суббота, 3 августа 2013 г.

«ИДЁТ ОХОТА НА ВОЛКОВ»


                                             На злобу дня

                   

        

«Где слова не дано – там нет и прав…».
А. Файнберг. Слово

1. Эволюция понятия "свобода прессы" в историческом развитии



Проблема "свобода прессы" возникла с появлением печати. Споры о сущности этого понятия идут, как и борьба журналистов за свободное осуществление своих политических идей и творческих намерений, в течение нескольких столетий. На любом этапе общественного развития журналисты требуют максимальной свободы для себя и резко реагируют на любое ущемление этого законного права. С другой стороны, политическая власть тщательно отслеживает деятельность СМИ в стремлении обнаружить свидетельства злоупотребления журналистами свободой печати и нарушения ими её требований.
Власть подавляла печатную прессу со времени ее создания в 15 веке. Государство и церковь контролировали обмен мнениями и информацией в политической, религиозной, культурной и научной сферах. Пресса считалась инструментом для усиления могущества власти. Главными рычагами контроля над прессой были цензура, лицензии для издателей, налоги и репрессии за критику государственной, политической или церковной элиты, конфискация оппозиционных газет, заключение в тюрьму или даже казнь печатников, издателей и журналистов, которые несли ответственность за публикации, враждебные правительству или церкви.
 В конце 19 века свобода выражения и свобода прессы были признаны фундаментальными правами в демократическом обществе - как в Европе, так и в США. Свобода слова и прессы была признана в первой поправке к Конституции США, в Декларации прав человека во Франции, в Королевском декрете о свободе прессы в Швеции и в конституциях этих стран. Право каждого человека "искать, получать и распространять информацию и идеи" было зафиксировано в 1948 году в статье 19 Всеобщей декларации прав человека. В бывшем Советском Союзе это право было закреплено только летом 1988 года резолюцией "О гласности".
Среди средств, с помощью которых реализуется право граждан на информацию, ведущая роль принадлежит прессе. Журналистика родилась как ответ на потребность людей в оперативной социальной информации. Однако выполнение прессой своих прямых обязанностей часто связано с преодолением внешних и внутренних препятствий, которые постоянно возникают перед журналистом и порождают, в свою очередь, множество нравственных коллизий. Существуют вполне законные и признанные журналистским цехом ограничения гласности, налагающие юридическую ответственность за их невыполнение. Приведём некоторые из них.
Согласно Уголовному кодексу РУз, «любой, кто своими действиями, опубликованным или произнесенным словом пытается публично дискредитировать любое решение суда с целью уменьшить его авторитет или независимость, должен быть подвергнут тюремному заключению или штрафу"[1]. Другие ограничения направлены на защиту репутации или прав других лиц (диффамация[2], клевета, расизм, ксенофобия[3] и подстрекательство к ненависти, порнография и другие нарушения общественной морали и т. д.). Некоторые ограничения свободы прессы защищают другие права человека, такие, как право на частную жизнь, на беспристрастность судебного разбирательства, на презумпцию невиновности.
Статья 23 австрийского Закона о печати рассматривает вопрос о независимости судебного разбирательства следующим образом: "Любой, кто дискутирует после обвинительного акта и перед приговором суда в первой инстанции уголовного процесса о возможном исходе этого процесса или о ценности улик так, что это может повлиять на результат процесса, должен быть наказан судом".  Несмотря на конституционные и другие юридические гарантии свободы мнений, практика свободной прессы в Европе, открытая критика ею правительства или влиятельных экономических и политических групп может оказаться под угрозой. Ограничительное законодательство в защиту национальной безопасности и общественного порядка, законы о диффамации и об авторитете суда могут быть использованы для того, чтобы противостоять критике и препятствовать независимым журналистским расследованиям.
В Европе интересы людей бдительно охраняют Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Европейский суд по правам человека. Одно из основных прав человека, обеспечиваемое Конвенцией, - это свобода выражения и информации как фундаментальное право, необходимое для развития подлинной демократии. Оно гарантируется статьей 10 Конвенции: "Каждый имеет право на свободу выражения своего мнения…". Однако та же статья предусматривает и некоторые ограничения, то есть вмешательство государства в деятельность медиа в интересах той же национальной безопасности и общественного порядка; защиты нравственности, репутации или прав других лиц; предотвращения разглашения конфиденциальной информации или обеспечения авторитета и беспристрастности суда. Но эти ограничения разрешаются только в исключительных обстоятельствах и при соблюдении четких условий – настолько, насколько это вмешательство "необходимо в демократическом обществе". Другими словами, для такого вмешательства должен быть «прессинг социальной необходимости».
В последние годы Европейский суд по правам человека создал немало судебных прецедентов[4] в отношении статьи 10 Конвенции. Журналисты европейских стран, наказанные национальными судьями за злоупотребление свободой выражения, после того как все средства для апелляции в своей стране ими исчерпаны, вносят иски о нарушении статьи 10 Конвенции в Европейский суд по правам человека, который чаще всего встает на их сторону, то есть признает, что фактов злоупотребления свободой слова не было.
Можно предположить, что российские журналисты после того, как Россия стала членом Совета Европы и ратифицировала Конвенцию, пополняют ряды тех, за кого вступается Суд по правам человека, исповедующий принцип: "Лучше иметь слишком много свободы прессы, иначе ее будет слишком мало". У российских судей взгляд на свободу прессы чаще всего пока прямо противоположный, и это достаточно убедительно проявляется в судебной практике по уголовным и гражданским делам в отношении журналистов и СМИ.

2. "Свобода слова" в теории и журналистской  
практике Уз


В Узбекистане свобода слова закреплена как Конституцией РУ (1992 г.), так и соответствующими законами о СМИ, включая принятую в республике Хартию негосударственных теле- радиовещателей (2004 г.). Преамбула Хартии гласит: "Профессиональный журналист Узбекистана – это, прежде всего, человек, сполна осознающий свой профессиональный долг перед обществом и служащий его интересам, анализирующий и вскрывающий причины того, что мешает обществу активно продвигаться вперед, признающий и изучающий менталитет, традиции и историю узбекского народа, стремящийся к развитию общечеловеческих ценностей, активно способствующий укреплению мира, развитию демократии и прогресса, живущий чаяниями своего народа".
 Однако для того, чтобы принятые документы не оставались простой декларацией, а также с целью стимулирования членов ассоциации следовать этим правилам и нормам, Национальная Ассоциация электронных СМИ Узбекистана ежегодно объявляет конкурсы по следующим номинациям: "Лучший социальный ролик на темы развития школьного образования, махаллей…", "Лучший телеканал", "Лучшая радиостанция", "Лучший журналист электронных СМИ", "Лучший видеооператор года". Экспертная комиссия в конце года определяет победителей этих конкурсов.
Сегодня многие журналисты-практики в нашей республике говорят, что у каждого из них есть так называемый "внутренний цензор", это чувство личной ответственности при выборе темы и её разработке, поиске героя, складывающиеся профессионально-нравственные отношения не только внутри редакции, но и с аудиторией.
Вот что думает по этому поводу известный журналист в Узбекистане Сергей Ежков:
"Журналистика – это производство, которое вершит историю сегодня! Работающим в ней имя "легион", так как они открывают двери для каждого в новое измерение под названием "четвёртая власть". Но время сейчас такое – бум на информацию. Журналиста сейчас оценивают по тому, как он схватил, прибежал, написал и дальше побежал… Да, чтобы тебя заметили, нужно писать быстро и в страшном количестве, но при этом не стоит забывать об уважении к себе и к своей аудитории. Ведь важно, как журналист себя зарекомендует: грамотным, знающим человеком или бездарным, пытающимся всему миру доказать, что именно он вершитель судеб на земле. Нормальный газетчик должен помнить, что он занимается,  прежде всего, развитием общественного самосознания.
Насчёт "обливания грязью" и о том, что "ради красного словца"… Я, например, никого не пачкаю. Да, и не нужно это вовсе! Люди пачкаются сами. Я только включаю свет. Естественно, если журналист дезинформировал общество, то тогда он ответит за содеянное перед судом. Если же, благодаря журналисту, тайное стало явным, то такому "профи пера" честь и хвала, он отлично сработал.
"Журналисты – охотники за сенсацией". Нет, с таковым определением не согласен. Папарацци в нашей стране никогда не будут в моде, да, и за сенсации в Узбекистане не платят по другим расценкам. Да, и сенсаций на каждый день не найдёшь. Папарацци – вообще, грязные журналюги, и о них не хотел бы говорить, терять даром время на гнилое явление, на обсуждение гнилого мастерства.
"Журналист – застольный человек". Существуют такие дяденьки и тётеньки, которым лень бегать за информацией. К сожалению, они думают, что слово и рефлексия  заменят факты. Дудки, ребята! Есть такая игра: "Что, где, когда?" – с ответа на эти три  вопроса и начинается профессия. Хотя кто спорит: хорошо, когда ещё журналист владеет словом".
Из этого интервью можно сделать следующее заключение:
- профессионализм журналиста появляется только в процессе практики и непрерывного самообразования;
- лучшие материалы у журналиста получаются только тогда, когда ему "хочется кричать", когда журналиста раздирает некое знание, измаявшись, он выдаст "крик", который и формирует общественное мнение и самосознание. Вот только кричать надо профессионально, между строк.
 Этот ежедневный профессиональный долг журналистам особенно трудно выполнять сегодня как в России, так и у нас в Республике. Об этом откровенно размышляют не только "акулы пера", но и представители передовой интеллигенции, как, например, всеми известная и любимая Т. Доронина, народная артистка СССР, художественный руководитель МХАТ имени Горького:
- И я понимаю – почему "сегодня" не порождает поэтов, почему нет настоящих пьес, почему оскудела проза. Не пишут. Слишком больно. Она полна только болью – наша душа. За землю, на которой живём, за людей, которые живут в муке, за стариков, которых толпами гонят в огромную общую могилу, за детей, которых продают, калечат, убивают, бросают в мусорные баки. Статистика, опубликованная в печати, должна бы в ужас привести наших правителей. Но азарт, с которым рвут на части нашу кроткую и безответную Родину, не имеет аналогов в истории человечества.
Безумие разрушения. Сыновья раздирают тело своей матери. Оставлены далеко позади татарские набеги, вражьи нашествия, гражданские войны. Статистика  потерь "тогда" и "сейчас" несопоставима. Нарушены все нравственные принципы, законы совести, законы естества. Всё противоестественно, как на картинах Босха. Потеря лиц… Сатана завёл свою шарманку – и пляшет, и беснуется "будущее" России, кружась в этой дьявольской пляске, забыв обо всём, чем прекрасна жизнь.
Они не живут, они торгуют – покупают и продают себя, своих любимых, свою мать, своего отца, своих настоящих и будущих детей, своих учителей, своих поэтов, своё ОТЕЧЕСТВО! Чтобы запечатлеть это, - нужен гений Пушкина и Данте. Нужен глас Божий, с призывом: "Восстань, пророк, и виждь, и внемли!... "[5].
Это интервью вряд ли кого может оставить равнодушным и в нашей Республике!.. Связанные более чем полувековой историей, наши страны на самом деле сейчас переживают много общих проблем, связанных с эпохой реформ в совершенно новых для нас товарно-рыночных условиях обитания, когда каждого из нас волнует вопрос: "Что делать, чтобы противостоять хаосу, распаду, беспределу, чтобы вновь обрести хлеб насущный – в духовной жизни?"
Ни для кого не секрет, что часто на такие назревшие, или точнее, наболевшие вопросы мы находим, скорее всего, ответ в российской прессе, чем в местной. Но у нас много общих точек отсчёта, поэтому могут быть и схожие диагнозы болезни, и общие рецепты выздоровления. Узбекской прессе часто не хватает этого пафоса исповедальной интонации, этой внутренней свободы и желания сказать "во весь голос" о самом наболевшем. А между тем наша многомиллионная аудитория ждёт от нас именно таких откровенных глубоких аналитических статей на актуальные темы, ведь никакие житейские проблемы нельзя заглушить звуками фанфар.
За годы реформ в Узбекистане многое что изменилось. Существенно другой стала ситуация и со СМИ, особенно в связи с быстрым развитием интернета, высоких информационных технологий 21 века. Располагая всё более и более совершенной техникой, СМИ, службы по связям с общественностью, рекламные агентства усиливают своё влияние на взгляды и сознание людей, восприятие ими текущих событий и происшествий. Отличительная особенность наших дней – масштабное проникновение компьютеров и новых технологий в повседневную жизнь людей. Поэтому сегодня проблема полной информированности общества о ходе экономических, политических и социальных реформ посредством СМИ чрезвычайно важна.

              3. «Гоп-стоп» под крышей КАБМИНа РУ

               В связи с выходом карательного Постановление КМ РУз  №252 от 8 09 2011 и его 166 подпункт [6]  в адрес творческой интеллигенции,  в настоящее время  с начала этого 22 –го года государственной независимости (2013 г.) она в своём большинстве расплачивается ежемесячно  половиной пенсии за свою гражданскую активность в демократизации сомнамбулического общества. В списке потерпевших – одни русскоязычные нештатные работники: «представителей титульной нации – «своих» коренных  граждан пока не трогают. Налицо дискриминация по национальному признаку, что тоже является нарушением главного закона страны – Конституции РУ.  
              Практически никто из представителей СМИ общественных корреспондентов  не защищает: каждый за себя, за своё место под солнцем. Их  самоотверженным трудом пользовались, заполняли  газетные полосы аналитическими острыми  статьями, а теперь бросили  на произвол судьбы, - до последнего времени  не было ни одной публикации в местных СМИ в защиту  попавших под прессинг государственной бюрократической машины, кроме заметки в «Новостях Узбекистана»,  – без комментариев и ответа со стороны органов власти и управления. Единственным исключением на этом мёртвом  безгласном фоне гражданский подвиг газеты «Новый век», начавшей в сентябре этого года публиковать цикл актуальных  статей на эту тему[7]
              Постановление КМ РУз  №252 от 8 09 2011 и его 166 подпункт  равноценны смертному приговору армии журналистов пенсионного возраста, с большим профессиональным опытом и неистребимым рвением служить интересам Отечества. Только расстрел заменён на  медленные муки голодной смерти, бездействия и  обломовское существование «овоща» без права голоса, свободы собирать, анализировать и издавать, обнародовать  информацию через печатные СМИ.
              Кто подскажет, как прожить на 50 долларов или  даже 25 долл  в месяц, как у моей коллеги, нештатного корреспондента  «Вечёрки» Инны Коган?  Есть и такие, кто после применения на практике грабительского указа получают ещё меньше. Они не просто выживают: они умирают на глазах у всех при молчаливом всенародном согласии или равнодушном молчании, вопреки…

«Где слова не дано – там нет и прав.
Мы отравили древние глубины.
И в берег моря врезались дельфины,
И умерли, ни слова не сказав.

Молчат стволы порубленных дубрав.
Локаторы горам прогнули спины.
И меркнет свет над ядерной равниной.
И нету слов у обречённых трав.

Не проклянут нас ни вода, ни камень.
Нет слов у псов, добитых каблуками.
Нет слов у птиц, ракетой сбитых влёт.

Две тыщи лет от рождества Христова.
А мы живём. И стыд нас не берёт.
Кому ж ты дал, Господь, язык и слово?»
А. Файнберг. Слово

              Были летальные случаи инфаркта, инсульта и других  необратимых  смертельных исходов известных и малоизвестных писателей, журналистов, поэтов, работников культуры, невинно пострадавших под прессингом староиспечённого 166-го указа Кабмина от 08 09  2011 г., не имеющего, как говорят юристы, «обратной силы», но стремительно набирающего обороты с начала  этого года.
              У кого есть воля борца  – тот борется, но ещё никто не смог даже в судебном порядке отстоять свою правоту и компенсировать урезанную (восстановить) свою пенсию. Она была  заработана не на нештатных случайных грошовых гонорарах, а долгим пожизненным праведным изнурительным журналистским трудом, давшим возможность людям уйти на заслуженный пенсионный отпуск и заниматься любимым делом не за гроши, а за сердечную радость творческой самореализации. Как известно, «творческая личность подчиняется иному, более высокому закону, чем закон простого долга» (Стефан Цвейг).
              У этих людей после последней допенсионной трудовой записи  «чистая» трудовая книжка лежит дома:  будучи на заслуженном отдыхе,  они не заключали с редакцией никаких трудовых письменных договоров. Они реализовали в слове наработанный годами свой журналистский опыт, свои мечты и свою боль за наше молодое демократическое  государство и его несовершенное законодательство, хотели помочь ему встать на ноги, участвуя  в формировании нового  гуманного сознания людей эпохи независимости, но, как известно, «благими намерениями вымощена дорога в ад».
              Практика показала, что ничего не изменилось за 22 года эпохи  Независимости, а если изменилось, то только в худшую сторону – поворота  государства не лицом к человеку, а против него. Свою глобальную проблему  дырявого  бюджета последних, более чем двадцати лет, государство пытается решить за счёт стариков, детей и инвалидов. Оно систематически не только отнимает  у самой уязвимой прослойки  общества любые льготы, унаследованные государственной системой от советских времён, но ещё  отбирает  у них право на полноценную  цивилизованную жизнь, на право труда и отдыха, на свободы слова и  посильного активного участия в социуме, закреплённые  Конституцией  РУ. Ведь журналисты всегда по призванию оставались на передовом фронте в борьбе с коррупцией, терроризмом, бюрократизмом  и другими общественными недостатками  «дикого капитализма». 
              Творческие пенсионеры  нынче приравнены к безгласным  бродячим собакам. Их пенсии не хватает:
-  на оплату коммунальных услуг;
- на культурный досуг;
-  на содержание интернета и кабельного ТВ;
- на поездки к близким родным в черте города и за пределы Республики;
 на лечение и восстановление своего здоровья;
- на поддержание минимального  прожиточного минимума рядового среднего гражданина – без «кормящей»  дачи или приусадебного участка.
              В отличие от России и других стран СНГ, у нас не ведётся статистика, какая должна быть в «хлебном городе» еженедельная корзина потребления и насколько  она  не дотягивает до   среднего прожиточного минимума пенсионера, инвалида, несовершеннолетнего  ребёнка.
              А между тем,  в светской стране 70 % населения исповедуют ислам: благоверные  пять раз в день читают намаз от мала до велика и наверняка повторяют  93-ую суру Корана, которая в переводе современного узбекского поэта Сабита Мадалиева звучит так:

«Во имя Аллаха милостивого, милосердного!
Клянусь утром и ночью, когда она густеет!
Не покинул тебя твой Господь и не возненавидел.
Последнее для тебя лучше, чем первое.
Даст тебе твой Господь – и ты будешь доволен.
Разве не нашёл Он тебя сиротой – и приютил?
И нашёл тебя заблудшим и направил на путь?
И нашёл тебя бедным и обогатил?
За то  сироту ты не притесняй,
просящего не отгоняй,
о милости твоего Господа  возвещай».
              Справедливость и милосердие всегда были превыше закона в мусульманском сознании. Именно на них испокон веков опирались в своих воззрениях все лучшие мыслители  Востока –  от эпохи тимуридов до наших дней. До нас дошли некоторые высказывания полководца и государственного деятеля А. Тимура, сохранившиеся в памяти его современников и позднее записанных с его слов: «Ко всем, кто тебе подчинён, богатым и бедным,  будь одинаково справедлив. Покорность подданных государю – это их благодарность его справедливости…»[8]
              Его внук, учёный-астроном и философ М. Улугбек призывал современников и потомков: «То, что исправимо – исправить, быть всепрощающим, но  не порицающим»[9].
              Народный поэт Узбекистана, автор государственного гимна Абдулла Арипов прославил  Справедливость в своих стихах:

- Не обвиняй, - сказали бедняку. –
Бери богатство, что тебе не снилось.
Бедняк ответил: - На моём веку
Любых богатств превыше справедливость.

Спросили перед смертью богача:
- Что золоту б вовек не покорилось?
В ответ последний шёпот прозвучал:
- Бедняк, который ищет справедливость.

Увы, прав был русский поэт 19 века, когда сокрушённо различал два мира – вечные ножницы – наших возвышенных желаний и духовных потребностей и реальных житейских возможностей:
«Два мира есть у человека:
Один, который нас творил,
Другой, который мы от века
Творим по мере наших сил»
Евгений Баратынский.

              Достаточно однажды проехаться поездом «Ташкент-Новосибирск»  или даже полететь самолётом тем же маршрутом, чтобы увидеть армию местных безработных всех возрастов, выезжающих в разные города холодной Сибири в поисках работы. Мало,  кто сейчас едет отдыхать или навестить  дальних родных  или друзей. Всё больше  крайняя нужда заставляет работоспособных людей надолго оставлять родной дом и край, своих близких домочадцев, чтобы вдали от Родины  где-нибудь на стройке или узбекской национальной кухне  под чужим небом заработать на кусок хлеба с маслом не только для себя, но и для всей своей  многодетной семьи.
              Как мы докатились до того предела пофигизма в государственном масштабе, чтобы  КАБМИН Уз и МИНФИН Уз, выделяя огромные  многомиллиардные средства на строительство новых гос- и коммерческих учреждений,  офисов культурной, туристической, бизнес-  инфраструктуры - шикарные  пятизвёздочные отели,  объекты иностранного туризма и внешней дипломатии в многомиллионном мегаполисе, способны грабить среди бела дня свой простой народ, и без того терпящий социальные бедствия и нужды, как во время  военного лихолетья  времён второй мировой войны?
              Сегодня, заглядывая в прошлое, мы пытаемся понять настоящее и стыдливо признаёмся себе, как многого мы   ещё просто не знаем: фактов, событий, их взаимосвязей. Стремительная перестройка идеологии, замена и реставрация старинных памятников архитектуры и скульптуры, переименование  улиц не дают нам принципиально нового знания: что же происходило и происходит  с человеком, человеческой личностью, вовлечённой в страшный круговорот истории?
              А между тем мы интуитивно осознаём, что главным двигателем культуры и проводником истории был и остаётся Человек. Мы сегодня пытаемся объективно, непредубеждённо и беспристрастно осмыслить не только далёкое, но и недавнее советское прошлое, чтобы понять его и себя в нём. Понять, чтобы иметь право судить. И мерилом этого суда остаётся человеческая личность с её вечными ключевыми вопросами: свобода и несвобода личности при старом и новом строе; её связи и взаимоотношения с государством; правда истории и правда человека и многие другие проблемы, которые остаются открытыми по сей день.
              Сегодня с новой силой актуально звучат пророческие  изречения Ф.М. Достоевского:
- Мы глубоко распались с существующим… Мы блажим, не хотим знать действительности, мы постоянно раздражаем себя мечтами… Мы терпим наказание людей, выходящих из современности страны…
              Беда наша в расторжении жизни теоретической и практической…».[10]
              Автор  и издатель лондонского  альманаха «Колокол» А.И. Герцен, «разбудивший  декабристов»,  писал: «Попытка французов восстановить священные права людей и завоевать свободу обнаружили полное человеческое бессилие… Что мы увидели? Грубые анархические инстинкты, которые, освобождаясь, ломают все социальные связи к животному самоудовлетворению… Появится когда-нибудь могучий человек, который укротит анархию и твёрдо зажмёт в своём кулаке бразды правления»[11].
              А сам Наполеон сказал: «Что сделало революцию? Честолюбие. Что положило ей конец? Тоже честолюбие.  И каким прекрасным предлогом дурачить толпу была для нас всех «свобода?..»[12]
              Невинно пострадавшие граждане Узбекистана, представители  творческой интеллигенции не один месяц терпеливо ждут со стороны властей  ответа  на  вопросы относительно совпадения свобод и гражданских  прав с генеральным направлением  современной социальной политики  руководства страны, а также соблюдения международных норм гуманности и человечности чиновниками  всей иерархической лестницы  законодательной и исполнительной власти.  Граждане Узбекистана  надеются и верят в то, что молодое демократическое  правовое государство должно их защищать, а не отправлять досрочно на мусорную свалку как ненужный, давно   отработанный хлам, отхожий биоматериал,  в недавнем прошлом  для современного процветания Республики.
                  До сих пор, кроме бюрократических отписок  из районных внебюджетных пенсионных отделов при МФ РУ, городского Управления   внебюджетного пенсионного отдела при МФ РУ, районных отделений Прокуратуры, а также глухого молчания из Представительства ООН в Узбекистане,  мы не получили  ответа на жизненно важные вопросы. Как дальше жить, выживать  и творить на благо родины многомиллионной армии творческой интеллигенции  Узбекистана в условиях финансового и морального прессинга в стране,  входящей в десятку стран с самой ужесточённой цензурой?

Гуарик Багдасарова





[1] Законы, регулирующие деятельность СМИ в Республике Узбекистан. - Т.:ИА Жахон, 1998.
[2] Диффамация – порочить что-либо.
[3] Ксенофобия – враждебность к чему-либо или кому-либо.
[4] Прецедент – предшествующий случай, служащий примером для последующих случаев подобного рода.
[5] Доронина Т. Я верю в разумное начало нашего народа. - //Наука и религия, 2004., №3.
С. 7
[6] Пункт №166  252-го  постановления КабМИНа от 08 09 2011 г.: «В случае получения  дохода (гонорара или другого вознаграждения)  лицом, занятым творческой деятельностью, после назначения ему пенсии, за месяц получения дохода пенсия выплачивается в порядке, установленном для работающих пенсионеров».

[7] А. Саидова. Когда самое время творить… - //Новый век», №38, 19-25 09 13;
И. Коган. Удар ниже пояса…» -  //Новый век»,  №39, 26 09 -2 10 13.
[8] Среди источников: «Книга побед» Шараф ад-Дина Али Йазди;
«Записки ибн Арабшаха» и др. - А. Темур: «Я знал, ценил и уважал народ». - //Звезда Востока (альманах), 2002., №1.С.4.
[9] Там же.
[10] В книге:  Бунин И. Окаянные дни (1918). – Лондон-Канада, 1973.
[11] Там же.
[12]  Там же.                                 

        

Комментариев нет :

Отправить комментарий