суббота, 21 ноября 2015 г.

Радость бытия. Аннотация на сборник «Левитация» Гухарик Багдасаровой






Автор  этих строк поделилась на вечере своими впечатлениями о самобытном творческом пути  создателя  книги «Левитация». С Гухарик Сарухановной  Багдасаровой  я знакома  ещё по НУУз имени М. Улугбека, где  она много лет преподавала на факультете журналистики, а я на кафедре  зарубежной филологии и мы неоднократно встречались на научно-практических конференциях, на общих университетских собраниях и просто за чашкой чая или кофе в перерывах между лекциями и семинарами.  Мне довелось  в своё время написать вступительные статьи к её книгам: «Близкое эхо» (2 том) поэзии, прозы, публицистики (Т., 2006) и «Жизнь в свете бытия. Диалоги любви в письмах» (Т., 2008), поэтому мне было что рассказать о талантливом педагоге, совмещающем в себе дар журналиста-искусствоведа, острого публициста, писателя и поэта, автора шести книг поэзии, прозы, публицистики.
Первые стихи Г. Багдасаровой были опубликованы в газете «Комсомолец Узбекистана», когда их автору  едва исполнилось 16 лет. Подборка из пяти лирических стихов была напечатана  в 2003 году в  литературно-художественном журнале Узбекистана «Звезда Востока»[1]. Стихи Гухарик Багдасаровой периодически звучат в прямом эфире радиоканала «Ташкент». Её охотно приглашает к себе  старший редактор программы «Пойтахт»  Наталья Юдина. Накануне презентации книги в музее Сергея Есенина мы с удовольствием слушали  выступления  Г.  Багдасаровой  с её стихами из нового сборника и  барда Ольги Абишевой  с новыми романсами на произведения Гухарик в прямом радиоэфире (18 11 15). 

Заслуженный журналист Узбекистана, поэт, член СП Уз  Мукаррама Мурадова во вступительной статье к первой стихотворной книге «Близкое эхо»  (Т., 2003)  Г. Багдасаровой сравнивала её  автора с «жемчужинами мировой литературы»  -  классическим лириком средневекового Востока Зебуннисо (1639-1706) из династии Бабуридов  и   народным поэтом Армении Сильвой Капутикян(1919-2006), искренне воспевавших человечность, любовь к жизни, природе, своей родине.
Известный поэт, прозаик, драматург, член СП Уз и Заслуженный артист Уз Владимир Баграмов во вступительной статье к стихотворному сборнику «И я причастна…» (Т., 2011) назвал его автора «в нынешней толчее «каменных сердец» человеком мыслящим и феномену поэзии предельно преданным: поёт о том, что чувствует.  <…> Проникновенность образов и точность метафор рождает удивительное чувство «ностальгии» по несбывшимся чаяниям в нашей суровой, замечательной и яростной жизни», - отметил поэт и литературный критик, в нулевые годы возглавлявший  популярный среди столичной богемы информационно-познавательный журнал «Гармония».
В аннотации к сборнику «И я причастна…» редактор издательства «Национальная библиотека имени  А. Навои» Шукур Курбанов отметил, что стихи автора «отличаются постоянным поиском непреходящих ценностей, романтической устремлённостью и правдивостью чувств. Объект её внимания – духовный мир нашего современника, в том числе узбекского народа.  Произведения  Гухарик Багдасаровой  несут в себе  глубокую мысль, выраженную в стремительной яркой поэтической форме».




Новая книга избранных  стихов Г. Багдасаровой «Левитация» продолжает и развивает вечные и одновременно актуальные темы бескорыстного служения  Любви, Дружбе, Добру, Красоте, затронутые ещё в ранней юности. Настоящая книга – промежуточная лирическая ретроспекция, реализация внутренней потребности автора осмыслить свою судьбу и свою линию жизни, ведь только творение искусства способно отразить «устойчивое пребывание истины» (Хайдеггер).  Все жизненные перипетии  на своём пути автор  победно преодолевает в конечном творческом итоге – и так уже на протяжении нескольких десятилетий.
Болгарский (французский) философ XX в. О.М. Айванхов утверждает: «Почему не сделать некоторые усилия, являясь людям с открытым, улыбающимся, светящимся лицом? Люди не умеют вносить в жизнь поэзию, благодаря которой они смогли бы любоваться друг другом. Настоящая поэзия не литературная ипостась - это качество внутренней жизни.
 Итак, отныне не оставляйте поэзию только поэтам, которые пишут стихи. Ваша собственная жизнь должна быть поэтичной. Да, это новое искусство — научиться создавать и расточать поэзию вокруг вас, быть приветливым, оживленным, экспрессивным, светлым!».

Похоже, Г. Багдасарова бессознательно интуитивно следует этому правилу в жизни и своём творчестве. Анна Ахматова говорила, что последняя тайна поэзии состоит в том, что Муза существует. Для Гухарик поэзия — не столько стихи и умение создавать их, сколько один из незримых духовных истоков самой жизни, когда можно признаться себе, как Ахматова: «И я своих не знаю берегов». В книгу вошли как старые «стихи непрошедшего времени», так и новые многожанровые стихи (лирические,  философские, шуточные, подражания касыдам, сонеты, посвящения): у них нет возраста, хотя между ними пролегли годы  жизни с её обширной географией путешествий и места жительства, неизбежным напряжённым драматизмом и  редкими вдохновенными озарениями счастья. Несмотря на разные величины и критерии формального совершенства, стихи Г. Багдасаровой объединяет одухотворённое поэзией радостное бытие творческого человека.
         Когда-то Николай Гумилёв сказал:
«Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что Слово это – Бог»,   -  
эти мудрые слова можно считать нерушимым жизненным и  творческим кредо  Гухарик Багдасаровой.
 О.М. Айванхов говорил:  «Язык ответственен за многие счастливые или несчастливые события в жизни; это он отнимает или дарит нам друзей. Итак, постарайтесь показать пример: покажите, что вы мудры, добры, честны, так как умеете владеть своим языком и всегда находите доброжелательное слово для каждого»[2],  - это и есть Любовь. Г. Багдасарова  обладает, на наш взгляд,  этим скромным благородным даром и щедро делится им со своими читателями, а Любовь – это великая исцеляющая сила, она придает неутомимость каждому из нас. Не случайно, вечера презентации книг Гухарик Багдасаровой,  где бы она их ни проводила уже на протяжении более десяти лет, всегда наполнены атмосферой любви, со-радости, со-чувствия  и  взаимопонимания, возвышенной окрылённости её души.




Гухарик  Багдасарова признаётся: «Мне близки философские изречения мыслителей прошлого века О.М. Айванхова и Дугпы  Ринпоче на  тему сущности нашего бытия: «Чтобы почувствовать божественную жизнь, сначала нужно обожествить свою собственную жизнь. Только божественная жизнь в нас самих может пробудить духовные центры, которые позволят нам ощущать присутствие Бога в нас, так же как и во всех созданиях и во всех вещах» (О. М. Айванхов).  
«Радость никогда не станет меньше, если она разделена. Она постоянно обновляется в других людях. Радость — это источник вечной молодости. Если ты оставляешь счастье только для себя одного, то оно тебя задушит. Поделись им с другими, с теми, кого ты любишь,  твоими близкими, и ты увидишь, как оно расцветёт» (буддийский духовный учитель Дугпа Ринпоче). Этой духовной радостью бытия  Гухарик Багдасарова поделилась со всеми слушателями на  презентации своей новой книги «Левитация»  в музее Есенина: «Чтобы быть любимым, каждому надо научиться жить поэтической жизнью, принося окружающим свет и тепло».




Друзья! Приглашая вас познакомиться с  избранными стихами  Гухарик Багдасаровой, я убеждена, что вы с упоением прочтёте новый сборник и влюбитесь в искреннюю поэзию талантливого  ташкентского автора и узнаете её секрет «левитации» – полётов во сне и наяву без механических крыльев и  видимой конкретной цели, кроме одной,  – поделиться с вами радостью бытия.





Гухарик Багдасарова

ОСЕННЯЯ СЮИТА

Пророчество поэзии

Поэзии пророчество дано.
Чтобы узнать грядущего черты,
Мне надо вспомнить и произнести
Стихи, написанные так давно.

Они откроют тайный смысл судьбы,
Событий суть и отблеск Красоты,
Что помогал укрыться от беды
И тысячи людей вокруг спасти.




На картину К. Брюллова "Июльский полдень"

Сад просветлел в осеннем листопаде,
На землю сбросив золото одежд.
Рубины роз мерцают у ограды
В прощальном блеске утончённых грёз.

Июльский полдень гроздь впитала
И светится лампадой в полутьме.
В прохладном доме римская богиня
Срезает виноград, благословляя жизнь.




***
Из ребра твоего сотворённая,
Как могу я тебя не любить?
Осень бродит под окнами сонная,
Мне печали твоей не избыть.

Вижу в тёмной ночи лик сияющий,
Как рисунок «устоз» - неземной красоты.
И к устам прикасаюсь, как к клавишам,
Чтоб извлечь звук душевной струны.

Ветерок подобрал этот звук неземной
И унёс шелест губ в Гулистан.
Телефонный звонок. Голос в трубке родной:
«Я ревную тебя, моя Джан…»


Прощание

Весь город тебе я отдаю как пьедестал.
А ты - от неудач и забытья устал.
Мой дар никчёмен.
Ты ничего из рук моих не хочешь брать.
Куда же мир девать?
Он без тебя бесцельно звонок и пуст,
Как облетевший куст,
Что цвёл на лаковой шкатулке,
Подаренной тобой в медовый месяц.
У глаз твоих черёмуховый вкус.
И горечь оскоминой мне сводит рот.
Всё жду, когда она пройдёт,
И что пройдёт, - боюсь…


***
Я тебе не изменила.
Я тебя лишь разлюбила.
Мы живём в одной квартире,
Но на разных полюсах.

Полюс северный и южный.
Посреди экватор длинный.
Я с тобою как на льдине
Или на семи ветрах.

Я стою непокорённая,
Я скорблю незащищённая.
Доброта ушла в пороки.
Падший ангел на пороге.

Нежность врезалась в ладонь.
Обжигает, как огонь.
В сердце звук - хрустальный звон
Разряжает небосклон.

Остатки осени стегает
Со снегом ветер второпях.
И покаянье назревает,
Как горечь вся в моих стихах.


Плач по  вырубленным деревьям
        
Осенний вечер скорби   полон.
Печаль сквозит под Божьим оком.
Любовь уходит ненароком,
Когда не слышен птичий гомон.

Когда дубы  упали наземь
И превратились в сотни пней.
И гулко  сыпались каштаны
В воронки вырытых корней.

Когда исчезли навсегда,
Как люди, скверы и дома,
Когда сгорела вмиг дотла
Благословенная звезда.

Предсмертно плакали чинары
Впервые за сто тридцать лет.
Радетелям бесчинной кары
Прощенья от природы нет.

Сквер был отдушиной людей,
Но стал похож на плаху центр.
Воспоминанья скорбных дней
Увековечил грозный монумент.

Зачем нам выпала такая участь:
Смотреться в никуда из ниоткуда,
В империи великой уродиться
И жить безродными, виною мучась?

Семь дней стояли в три кордона
Почётным караулом стоны.
И бой курантов вне закона
Не смог стенанья заглушить.
        
***

Дождь сутки лил, стонал, томился
И плавно в снегопад переродился.
Душа, как раненая из рогатки птица,
 Металась, билась в сумерках ночи.

Как мне её спасти, под утро возродиться
И жизнь продолжить с чистого листа?
Небесной синевою, как живой водицей,
Умылась и твержу: «До встречи, несмотря…»



***
А я, быть может, первый снег?
Ты – дождь осенний, поздний?
Я из того дождя произошла,
Чтобы растаять и уйти в тебя.

То дождь, то снег перемежают воздух
И танец вьют двух душ – слепой и розный.
А завтра   ранний луч смахнёт с лица земли
Следы родства,  случайного соитья.

В обличье новом явится весна
Без памяти о прародителях.





***
Ты притворялся, что влюблён, а зря!
Оставив, продолжал играть ревнивца,
Но мчатся дни античной колесницей,
И обжигает солнце тополя.

Я «Ласточкино гнёздышко» свила.
Лелею здесь крупицы жизни,
Когда приходит весть издалека
Или сынок гостит залётной птицей.

Я обновляю свежей краской дом,
Переставляю мебель небывало,
Чтобы начать по-новому жить в нём
И не жалеть о прошлом обветшалом.

Здесь музыка небес с земной смешалась.
Она внушила мне: любой исход – начало.
В час расставанья заповедь Господня:
Звучит над нами Баха «Пассакалия».
        

Предзимние грёзы

Доверимся жизни и солнцу,
Звучанью дудука  в стихе!
Мой дом, как и сердце-оконце,
Открыты настежь для всех.

Ноябрь приглушил звонарей.
Вбираю в тиши всё, что можно:
Приветы, молчанье друзей,
Которых забыть невозможно.

А дальше наступит зима,
И в первый же миг снегопада
Загадаю желанье увидеть Тебя
На земле или в пожарище ада.



***
Стрижи черкают просинь неба.
Ты для меня что был, что не был.
И только в памяти никак не обойти
«Верблюжий караван на шёлковом пути»



Предчувствие любви

Предчувствие любви принять за чувство,
Предзимние снега за круговерть зимы.
Подспудный гул не искупить двустишьем
И в предстоянии – любви не обрести.

И будни, обновлённые снегами,
Истаяли сырыми вечерами.
И грезятся бесснежными ночами
Сны о любви, неявленные сны.



Любовь непрошеная

Из книг заброшенных, из прошлой осени
Любовь приходит ко мне непрошено,
И ветром времени во тьме рассеяна,
Внезапно бросится листвой осенней.

И вспыхнут горестно в прощальной яркости
Листы, пронзённые прохладной ясностью.
Поведают об одиночестве друзей без отчества -
Тех,  кто любил самозабвенно и кто не очень…

Порхают письма  беспорядочно, безадресно
Они  из прошлого, невнятные, без имени.
Но то, что минуло давно, покрылось инеем.
А всё, что сбудется в судьбе, явилось явно

Нежданным снегом, покровом синим.
Мне так хотелось поверить снегу,
Но первый снег почти что небыль,
Как прочерк галок на сером небе.

А листья в парке искрились пламенно.
Как стая крылатых вестниц по весне,
Срывались оземь и любовь вещали мне,
Забыв назвать  героя позднего романа.

ПОСВЯЩЕНИЯ





Свидание

Нам говорят однажды: "До свиданья…"
И вдруг уходят в вечность навсегда.
А мы меж тем живём и ожидаем,
Но близких не увидим никогда.

И только в снах мы к ним опять приходим.
Нас угощают чаем с сухарями.
Мы говорим, как прежде, о былом
И делимся своими новостями.

Но дождик невзначай нас пробуждает
И в памяти напрасно озаряет
Забытый повседневьем телефон,
Как будто он от жизни отключён.

Их нет давно. Нам некуда звонить
И распинаться о тоске до света.
Мы так и не смогли договорить
И наглядеться даже не успели.
До встречи в снах, любимые мои…




Джаз сквозь время

Президенту Ташкентского джаз-клуба имени Сергея Гилёва и  руководителю легендарного джаз-ансамбля "Братья Сафаровы и друзья" («Арцах») Владимиру  Сафарову 

Сквозь время больше полувека играет джаз.
О, эта музыка весны, стихии ветра и дождя.
О, эта музыка рокочущей любви - в тиши,
Когда аккорды расплескались на дне души.
Любите джаз! Играйте джаз! Танцуйте джаз!

Тогда услышишь и познаешь смысл любви,
Как отсвет запоздалый загадочной судьбы.
Мелодия проникнет пылающим восходом
И светом дух ваш ободрит в любую непогоду.
Любите джаз! Играйте джаз! Танцуйте джаз!

Романтики и бунтари, подвижники и бессребреники!
Искусство джаза пронесли сквозь  политические тернии.
Менялось всё вокруг -  названья века, улиц и страны.
А вы поныне «горячей музыке» верны - 
Любите джаз! Играйте джаз! Танцуйте джаз!

Сквозь время  больше полувека играет джаз «Арцах».

Ташкент, 17.01.10.






Последнее слово

Последнее слово ты скажешь  в  стихах.
Оно пронесётся ветром над зимним садом.
То слово, как  мартовский снег, в тисках:
Весной он лишь пыжится  быть снегопадом.

Последнее слово ты скажешь за нас двоих.
Последнее слово станет твоим озареньем.
Его не услышу из праведных  уст твоих.
Оно для  наперсников  нового Времени.

Вещее  слово  избранным будет известно.
Господь сохранил его в Новом Завете:
Закон любви и жертвы, не земли, а солнца,
Произнесённое  любящим сыном Господним.

Высветить тёмную жизнь в светозарное Слово –
Божественный дар пророчествовать будущее
Речетворения в стихотворении-извержении.
Ташкент, 2015






Галина Малыхина,
литературовед, кандидат филологических наук.
Нина Багдасарова и Николай Чижов: 
Фото с вечера презентации книги «Левитация» 


[1] //Звезда Востока, №1, 2003., с. 107-108

[2] О. М. Айванхов. «Мысль дня».

1 комментарий :

  1. До сих пор вспоминаю с теплом тот вечер.В зале царила атмосфера открытости сердец,, счастья, и незримой нити которая связует души - это ЛЮБОВЬ К ПРЕКРАСНОМУ.
    Такие вечера всегда РЕДКИЕ и всегда ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ.
    И об этом хочется вспоминать всегда.
    СПАСИБО ДОРОГАЯ ГУАРИК ЗА ТО ЧТО ТЫ ЕСТЬ У НАС!
    Александр Евсеев.

    ОтветитьУдалить