пятница, 7 ноября 2014 г.

«Мангалочий дворик» отметил 75-летие А. Файнберга



«Я уйду к тем, кто ещё не родился…».
                                                        А. Файнберг.
                            
                  
В клубе «Мангалочий дворик А. Ахматовой» при Российском центре науки и культуры  Узбекистана  с небольшим опозданием отметили 75-летие Александра  Файнберга (1939-2009), чей день рожденья выпадает на 2 ноября. Здесь собрались родные и близкие: вдова Народного поэта Уз И.Г. Коваль-Файнберг;  руководитель  клуба А.В. Маркевич, хорошо знавшая Александра Файнберга, частого почётного гостя ахматовского музея, выступавшего здесь со своими стихами; ташкентские поэты Бах Ахмедов, Николай Ильин, Вика Осадченко, Олег Бордовский; известный композитор и исполнитель авторских песен Геннадий Арефьев и многие другие искренние почитатели  многомерного таланта  безвременно ушедшего поэта, оставившего после себя 15 стихотворных сборников  и большое количество сценариев, внёсших  в национальный документальный, художественный и  анимационный кинематограф Уз особую поэтику и философичность восприятия мира.  
Литературно-музыкальный вечер, посвящённый юбилею любимого всеми Поэта, носил непротокольный  исповедальный характер. И.Г. Коваль рассказала, как трудно ей было быть  одновременно женой и  Музой творческого человека. Ей приходилось не только готовить борщи и всячески лелеять талант мужа в счастливом и  непростом  48- летнем семейном браке, но  очень часто отстаивать правоту поэтического Слова перед бюрократическими препонами и идеологическими запретами тоталитарного режима прошлого столетия. И всегда побеждала единственная художественная правда  честного искусства над большой  ложью, всегда ведущей в пустоту мертвой жизни:

СЛОВО

«Где слово не дано – там нет и прав.
Мы отравили древние глубины.
И в берег моря врезались дельфины,
И умерли, ни слова не сказав.

Молчат стволы порубленных дубрав.
Локаторы горам прогнули спины.
И меркнет свет над ядерной равниной.
И нету слов у обречённых трав.

Не проклянут нас ни вода, ни камень.
Нет слов у псов, добитых каблуками.
Нет слов у птиц, ракетой сбитых влёт.

Две тыщи лет от рождества Христова.
А мы живём. И стыд нас не берёт.
Кому ж ты дал, Господь, язык и слово?»
(А. Файнберг)


Ташкентский поэт и литературный критик  Николай Ильин отметил особую  отличительную особенность таланта и лирического лица  А. Файнберга от его великих современников –  товарищеская близость народу.
Поэзию «шестидесятников»  представляли глашатай Евгений Евтушенко; новатор стихотворной формы  и оракул Андрей Вознесенский; совестливый, отзывчивый  бард Булат Окуджава, готовый всегда откликнуться и посильно удовлетворить любые чаяния страждущей толпы, но при этом живущий в своём замкнутом  возвышенном мире:
         «Меня удручают размеры страны проживания. Я с детства, представьте, гордился отчизной такой. Не знаю, как вам, но теперь мне милей и желаннее мой дом, мои книги, и мир, и любовь, и покой. Мне русские милы из давней прозы и в пушкинских стихах. Мне по сердцу их лень, и смех, и слёзы, и горечь на устах.
Мне по сердцу их вера и терпенье, неверие и раж... Кто знал, что будет страшным пробужденье и за окном – пейзаж?   Что ж, век иной. Развенчаны все мифы. Повержены умы. Куда ни посмотреть – всё скифы, скифы, скифы. Их тьмы, и тьмы, и тьмы».   
 В отличие от них, А. Файнберг был не просто по-свойски ближе народу и из самой гущи народа: он был товаришем, другом, собеседником   в одной компании. Он не пытается вас перекричать в споре. Он просто высказывает своё мнение и отвечает на ваши вопросы или признаёт вашу правоту. Это чувство товарищества – незаменимое качество лирики А. Файнберга, - считает Н. Ильин. За этим внешним равенством и товариществом в обычной жизни скрывалось глубокое превосходство  провозглашаемых Поэтом  истин и жизненных принципов, за которые он готов был идти до конца. Эта форма доверительного общения  поэта с читателем и родственная забота о нём   усилило и  одновременно оберегала нас от  окружающей лживой действительности:
ЛИТЕРАТОРУ

Ты, с врагом желая сечи,
вновь талдычишь мне о нем.
Ты от жажды этой встречи
все худее с каждым днем.

За народ пером лютуя,
строчкой машешь, как мечом.
А народ – он знает туже,
что к чему и что почем.

Сосчитай спокойно до ста.
А потом пойми, балда,
Дон-Кихот и Македонский
не встречались никогда.

Тот страдал, душа живая.
Этот жег и убивал.
Но один овес жевали
Россинант и Буцефал.

Николай Ильин  сделал вывод для себя: прошло пять лет со дня ухода А. Файнберга, но его поэзия не уходит от нас. Мы к ней приникаем всё больше и больше. Время позволяет нам  глубже понимать его поэзию, о каких-то вещах судить нам ещё рано, например: «Почему А. Файнберг  так любим в Узбекистане и почему поныне так мало его знают в России?»
Олег Бордовский прочитал своё посвящение юбиляру «Памяти А. Файнберга»  в сонетной форме из своей книги «В полёте времени». Геннадий Арефьев исполнил  а капелла  песню на стихи  А. Файнберга о маме:

Кого благодарить за радость и за боль,
Что жив ещё во мне тот дворик голубой?..
Подъезды без дверей. В сирени все заборы.
Я маме говорю: «Я дома буду скоро».
Сорвётся ветерок с крыла летучей мыши.
Чердачное окно. Через него – на крышу.
Чуть слышно прозвенит нагретое железо.
Не бездна надо мной, а словно я над бездной.
На свете ночи нет. Лишь сумерки наплыли.
И звёзды надо мной – на светлом голубые.
С балкона слышу я: - Домой…  Девятый час...
- Сейчас, - я маме лгу. Я маме лгу: - Сейчас…
…До гробовой доски с той крыши не уйти.
Мне сорок…  А на ней всё нету девяти.
Там вечная весна. Там время на приколе.
Балкон и синева…
И мама на балконе…


Бах Ахмедов поделился с гостями своими размышлениями о любимом поэте, назвав его классиком современности. Классиков можно читать бесконечно, открывая их заново для себя. Бах выразил  своё особенно тёплое отношение к лирическим стихам А. Файнберга и к  тем  его сочинениям, где  автор рассуждает о  природе творчества. Бах высоко оценил человеческую интонацию самовыражения  щедрой любящей обаятельной души А. Файнберга, ответно вызвавшей к себе  любовь  миллионов его сограждан. Поэт  часто обращается к читателям, - заметил Бах Ахмедов, -  словами «брат», «друг», как Булат Окуджава в своих песнях и этой доверительной интонацией он был во многом близок    песенному поэту. Бах Ахмедов прочитал своё посвящение А.Файнбергу, в котором были такие трогательные слова: «И плывут недопетые звуки уходящей в бессмертье души».
         В заключение  литературно-музыкальной программы Вика Осадченко прочитала   «Балладу о поэте» и стихотворение А. Файнберга, которое ещё раз подтвердило, насколько  Народный поэт Узбекистана Александр Файнберг актуален сегодня:
«По белым сумеркам
 в дыму костров осенних
пойду туда,
где край Луны рассыпал
на иней трав опилки золотые.
И лунная дорога зазвенит
под сапогами юного солдата.
И он увидит, восходя по ней,
как звёзды путь ему предначертали
не строить храмов на чужой крови,
с друзьями пить весёлое вино,
любить прекрасных женщин на Земле,
писать стихи
меж двух великих войн».
           



Отрадно было отметить активное участие молодых волонтёров на юбилейном вечере. Вчерашние выпускники ташкентских лицеев и колледжей, объединённые любовью к русской литературе,  не только  подготовили оригинальный плакат с портретным изображением А. Файнберга. Они  с удовольствием выразительно читали наизусть стихи талантливого поэта и задавали А.В. Маркевич,  И.Г. Коваль  самые разные вопросы о жизни и творчестве народного поэта Узбекистана, ни один из которых не остался без внимания.  Все, как один, в этот холодный ноябрьский  вечер, когда на улице шёл снег с дождём, в уютном  «Мангалочьем дворике А. Ахматовой» ощутили  присутствие А. Файнберга в прозвучавших его стихах и  исповедальных рассказах о нём близких друзей и почитателей его поэтического таланта. Автор этой статьи - не исключение:
Под созвездием Скорпиона
           Памяти Александра Файнберга

И после жизни Богом жизнь дана.
Рождённое живёт и умирает.
Бессмертны лишь деяния добра
И духа подвиг вечно процветает.

Следы минувших дней, страстей,
Искупленное Словом лихолетье
Переживёт создателей-людей
И объяснит преемственность столетий.

Так помним мы о Файнберге-Поэте.
Оборванная жизнь продолжилась навеки.
Мы продолжаемся не только в наших детях.
Наследников идей он смог усыновить.

И светит нам созвездье Скорпиона,
Соловушкой поёт, ничуть не охая,
Струна живая  балалайки скомороха,
И вторят грустно ей рубаб и бедана.

И надо всем «Прощальная Поэта» -
Ушёл Творец и смертным дал завет:
«Даже попранный прахом,
поэт остаётся поэтом,
В этом высшая правда. И музыка
 высшая в этом».

2014

Гуарик Багдасарова

Комментариев нет :

Отправить комментарий