозунга, поэзии. Поэзия перестала быть только тем, что видимо глазами. Техническая революция дала слышимую поэзию. Счастье небольшого кружка, слушавшего поэта, по признанию Владимира Маяковского, «привалила всему миру». Но в каждом стихе сотни тончайших ритмических, размеренных и других действующих особенностей, - никем, кроме самого автора - мастера, и ничем, кроме голоса, не передаваемых. Словесное мастерство личностно.
-  Я не голосую против книги, но я требую 15 минут на радио! Я требую больше, чем скрипачи, права на граммофонную пластинку" -  заявлял  поэт В. Маяковский в  1927 г.  По мнению российского диктора М. Микрюкова, "самый прекрасный звук - это человеческий голос, а из человеческих голосов самый прекрасный - голос друга"[1].
       По данным статистики, сегодня в Узбекистане действуют более 30 радиостанций. Из них в узбекской столице действуют 4 государственных и 15 негосударственных, коммерческих. Большинство радиостанций охватывает сигналом Ташкент и Ташкентскую область.
К сожалению, эпоха информационного бума стала временем речевой агрессии, разрушающей взаимопонимание людей. По этому поводу писатель и журналист Виктор Пелевин,  популярный среди студенческой молодёжи, заметил: "Когда человек перестаёт получать качественную пищу, а вместо неё получает отравленную, его духовность гибнет, и появляется отрицательная духовность, потребляющая эту отравленную пищу"[2].
Так, по своей специализации, разнообразной тематике выделяются государственный радиоканал "Ташкент» - «Первое информационное радио столицы» (на волне fm 87, 9) и коммерческий «Пойтахт» ( 107, 2).
    Телевидение также воспитывает свою многомиллионную аудиторию и несёт ответственность перед каждым зрителем. Это прекрасно понимают профессиональные яркие ведущие Узбекского ТВ: Галина Мельникова, Татьяна  Полонская, Рухсатулла Умаров,  Владимир Багдасаров и другие. Оно воздействует на аудиторию, прежде всего, языком повседневно звучащей с экрана речи, манерой поведения в кадре ведущих и участников передач, присутствием в эфире людей, воплощающих наши представления об истинной интеллигентности. Помогая войти в пространство духовности, оно становится художественным посредником, формирующим – сознательно или безотчётно – культуру общества.
Явные и неявные, осознанные погрешности нашей повседневной и уж тем более профессиональной устной речи - это не просто сужение сознания, это отказ от него. О культуре речи и секретах своего артистического мастерства поделилась с аудиторией  заслуженная артистка  Уз., обладатель за  годы национальной независимости двух орденов: «Дустлик» («Дружба») и «За заслуги перед Отечеством» – диктор ТВ Галина Витальевна Мельникова,  своего рода символ советской  эпохи на ТВ и всенародная любимица.



    Г.В. Мельникова рассказала о своей любимой профессии диктора ТВ и поделилась секретами своего артистического и ораторского мастерства. В детстве она мечтала стать детским врачом, чтобы помогать малышам жить здоровой полноценной жизнью, но совершенно случайно оказалась на телевидении в 1956 году, где  успешно прошла большой конкурс на телеведущую. Так,  она стала врачевателем душ огромной  многомиллионной телеаудитории.
    Г. В. Мельникова рассказала о правилах и нормах  культуры речи, поделилась секретами журналистского мастерства: «Желание приносить пользу людям должно быть неотъемлемой чертой журналиста, как клятва Гиппократа у медиков». На встречу Г. Мельникова принесла две большие, но слегка пожелтевшие от времени фотографии своих встреч с советскими космонавтами, у которых в свое время, так же, как и у многих других выдающихся людей, она брала интервью, вела с ними короткие и многочасовые передачи. 
В  жизни Мельниковой было много профессиональных командировок за границу, но больше всех ей запомнились  съёмки в братской Армении, когда удалось заснять несколько  «Эскизов об Армении», когда заново для себя она открыла эту древнюю страну, её величественные памятники и простой жизнелюбивый народ.
Редактор журнала «Апага»  («Будущее») Георгий Сааков в знак почитания, любви и  признательности живой легенде узбекского ТВ преподнёс  большой, красивый весенний букет и периодический печатный журнал  республиканской армянской общины.
    Концертную программу продолжил солист народного оперного театра из Санкт-Петербурга, лауреат международных фестивалей оперного искусства Михаил Крамер, обладатель лирико-драматического тенора. В его исполнении прозвучали русские романсы: «Ночь светла» (стихи М. Языкова, муз. Шишкина), «Колокольчики мои, цветики лесные» (стихи А. Толстого, муз. П. Булахова), «Динь, динь, динь…» (слова и муз. Б. Юрьева). Гостья из России, поэт и вокалист, уроженка Ташкента Лилия Шумакова передала привет всем из  Орловского литературного содружества  «Родное полесье»  и  своим прекрасным высоким, нежным голосом – колоратурным сопрано - исполнила  любимый всеми романс «Белая акация» (сл. М. Матусовского, муз. В. Баснера) из кинофильма «Дни Турбиных» и прочитала своё стихотворение о предназначении Слова.
Авторская песня - один из жанров, появившихся в  конце 50-60- годов прошлого века. Она уходит корнями в народную культуру, использует образы и поэтику городского фольклора, а также традиции городского романса 19 века и близка к разговорной речи, проста в мелодии. От солистов классического вокально-музыкального жанра  подхватили эстафету члены Ташкентского клуба авторской песни «Арча».  Песни на стихи Гуарик Багдасаровой  исполнили Лауреат международных фестивалей авторской песни «Чимганское эхо» и «Осенний аккорд» композитор Геннадий Арефьев («В Соснове вереск розовый цветёт», «Падает снег», «Акация») и многократный Дипломант фестивалей авторской песни   бард  Ольга Абишева («Ночной разговор»). Зафар Юсупов посвятил героине творческого вечера  своё   посвящение: «Вы разрешите, я пред Вами преклонюсь!..»
    

Вторая часть тематической встречи «Слово звучащее» была посвящена  «Путешествию по Армении» и  началась она с просмотра документального фильма, созданного друзьями-паломниками  Гуарик из новосибирского Академгородка Юлией Лихачёвой и Еленой Юдиной в страну «Наири» (одно из древних названий Армении) по следам поэтического цикла О. Мандельштама «Армения». Он повлёк сибиряков в дальнее путешествие в страну, которую на Руси в 18 веке почитали  «земным раем». Фильм, буквально,  всколыхнул воображение и собирательную память у зрителей:
 Многие вспоминали свои впечатления о  поездках в эту удивительную и богатую многовековой  культурой страну. Среди них особенно интересно было услышать присутствующих на встрече  ташкентских поэтов-переводчиков из современной армянской поэзии, соавторов  новейшей антологии-билингвы (на двух языках – новоармянском «ашхарабар» и кириллице) «Буквы на камнях»  –  Николая Ильина и Баходыра Ахмедова. 




Документальный фильм «Путешествие в Армению» и выступления ташкентских поэтов – талантливые переводы Николая Ильина из Размика Давояна, исповедальные, полные любви и восхищения «Письма в Армению» Баха Ахмедова, переводы Гуарик Багдасаровой из Сильвы Капутикян и её философские размышления об  исторической  судьбе  армян на узбекской земле «На Малой родине»  соответствовали главной идее второй части программы вечера, которую Гуарик выразила через стихи Сергея Есенина:

«Издревле русский наш Парнас
Тянуло к незнакомым странам,
Но больше всех лишь ты, Кавказ,
Звенел загадочным туманом».
С. Есенин. На Кавказе. 1924.

Русско-армянские литературные и культурные связи имеют более, чем тысячелетнюю историю. О русских или славянских племенах – «склавах» или «русиках» - упоминается в армянских источниках седьмого века – «Географии» Анании Ширакаци. В связи с тем, что Армения была первым государством в мире, официально принявшем христианство как государственную религию (301 г. н. э.) – раньше, чем Римская империя (323 г. н. э.), русские чтили армянских святых. Средневековые русские переводы с армянского «Житий Григория Просветителя и девы Рипсимэ» сохранились до нашего времени. В русских средневековых письменах 11-12 веков, начиная с «Патерика» Киево-Печорской лавры и «Повести временных лет» Нестора-летописца до первых печатных книг и периодических изданий упоминается об армянах и Армении.
В некоторых русских церквях и монастырях (Новгородском соборе святой Софии – Премудрости Божей, храме Василия Блаженного в Москве и др.) целые приделы или часть их посвящались армянским святым и великомученикам. В 12-13 веках один из лучших образцов средневековой православной древнерусской литературы – «Сказание о Борисе и Глебе» был переведён на армянский язык и включён в Четьи-Менеи.
В 17-18 веках, когда Армения связывала своё освобождение от Османского (турецкого) и персидского ига с Россией и русским народом, - особенно оживились как литературные, так и, в целом, культурные армяно-русские связи. В 1756 году типографским способом издаются армянские переводы «Сказания о Борисе и Глебе», выходит в свет первый армяно-русский словарь. На армянский язык переводятся исторические книги: «О роде Рюриковичей», «Регламент Петра I », «Наиважнейшие указы русских царей», «История государства Российского» Н. Карамзина. В Петербурге в 1779 году издаётся книга, вызвавшая всеобщий читательский интерес: «Всемирный путешествователь», в которой упоминалось, что Армения почитается за первую землю, населённую людьми, спасшимися от потопа. В ней ещё и гораздо прежде были жители, если то правда, как утверждают некоторые писатели, то здесь находится земной рай.
В эти годы русские читатели изучают эпилог книги армянского историка пятого века Мовсеса Хоренаци «Плач об Армении», стихи В. Петрова и П. Радищева, посвящённые армянам. В. Державин в «Оде графу Зубову» первый, по замечанию А.С. Пушкина, изобразил дикие картины Кавказа. А.В. Жуковский в своём послании к графу Воейкову также посвящает несколько прелестных стихов описанию Кавказа. Эти стихи полностью приводит в примечании к «Кавказскому пленнику» (1821) А. Пушкин, продолживший и развивший тему Кавказа в своих лучших стихах и поэмах. Потом эту пушкинскую традицию преемственности «всемирной отзывчивости русской литературы» продолжили другие поэты и переводчики поэзии народов Закавказья: М. Лермонтов, В. Брюсов, А. Блок, А. Ахматова, Б. Пастернак, М. Петровых, А. Тарковский, Н. Тихонов… 
Кавказ для Пушкина значил многое.  Это был край свободы и первозданности чувств. Кавказ – место действия первой южной поэмы Пушкина «Кавказский пленник» и маршрут его первого путешествия на юг в 1820 г. с семьёй генерала Н.Н. Раевского. С Кавказом была связана и романтическая память чувств о младшей дочери Раевского – Марии, позже ставшей женой Сергея Волконского, и недавняя боль- память  память о товари щах, сосланных в действующую армию после разгрома декабристского восстания 1825 г. Во время второй поездки на Кавказ в 1829 г. Пушкин встретил здесь многих декабристов, в том числе своего лицейского товарища В. Вольховского, младшего брата И. Пущина – Михаила, знакомого с лицея – И. Бурцова. На перевале, на узкой горной тропе Пушкин увидел арбу с телом А.С. Грибоедова, писателя и дипломата, погибшего при разгроме русской миссии в Тегеране, ставшего жертвой «невежества и вероломства». Кавказский поход 1829 года стал для Пушкина первым постижением настоящей войны. Он был участником и свидетелем военных сражений, впервые увидев войну в тяжком однообразии её кровавых будней. После возвращения в Петербург поэт начал работу над «Путешествием в Арзрум», куда вошли впечатления от этой поездки на Кавказ.
В память об этом путешествии друг Пушкина И.Г. Чернецов подарил ему в 1830 году свою картину: «Вид Дарьяла, взятый с дороги, ведущей из Тифлиса во Владикавказ». Авторская копия этой картины висит в кабинете Пушкина на его последней квартире (Мойка, 12), а подлинник, к сожалению, утерян. Памятью о Кавказе была для Пушкина и турецкая сабля, на клинке которой выбито: «Арзрум, 18 июня, 1829». В этот последний день пребывания Пушкина в Арзруме перед отъездом в Петербург её подарил поэту фельдмаршал И.Ф. Паскевич. Сабля висит в кабинете Пушкина над картиной с изображением Дарьяльского ущелья.
Современники поэта, оставившие воспоминания о встречах с Пушкиным на Кавказе в 1829 году, рассказывали, как во время похода, на биваке, Пушкин читал вслух «Божественную комедию» Данте. Отправляясь в путешествие, поэт обязательно брал с собой книги. В этот раз на Кавказ он повёз с собой, кроме Данте, - Шекспира и первое русское издание романа Вальтера Скотта «Айвенго».(44)
В Москве в 1815 году открылся армянский Лазаревский институт восточных языков и литературы. Здесь была выпущена в свет «Грамматика армянского языка». Она знакомила армянских читателей со стихами Хемницера, Крылова, прозой Карамзина. В стенах института Мкртич Эмин впервые познакомил студентов с армянскими переводами поэзии их великого современника - А.С. Пушкина. По некоторым свидетельствам, русский поэт сам присутствовал на их презентации. М. Эмин перевёл на армянский язык поэмы «Бахчисарайский фонтан», «Кавказский пленник», стихотворение «Кавказ» и другие пушкинские произведения, служившие образцом не только для русских, но также иноязычных читателей. Эти первые переводы были опубликованы в армянской периодике ещё при жизни русского классика.
Отдельная книга А.С. Пушкина появилась в 1843 году в переводе Амазаспяна. Сюда вошли не только стихи, но и его проза, включая «Путешествие в Арзрум», - это, пожалуй, самое значительное прозаическое произведение тридцатых годов девятнадцатого века. На русском языке оно было напечатано в первом номере пушкинского журнала «Современник» в 1836 году.(45) Это был фактически призыв о «милости к падшим» и напоминание царскому правительству о службе осуждённых декабристов в Кавказском корпусе, о том, что они входили в ближайшее окружение генерала И.Ф. Паскевича. Именно они на практике принесли славу России. А. Пушкин об А. Грибоедове говорит как о деятеле декабристской эпохи, чьи способности оказались без употребления, а талант не признан.
Не без сарказма изображает он миссию персов в Россию во главе с принцем - Хозрев-Мирзой, передвигающимся в коляске в сопровождении кортежа по военно-грузинской дороге, когда тело выдающегося мыслителя и общественного деятеля Грибоедова везут в арбе следом несколько грузин. Пушкину, конечно, было известно сочувственное отношение его друга и тёзки к кавказским народам не только по публикации: «Вступление к проекту устава» (Тифлисские губернские ведомости, 1831.), но из бесед с Грибоедовым в 1828 году, а также из встреч с передовыми людьми Кавказа.
Неслучайно Пушкин сообщает в путевых заметках о том, что в Тифлисе главную часть народонаселения составляют армяне: в 1825 году их было здесь больше двух с половиной тысяч семей. Это говорит о том, что Пушкин был знаком с Туркманчайским договором, по которому все пленные, изъявившие желание вернуться на родину, передавались России. В основном, это были армяне, страдавшие в Персии под двойным гнётом – национальным и религиозным. Заслуга Туркманчайского договора принадлежала А.С. Грибоедову, заботившемуся о переселении армян из-под ига иноверцев на историческую родину. Эту тему венчает описание Арарата – возвышенная ода в прозе библейской горе, символизирующей землю обетованную.
Пушкин один из первых воспел гору Арарат, предугадав в 1829 году, когда оказался в самом пекле русско-турецких военных действий на Кавказе, её значение и роль: ведь именно здесь в течение всего 19 - начала 20 веков решался так называемый «армянский вопрос» - быть или не быть Армении и армянскому народу. Единственной державой, способной разрешить его, была Россия. В 1828 году Восточная Армения вошла в состав России. А западная оставалась под началом Турции, в связи с чем к освобождённой от персидского ига Армении в России пробудился ещё больший интерес. Гора Арарат, в силу исторических катаклизмов, поныне находится на территории Турции, оставаясь при этом духовным символом Армении. Кажется, до неё рукой подать, но, чтобы овладеть этой вершиной, надо идти к ней обходным путём, как шёл Данте в «Божественной комедии» к горе из сумрачного леса – через все круги ада к свету, через все страдания, необходимое реальное испытание, - к духовной вершине.
Только тот, кто мысленно пройдёт все исторические круги ада, которым прошёл армянский народ, только тот способен признать сердцем и умом божественную символику горы, подобно колоссу, возвышающейся в Араратской долине. А.С. Пушкин был таким гениальным провидцем:
    - Я вышел из палатки на свежий утренний воздух. Солнце всходило. На ясном небе двуглавая гора: «Что за гора?», - спросил я, потягиваясь, и услышал ответ: «Это Арарат». Как сильно действие звуков! Жадно глядел я на библейскую гору, видел ковчег, причаливший к её вершине с надеждой обновления и жизни, - и врана, и голубицу, излетающих, - символы казни и примирения..»
В Армении чтут память о двух выдающихся личностях – Пушкине и Грибоедове. Из поколения в поколение передаётся свидетельство, как в 1827 году в Ереване Александр Грибоедов увидел за пределами России первую постановку знаменитой и запрещённой на родине пьесы: «Горе от ума». Об этом событии сохранилась надпись на стене винных подвалов треста «Арарат», на месте бывшей здесь Эриваньской крепости. Здесь помнят о том, что Грибоедов сыграл важнейшую роль в исторической судьбе армянского народа, выступив одним из поборников русско-армянской дружбы. На пьедестале памятника, установленного в честь большого друга армянского народа, высечено: «Александру Грибоедову - от благодарного армянского народа».
Язык – носитель международной информации. На протяжении веков, тысячелетий в различных уголках нашей планеты складывалась культура языка. Армянский язык – древнейший язык и его звучание мягкое, теплое, лиричное подобно песнопению. В Москве, в 2013 году, продолжила Гуарик, издательство «Художественная литература» выпустило книгу с символическим названием «Буквы на камнях». Её предшественником была Антология армянской поэзии под редакцией В.Я. Брюсова и А.М. Горького в 1916 г.
После горьковского сборника армянской литературы и брюсовской антологии армянской поэзии (1916 г.) вышли новые переводы русских мастеров слова, но даже лучшие среди них – А. Ахматова, Б. Пастернак, В. Звягинцева, В. Лифшиц, А. Тарковский, М. Петровых, Е. Николаевская,  П. Антокольский, А. Кушнер, Е. Евтушенко, Э. Бабаев обязывали думать о новом сборнике переводов, который мог бы стать таким же важным явлением в современной литературной жизни, как сборник армянской литературы» под редакцией А.М. Горького и антология «Поэзия Армении» В. Брюсова, изданные в 1916 году. Если продолжить мысль Аветика Исаакяна:
«Караван мой бренчит и плетётся
Средь чужих и безлюдных песков.
Погоди, караван! Мне сдаётся,
Что из родины слышу я зов…» -

«Караваны ещё в пути» -  это сказано  хорошо и просто.
Хачкар – каменная стела с резным изображением креста на камне, как вечное зеленое древо жизни из древнего Эчмиадзина – ныне украшает двор армянской церкви св. Филиппоса в Ташкенте. Другой хачкар был передан армянской диаспорой в честь двухтысячелетия  Рождества Христова  Новосибирску. Он украшает Центральный городской парк сибирской столицы, напоминая о древних единых истоках христианской культуры народов, разделенных горами и реками, но близких духовно. В Барнауле 12 октября 2007 года был торжественно открыт памятник дружбе народов русских и армян – «Открытая книга». На книге изображены два алфавита – русский и армянский.


Памятник «Открытая книга»  - «Буквы на камнях»
можно трактовать также как «источник знаний» и обмен информацией.
Этот памятник точно выражает идею одноимённой  поэтической антологии «Буквы на камнях»  - представить в полном объёме современную  поэзию Армении – «орущих камней государство» (О. Мандельштам)  на двух языках. Она отражает современную поэзию СНГ. Сюда вошли разные авторы, среди которых известные ташкентские поэты: Бах Ахмедов, Николай Ильин, Алина Дадаева, Вадим Муратханов (с 2006 года проживающий в Москве).

    Организаторы вечера  подарили  нашим соотечественникам, собравшимся в кинозале НБУ, счастливую возможность услышать стихи на языке оригинала и в переводе. Г. Сааков читал на армянском языке отрывки из книги Размика Давояна, а Н. Ильин - свои оригинальные посвящения Армении  и переводы на русском языке. Вот одно из них,  чеканное по форме и полное  глубокого философского смысла: "Буквы на камнях":
В мире исканий
Суть  улови:
Вечность – из камня,
Жизнь – из любви.

Горные грани
К правде вели:
Горы – из камня,
Страна – из любви.

В дни испытаний
Мысль призови:
Недруг – из камня,
Народ – из любви.

Мягки, как лани,
Храбры, как львы:
Воля – из камня,
Сердца – из любви.

В лету не канут
Слова-соловьи:
Буквы – из камня,

Слова - из любви.

О языке перевода можно сказать словами О. Мандельштама: "Армянский язык - неизнашиваемый - каменные сапоги... Был пресный кипяток в жестяном чайнике, и вдруг в него бросили щепоточку чудного чёрного чая. Так было у меня с армянским языком". И позднее в Замоскворечье цвет плиточного чая приводил на память русскому поэту  О. Мандельштаму  красную пыль Араратской долины.

В переводах Н. Ильина, - комментировала Гуарик Багдасарова, -  я почувствовала вкус этого  крепкого  чая, знакомого с детства, благодаря  сдержанному ритму верлибра, аллитерациям согласных, цезурам в стихах, чтобы перевести дыхание и продолжить дальше читать строфы из цикла: "Преображения" Размика Давояна из  нового коллективного поэтического издания  «Буквы на камнях»:

«…Я один перед краем пропасти,
И вдруг рядом становится серна…
Слава миру –
Нас стало двое!
И теперь в этот миг полёта
Мы увидим в глазах друг друга,
Как пылает огонь наших душ.

Один из нас прыгнул в бездну,
другой над нею завис…».

    Эстафету от Николая Ильина принял всеми нами любимый  ташкентский поэт, автор  книги «Молчание шара», Лауреат международного конкурса «Пушкин в Британии» 2007 года  Бах Ахмедов.
«Однажды, не так давно, - заметила  Гуарик по поводу выступления Баха, -  я написала в инете (возможно, в «facebooke – сейчас не помню) комментарий к  стихам Баха, который сегодня позволю себе повторить: «Как здорово, что у нас есть свой поэтический летописец - своего рода, Хронотоп, осуществляющий связь времени и пространства с нашей душой. Ждём от Баха новых озарений, без которых мы слепые котята…».


На вечере  Бах Ахмедов поделится своими  поэтическими озарениями. Он не только порадовал нас своими переводами из армянской поэзии, с которыми он уже выступал перед армянской общиной в музее Т. Ханум в 2012 г., но и совершенно свежим новым циклом стихов, посвящённым  Армении под  названием «Письма в Армению». Эти стихи Бах Ахмедов написал по своим впечатлениям из поездки  в конце прошлого года  в Ереван на международный семинар переводчиков:


***
                                             Посвящается Еревану.
В этом городе памятников,
где из-под земли растут руки,
готовые к рождению музыки…

Где радостные фонтаны поют
и вспыхивают ночной радугой…
Где звучит древняя таинственная речь
так обыденно-вечно…
И где каждый шаг соизмеряешь с тенью
великой горы,
даже если не видишь ее…

В этом изумительном городе,
словно невзначай,
прикасаешься к другой жизни.
И даже если она длится всего три дня,
все равно навсегда
остаешься ему благодарен
за встречу с Чудом.

А три  дня могут вместить больше,
чем все «до» и «после»,
если в них была твоя музыка.
                           ***
«Печаль моя светла» - писал поэт.
А я пишу: «Печаль моя прозрачна…»
Когда я сквозь нее смотрю на свет,
что от тебя исходит. 
Я не плачу!

Я просто улыбаюсь и смотрю…
Я лишь боюсь на вечность ошибиться.
И вновь молюсь тому календарю,
где ты мне наяву смогла присниться.

                 Прощание

«Всё в мире встречается для того,
чтобы расстаться и встретиться вновь».
Вика Чембарцева.  «Письма в сезон безветрия».

…Еще не сумерки, только их преддверие.
Медленное изменение цветовой гаммы,
почти не заметное для глаза.

Я безучастно ждал посадки на рейс,
а в висок
билось беззащитное слово…

Границы брали реванш,
и время на огромном табло
торжествовало победу.

…Но когда самолет начал выруливать
на взлетную полосу,
у меня перехватило дыхание
и ком подкатил к горлу:
впервые за эти три дня
я увидел Арарат. 

Он щедро открылся мне
во всем великолепии
своей непостижимой тайны…
Он, словно провожал меня
и дарил напоследок
бескорыстное откровение.

Как ничтожны были все часы мира
по сравнению с этой нерушимой надеждой
на сопричастность Вечности!..
И я уже знал, что снова вернусь к нему
и писал пальцем на стекле твое имя.

На его фоне,
на  фоне неба
и на фоне незримого
Присутствия.

Все остальное
было уже за пределами главной жизни
и не имело значения.
                              ***
Как  пространство испытывает нас на прочность,
так язык испытывает нас на точность.

И любое слово - почти как бритва.
И любое слово  - уже  молитва.
И любая память – попытка выжить,
когда ты становишься к правде ближе.

Дальше все по тексту: прогулка ночью…
Город, ставший нашим, как будто строчка,
что была строптивой, с размером билась,
вдруг покорной стала, сдалась на милость…

Дальше все по тексту, но он так краток.
Оборвется скоро, и нет возврата…
Кто-то словом, может, ошибся снова.
Кто-то просто понял, что нет другого...

Ибо то, что прячется за словами,
переходит в плазму надежды, в пламя,
что от сердца к сердцу летит по свету.
………….. 
Остальное завтра расскажу я ветру…

               
Этот исповедальный монолог продолжил молодой талантливый  поэт Александр Евсеев из Чирчика Ташкентской области, поклонник армянской культуры. Он прочитал три стихотворения – посвящения  Гуарик Багдасаровой: «Глаза армянской женщины», «Исповедь сочинителя», «Визит Пегаса» и признался, что его наставник способна так ошлифовать  камень, что он превращается в бриллиант-алмаз.
Армануш Маркарян – председатель ЛТО «Данко», поэт и художник, журналист поделилась своими впечатлениями о поездках в Ереван, где восхищалась не только древними творениями зодчих, но и  домами из нежно-розового туфа (строительный природный материал Армении):
***
Ни с какой не сравнятся картиной
Те дома, что из туфа сложили,
В светло-розо­вом нежном оттенке
Они верность любви сохранили.
С предрассве­тным мешаясь мгновеньем­,
Бесконечно­сть слиянья постигли.
Под лучами ярчайшего солнца
Красоту и мечту воплотили.



Армануш также прочитала свое посвящение отцу, чьё детство прошло  в Араратской долине, о его восхождении  в предгорье Арарата:

А потом его будто подняли,
Словно в детской кроватке качали.
Сладкозвуч­ные нежные трели
С Араратской­ вершины летели.

Все выступления участников творческого вечера сопровождались тематическим показом слайдов с видами древних памятников армянской архитектуры и  природы, а также  современных городских кварталов, подготовленные А. Маркарян.


    Почитатели многогранного таланта Гуарик Багдасаровой Адель Чилякова, Елена Алексеева-Тюрк, София Демидова, Марат Кадыров, Александр Евсеев, Георгий Сааков выразили свою благодарность за подготовленную разнообразную программу искренними  восхищенными откликами и весенними букетами нарциссов и алых гвоздик и выразили пожелание продолжить  творческие вечера из цикла: «Слово звучащее» тем более, что в этом году, литературная общественность готовится достойно встретить юбилеи  Валерия Брюсова и Сергея Городецкого – двух выдающихся переводчиков армянской поэзии.
«Друзья! До новых встреч: будем радоваться каждому дню нашей жизни, тем более, когда на улице вовсю шумит весна: «Идёт-гудёт зелёный шум! Зелёный шум - весенний шум» (Н.А. Некрасов), - на эти пожелания друзей  отвечала героиня вечера, поэт, журналист, искусствовед Гуарик Багдасарова.



Армануш Спиридонова
Гухар Саруханова





[1] Микрюков М. Из записок диктора.
[2] Пелевин В. Generation «П». – М.: Вагирус, 2000.

1 комментарий :

  1. Вечер был наполнен теплотой душ и сердец. Музыка и стихи связывали и зрителей, и участников вечера не зримой нитью. Ощущалось именно ДУХОВНОЕ СОБРАТСТВО. Разные жанры, и манеры исполнения, всё это дополняло друг друга. Гуарик проявила и замечательные организаторские способности, прекрасно справилась с ролью ведущей. Отдельно хотелось бы сказать о фильме. Очень живые кадры, и неповторимое звучание стихов Мандельштама и армянской музыки. Смотришь фильм и переносишься на много веков назад. Дыхание времени захватывает. Конечно хотел выразить надежду что подобных вечеров будет ещё много. Потому что СЛОВО ЗВУЧИТ ПОСТОЯННО.
    Александр Евсеев.

    ОтветитьУдалить