суббота, 29 ноября 2014 г.

«Мы вышли в сад…»



         
         Конец XIX - начало XX в. – это время, когда художественная культура была представлена не только критическим реализмом, но и многими другими направлениями и методами. Оно вошло в историю как серебряный век русской культуры. Это сложный, противоречивый взлёт и одновременно упадок культуры: произошёл отход от канонов классического искусства и поиск утончённых, элитарных форм выражения мысли и чувства в художественном произведении. Идеологической базой культуры явился  «критический идеализм» - разновидность религиозно-философского учения, в частности, философии Вл. Соловьёва.


         В условиях противоречивых тенденций развития  истории многие художники объявили культ творчества, себя же – представителями близкой мировой катастрофы. Они сделали ставку на искусство как средство объединения людей, обратившись к таким направлениям как символизм, акмеизм,  авангардизм, ставшие основой  модернизма как художественно-эстетического направления.
         Романсовая лирика так называемой эпохи "серебряного века" - это совершенно особый пласт произведений разнохарактерных, утонченных, несущих порой парадоксальность, но на редкость глубоко и точно раскрывающих и противоречия эпохи, и поиск света в душе. Время ломок привычных устоев, время раскола эпох с особой силой оценивает хрупкость и ранимость гармонии и счастья в жёстко меняющемся мире. Произведения этого периода донесли до нас  драматизм, иронию,  горечь,  сарказм,  светлую печаль  и озарения надежд.
Призывая беречь в себе человека, А.П. Чехов сравнивал человеческую душу с роялем. «Душа моя, как дорогой рояль, который заперт, и ключ потерян», - говорит главная героиня Раневская  в «Вишнёвом саде». В обществе потомков Шариковых и Швондеров на смену роялю приходят барабаны, шаманские бубны, «трёхрядки», на которых солируют новые  «политические трясуны» - «горлопаны-главари» (В. Маяковский), изображающие горловое пение. А между тем Душа человека мало изменилась за последних триста лет и настойчиво требует духовной пищи: «Соизмеряйте шум на сцене, господа!» (В. Костиков).
Органный зал Государственной консерватории Уз  28 ноября 2014 г. был переполнен зрителями. Они пришли на концерт-спектакль «Мы вышли в сад…»: уже в самом названии заключалась тайна и интрига предстоящего концерта русского романса  «серебряного века».
 «Золотой ключик» любви и доброты к внутреннему миру  всех зрителей смог отыскать автор оригинальной композиции,  тонко продуманной режиссуры и избранной поэтической лирики «серебряного века»  – заслуженный работник культуры Узбекистана Андрей Слоним. В реализации новаторского смелого музыкально-поэтического проекта приняли участие лауреат Международной ассоциации народов мира Людмила Слоним (партия фортепиано) и ведущая солистка ГАБТ, лауреат международных конкурсов Рада Смирных (контральто).
         Официальная программа под одноимённым названием романса «Мы вышли в сад…» М. Толстого на стихи А. Толстой, с элементами театральной постановки, смогла ввести публику в медитацию и приобщить к полузабытым истинным  духовным дарам жизни вместо житейских соблазнов, подстерегающих нас всегда и всюду на нашем суетном жизненном пути.          Автор проекта А.Е. Слоним так объяснил заманчивое название и художественную концепцию  концерта-спектакля:
 -   Что касается названия "МЫ ВЫШЛИ В САД..." - то как будто ясно, что мы выходим в Сад всех этих разноцветий, чтобы вкусить их аромат и ещё раз осознать неизменность устремлений души человеческой на все времена.  Но... дело не только в этом. Ведь строчки романса, формально давшие название вечеру, - они такие:
           ...Мы вышли в сад. Чуть слышно трепетали
            Последние листы на липовых ветвях,
            И вечер голубой, исполненный печали,
            Бледнея, догорал в задумчивых лучах.

            И плакали кругом печальные берёзы,
            Вставала за горой туманная луна...
            Мы молча шли... И накипали слёзы,
            И дивной нежности душа была полна.

            Казалось, эта ночь сулила столько   ласки,
            Чтоб тихо отогнать уснувшие мечты...
             Но всё прошло...  как в дивной, чудной сказке!
            И далека та ночь. И так далёк и ты...
          
         Это стихи А. Толстой, малоизвестной сегодня поэтессы из "того самого рода" (музыка романса её мужа - М. Толстого). В этих строчках - не только вполне определенное настроение, в них и пресловутый "перпендикуляр" - и осознание хрупкости счастья, и ПРОЩАНИЕ с тем миром, что уйдет навсегда в ломке смут и переворотов, и предчувствие разлуки и друг с другом, и с домом, и с Родиной, и пр….
         Таким образом, многогранность и многослойность произведений "серебряного века" как бы отражена и в этом стихотворении - романсе, и в выбранном нами названии всего вечера. Насколько все это получилось - судить тем, кто все это воспринимал, на мой взгляд, с большим доверием во время концерта. Хорошо, что вчера Вы были с нами - этот вечер эксклюзивен, и особенно важно понимание и теплая доверительность восприятия людей, мнению которых особенно доверяешь. В этой неразрывной обратной связи - залог совершенствования найденного и появления нового.
И ещё не менее  важное - мы хотели придать вечеру особую  "ТЕАТРАЛЬНОСТЬ", насытив его общением  героини с определенной атрибутикой и сделать некий спектакль-концерт на тему всего, о чем сказано. Потому этот вечер готовился и детально воплощался как постановка СПЕКТАКЛЯ.  В нём каждая интонация, каждый элемент действия были нами тщательно разработаны и планомерно введены в органику проживания Радой - талантливой, эмоциональной, имеющей врожденный вкус! - всего того, что было задумано нами.
Благодаря ярко выраженной главной  теме театрализованного концерта, многие  зрители вспомнили, что единственный духовный Источник - Любовь не перестаёт бить в нас  чистым, прозрачным ключом, Что бы с нами ни произошло, что бы нам ни сделали, мы никогда не должны позволять нашему источнику пересохнуть. Эта тема объединила  лирическую поэзию и музыку  в концерте-спектакле. По мнению А.Е. Слонима, романсы, включённые в программу концерта-спектакля, были написаны с использованием богатейшей палитры выразительных средств. И действуют на сознание "в комплексе" - ведь зачастую сам поэтический текст  в отрыве от музыки, или наоборот - музыка в отрыве от текста - не являются самостоятельными шедеврами.  ВМЕСТЕ ОНИ - ПЛАСТ ИСТИН СТРАСТЕЙ И ЭМОЦИЙ ЛОМКИ ВЕКА.
Исполнение этих романсов - процесс необыкновенно тонкий, работу над ними можно сравнить именно с работой сапера на минном поле. Чувство меры и соразмерность выразительных средств должны быть избраны настолько точно, чтобы попасть в самую сердцевину замысла - и выявить необычайную близость этих произведений к нам, живущим в XХI веке. Любой перебор приведет к возникновению чрезмерной вульгаризации, опошления замысла. Увы! – сетует А. Слоним, - к сожалению, нередко эти романсы исполняют именно так - с ложной "цыганщиной", надрывом, искусственно нарочитой псевдосентиментальностью, пафосностью, с преобладанием сугубо инстинктивного чувственного начала. И получается нечто, не имеющее ничего общего ни с истинным звучанием этих произведений, ни с состоянием смятенной души человеческой в филигранности оттенков и нюансов её существования в конфликте с обстоятельствами.


         Рада Смирных  на протяжении всего концерта с неповторимой  силой своего низкого голоса (контральто)  молниеносно воплощалась в  разнохарактерных  лирических героинь, пользуясь скупыми  театральными атрибутами (белым шёлковым веером, тёмно-вишнёвой шалью, небрежно накинутой  на плечи, горящей свечой на круглом столике, на котором стоял дагеротип и вазочка с букетиком белых лилий). Она  смогла заворожить публику  сокровенным покаянием,  исполняя  романс А. Даргомыжского на стихи Ю. Жадовской  «Я всё ещё его люблю…».  Артистка молитвенным голосом и  выразительным  взломом рук взывала к возлюбленному в романсах: «Не уезжай ты, мой голубчик…» (Н. Пашков, стихи автора), «Вернись!..» (Б. Прозоровский, стихи В.Ленского) и  в сдержанной эпической стилистике передала переживания покинутой женщины в старинном романсе «Тёмно-вишнёвая шаль» в обработке Л. Слоним.
К слову сказать, Людмила Слоним проделала большую предварительную  работу в расшифровке и обработке  нот редко исполняемых  романсов, придав им современное  мелодичное  звучание. Так свежо, по-новому в театральной интерпретации Рады Смирных  прозвучали известный романс М. Пуаре «Я ехала домой…»,  малоизвестные  -
Б. Прозоровского на стихи Л. Пеньковского «Мы только знакомы…», а также «О, не вплетай цветов…» Р. Глиэра на стихи Д. Ратгауза.
Особый восторг у публики вызвала русская народная песня  «Помню, я ешё молодушкой была…» (в обработке Л. Слоним), передающая чаяния покинутой женщины, после долгой разлуки, уже будучи вдовой, встретившей вновь своего возлюблённого, вызвавшего с новой силой в ней «и жизнь, и слёзы, и любовь». В течение всего концерта-спектакля  концертмейстер Людмила Слоним работала в едином слаженном ансамбле с солисткой Радой Смирных.
         Старинный романс-шутка на стихи Н. Ленского «Но я вас всё-таки люблю!..» получил талантливое сценическое воплощение в дуэте Р. Смирных и А. Слонима (без слов, одной выразительной пластикой и мимикой отражавший  женские посягательства на  мнимую свободу закоренелого старого холостяка. Это представление  вызвало  в зале улыбку, искренний смех и  овацию.
Диапазон прозвучавших символических и  вполне бытовых стихов  поэтов «серебряного века» был многоплановым. Это  были  задушевные признания, исповедальные монологи, в которых тоже присутствовал медитативный подтекст -  взволнованные и психологически напряжённые раздумья  А. Блока,  Н. Гумилёва, З. Гиппиус,  О. Мандельштама, Вл. Набокова о времени и о себе, сокровенно выражавшие интерес к потаённым глубинам человеческого сознания, логически непреодолимым движениям души.
 А. Слоним, выразительно декламировавший  произведения разных авторов «серебряного века», с чувством  художественного строя каждого стиха, так охарактеризовал  этот,  до конца не усвоенный нами пласт неоднородной поэзии:
-  Она не только метафорична, она несёт порой и скрытый "перпендикулярный" смысл, зашифрованный в  Слове. Так, у
О. Мандельштама в прочитанных мною строчках:

            "Немного красного вина,
              Немного солнечного мая...
              И, тоненький бисквит ломая,
              Тончайших пальцев белизна..."   -

лично я ощущаю не только "импрессионистичность", но и суровые атрибуты смутного времени. Год написания – 1909-й, вся череда "кровавых воскресений" уже свершилась. И потому образ "красного вина" - это, несомненно, и отнюдь не только - само вино, а - кровь, а "и тоненький бисквит ломая..." - это именно образ ЛОМКИ некой фатальной РУКОЙ С ТОНЧАЙЦШИМИ ПАЛЬЦАМИ  - ХРУПКОГО И ПРИВЫЧНОГО УСТОЯ, ГАРМОНИИ. Ведь это всё будет беспощадно сметено, судьбы и жизни - разбросаны, прерваны, беспорядочно рассеяны, мир усадеб и лип останется только в соборной памяти. 
Так мне увиделось это стихотворение, так я его и прочел - как и "Сусального ангела", и "Спаленку" А. Блока, как и - по иному, но - о том же - стихотворения З. Гиппиус и В. Набокова.


В финале концерта после официальной программы Рада Смирных исполнила мажорный  гимн Любви: «Что это сердце…» Я. Пригожего, в котором рефреном прозвучал призыв: «Сердце воскреснет - вернётся любовь!» Для многих зрителей, пришедших на концерт,  этот  оптимистичный призыв  обернулся  помощью,  утешением в самом присутствии Бога в человеке. Когда он молится, когда он просит, он обращается не только к Творцу неба и земли, к тому далекому Существу, которого даже не может себе представить, он обращается к той силе, живущей в его душе и духе, с которой он никогда не должен терять связь. Ведь об этом был концерт. По настоятельной просьбе благодарных зрителей  концерт–спектакль «Мы вышли в сад…» повторится 7 декабря в 17-00 в конференц-зале ташкентской и узбекистанской епархии Православной церкви.

Гуарик Багдасарова
      
 Фото Михаила Левковича  


           


1 комментарий :

  1. Сегодня с течением времени так не хватает именно такой НАСТОЯЩЕЙ музыки как романсы. Они конечно, исполняются сегодня и на концертах и по телеканалам, но часто в современном « ярко – напыщенном одеянии» которое не даёт именно истинной исповедальности которая живёт в этом жанре. Именно когда слышишь романсы в живом исполнении без всяких новомодных обработок, и цыганщины, они переносят слушателя в ту атмосферу, о которых в них поётся. И это чувство сопречасности не покидает слушателя. Хочется верить что искренность в романсе не исчезнет, а всегда будет греть наши сердца своей исповедальностью.
    Спасибо за статью Гуарик!
    Александр Евсеев.

    ОтветитьУдалить