среда, 23 января 2019 г.

Персональная выставка беспредметного искусства Максима Варданяна: «Цель живописи – живопись»


         В начале этого года Галерея изобразительного искусства Узбекистана порадовала нас двумя  знаковыми выставками: «Авангард сквозь пространство и время»  из коллекции Государственного музея искусств  РК имени И.В. Савицкого (18 01 – 18 02 2019) и экспозицией  абстрактной живописи ташкентского художника Максима Варданяна (22 01 —  22 02 2019). Пятая по счету выставка работ художника, проводимая в узбекской столице, привлекла внимание  многих зрителей качественно новым мышлением, с одной стороны, и непониманием и  отрицанием  его творчества, с другой. И это понятно. Ведь исторически, на протяжении многих десятилетий,  наш взор  был направлен только   на восприятие непререкаемого предметного, внешнего мотива, а его-то в произведениях  Варданяна как раз и нет.


За месяц до  открытия вернисажа я побывала в галерее и увидела несколько работ художника-абстракциониста, экспонируемых на втором этаже: уже тогда у меня вызвали интерес к себе масштабные красочные полотна Варданяна с  превалирующим огненно- алым цветом в его иррациональных композициях. На вернисаже  можно было поближе познакомиться с  художником и узнать мнение коллег о его необычном творчестве. В огромном светлом зале на первом этаже были представлены 16 работ, созданных художником за последние 2,5 года.  В основе любого творчества, даже абстрактного, лежит жизненный и профессиональный опыт художника.
Максим Варданян родился в Ташкенте в 1962 году. Его творческий путь, начавшийся в Узбекистане, пролёг через Москву, Варшаву, Париж. В 1990-х годах принимал участие в работе над авторскими проектами ведущих дизайнерских и творческих объединений во Франции, среди которых Kenzo и Galliano. Сотрудничал с фотографом Паоло Роверси в творческом объединении «Чёрный осёл». Картины Максима Варданяна представлены в музейных собраниях России, Франции, Бельгии, Германии, США и Японии, что даёт право назвать его интернациональным художником. В настоящее время Максим со своей семьёй живёт в Ташкенте.


Искусствоведы  Камола Акилова и Шахноза Ганиева высоко оценили творчество  Максима Варданяна, отметив его смелое новаторство. Благодаря игре масштабом, необходимым творческим условием художника, и своеобразной техникой,  знанием цветоведения,  Максим раскрывает новые грани своего видения мира, выводя его на более свободный современный уровень по осмыслению и визуальному впечатлению.


Ради справедливости и объективности, необходимо высказать мнение оппонетов «беспредметной живописи» (А. Кукаркин). Поэзия – искусство слова, она воплощается  с помощью языка.  Музыка воплощается в звуках, а изобразительное искусство  — с помощью оптических впечатлений.  Наличие предмета изображения создаёт для цвета мерило, придаёт ему предварительную упорядоченность. Намерения автора абстрактного  искусства, к сожалению, не становятся достоянием зрителя, который остаётся в сфере произвола и даже мысленно не может воссоздать увиденное  и по достоинству оценить «предмет» изображения, замысел художника, а значит, и его мастерство.


Творческую свободу художника уничтожает обратная крайность: она вырождается в произвол, избыток свободы, в котором всё возможно и ничего  общепонятного и  общеобязательного. Беспредметное формотворчество ведёт к декоративному орнаменту или нередко к  штампу повторяющегося узора и поэтому не может нас  так захватить или возвысить над реальностью, как реалистическое искусство. Это, скорее, коммерческое искусство абстрактного экспрессионизма:  оно повторяет образы, созданные рекламой с целью продажи товаров и услуг «повседневным» людям. Эстетическая ценность большинства работ коммерческого искусства не очень высока.
Известная ташкентская  художница Галина Ли поделилась своим впечатлением от выставки М. Варданяна:
—  Я этого живописца знаю давно. Его эволюция просматривается от реализма к абстракционизму: художник не может стоять на одном месте.  Некоторые работы на выставке по цвету очень красивые. Эти огромные залы галереи как будто специально созданы для его больших цветастых «ковров».


На вопрос журналистов, кто из современных живописцев повлиял на  художественное сознание Максима Варданяна и его  выбор работать в спорном и относительно модном направлении «беспредметного искусства», художник назвал, прежде всего, Кандинского, Матисса, Филонова, других, но только — подчеркнул   он, — не Малевича. Может быть, Василий Кандинский (1866-1944), «основатель сверхпредметной живописи», живший на рубеже XIХ - ХХ вв.,  нам поможет лучше понять искусство нашего земляка: «Если какая-то форма кажется невыразительной и, как  о ней выражаются,  «ничего не говорит», то это не следует понимать  буквально. Нет такой формы — как и вообще ничего в мире, — которая ничего бы не говорила»[1].  


Максим Варданян на вернисаже рассказал о своём собственном понимании назначения искусства:
Для меня творческий акт – это размышление о счастье. Эта выставка – ещё одна ступенька, по которой я поднимаюсь внутри себя на какой-то новый момент счастья. Это ещё одно повышение градуса счастья внутри себя. Именно этим она отличается от предыдущих выставок... Я часто выношу во двор на воздух две-три  свои работы, размер которых, как Вы видите,  от 3, 5  до 5 метров в длину, и они в лучах нашего южного горячего солнца приобретают совершенно новое звучание и самостоятельную жизнь, которую я до сих пор ещё  не переварил в себе.
На вопросы дотошных журналистов, что хотел сказать художник  в своих работах зрителям, подобно Александру Пушкину, когда-то процитировавшему завет лицейского друга А. Дельвига: «Цель поэзии — поэзия», Максим лаконично ответил: «Цель живописи – живопись».


Художник рассказал, что его вдохновляют узбекские сюзане и  декоративные ткани. У него дома большая коллекция предметов народного декоративно-прикладного искусства Узбекистана. Узбекские ткани и восточные орнаментальные мотивы в народно-прикладном искусстве пробуждают фантазию художника и не перестают восхищать его своим многообразием узоров и символов, находят своё чувственное отражение в его новых работах. И, конечно, — признался художник, — на новые творческие поиски его всегда воодушевляет единственная Муза  — это  жена, тоже художница.
В день открытия выставки Максим Варданян вынес на суд читателя свою очередную пробу пера – книгу «Художник и модель», в которую вошли несколько десятков эссе, написанных за последнее время. Книга, по заявлению художника, призвана помочь выстроить ему диалог с читателем, чтобы он смог глубже понять его взгляд на творчество и на искусство в целом.


Обобщая впечатления зрителей с их возрастающим интересом к абстрактной живописи, мы можем сделать вывод, что творчество Максима Варданяна вписало свои новые страницы во Всемирную историю живописи. Освобождение от  предметного искусства наметилось ещё в творчестве  Тёрнера в его текучих облачных образованиях, заметнее сказалось в упрощённых структурах Сезанна и кубистов (Пикассо), в мерцающей  цветовой  игре  импрессионистов  и, наконец,  в опьянении цветом у фовистов и постимпрессионистов. Выставка монументальных работ М. Варданяна оставляет  зрителям эмоциональный позитивный заряд и просто создаёт хорошее настроение. А разве ощущение беспричинной радости от  изобразительного искусства не важнее зрителю, чем  копирование природы?

Гуарик Багдасарова-искусствовед




[1] Мишель Лакост. Кандинский. – М.: 1995. С. 5

Комментариев нет :

Отправить комментарий