суббота, 30 мая 2015 г.

На книжной полке московская новинка: «БУКВЫ НА КАМНЯХ»



В Национальной библиотеке  Узбекистана успешно состоялась презентация новой книги-билингва русско-армянской поэзии «Буквы на камнях». Она вызвала новый всплеск интереса к переводной литературе и новым задачам и проблемам современной переводческой школы, имеющей богатые традиции с советских времён.
Ежегодно в октябре армянский народ вот уже 16 веков празднует День переводчика. В первой половине  пятого века армянская литература насчитывала 40 литературных, главным образом, переводных произведений на древнеармянском языке. Ныне насчитывается  более  двухсот. Армения как организатор всемирной переводческой деятельности признана международным центром переводчиков стран СНГ и Балтии. Результатом её активной переводческой деятельности стала московская книжная новинка, появившаяся  на  полках ташкентских книголюбов.
В Москве  издательство  «Художественная литература» выпустило книгу с символическим названием  «Буквы на камнях». Это дань армянским камням – свидетелям горькой истории, когда страна Айка была  ареной борьбы с соседними странами. Именно на камень с древних времён армяне наносят крест. Хачкар –  каменная стела с резным изображением креста  на камне, как вечное зелёное древо жизни,  из  древнего Эчмиадзина – ныне украшает двор армянской церкви св. Филиппоса в Ташкенте. Другой хачкар был передан армянской диаспорой в честь двухтысячелетия Рождества Христова городу Новосибирску. Он украшает центральный городской парк сибирской столицы, напоминая о  древних единых истоках христианской культуры народов, разделённых горами и реками, но  близких духовно:

Хачкар

«Сорви пучок травы и пыль сотри
С хачкара, с камня в трещинах столетий,
Сотри, как отирает пот со лба
Усталый путник,
И увидишь ты –
Проступят букв извивы,
А из них –
Прольётся свет священного  Завета…»
(Вардан Акопян в переводе Вл. Саришвили).

Сборник-билингва «Буквы на камнях»  посвящена, прежде всего,  поэзии Армении – страны камней и  впервые представляет её на двух языках – армянском и русском. А во-вторых, она отражает современное состояние поэзии СНГ, потому что её составители не ограничились только национальным сегментом. Сюда вошли разные авторы, среди которых известные  ташкентские поэты: Николай Ильин,  Бах Ахмедов, Алина Дадаева, Вадим Муратханов (с 2006 года проживающий в Москве).
Редактор  литературно-художественного журнала «Звезда Востока» Улугбек Хамдам  выразил свой взгляд на значение перевода в современной  узбекской  поэзии:
«Если задать вопрос, хорошо ли  сегодня в мире знают узбекскую поэзию, то ответ очевиден: «К сожалению, нет». Причина,  прежде всего, в отсутствии перевода. Можно позавидовать художникам и музыкантам: у них нет нужды в переводе. Достаточно иметь здоровое зрение  и слух, чтобы двери произведений их искусства были открыты для масс.
А поэт, инструментом которого является слово, останется для всех закрытым дворцом, пока его произведения не будут переведены. Человек, который способен открыть двери этого дворца, - переводчик. Он связывает народы и сердца.
«Человек, знающий два языка, - это два человека»,- говорится в священных писаниях.
Поэт, чьи произведения были успешно переведены на другой язык, в какой-то мере становится частью этого народа, как например, Пушкин, Лермонтов, Евтушенко, Вознесенский, Файнберг стали близки и понятны узбекскому народу, благодаря их переводу на тюркский язык.
Такое взаимопонимание  пропитывает наши души осознанием того, что все люди в мире равны. В этом, может быть, главная истина и важнейшее назначение перевода в наше сегодняшнее неспокойное время».
Кто хоть однажды бывал в Армении, обязательно посетил её религиозный христианский  центр – Первопрестольный святой Эчмиадзин. «Место сошествия Единородного» - так переводится с армянского слово Эчмиадзин. Храм был заложен в 301-303 гг. Григором Лусаворичем. Вам непременно покажут другую святыню - развалины Звартноца – «места бдящих сил» с античным языческим  цветочным и звериным  рельефом  на чёрных от времени  камнях. Эллинистический  храма простоял более трёхсот лет и был разрушен около 930 года землетрясением, но  всё ещё поражает своим великолепием. Вас обязательно поведут в Матенадаран - Институт  древних рукописей имени М. Маштоца – составителя армянского словаря в  середине 5 столетия  – «золотого века армянской литературы и перевода».
До сих пор не утихают споры: имел ли армянский народ, государственность которого возникла ещё в начале первого тысячелетия до н.э., свою собственную письменность до принятия христианства, которое произошло на рубеже 3-4 веков?
В течение столетий  армянский литературный язык прошёл три больших этапа развития –  до 12 в. - древний (древнеармянский, книжный, церковный, или «грабар»), в 13-16 вв. - средний (среднеармянский), ближе к разговорному языку народных масс,  и в 17-19 вв. новый литературный язык («ашхарабар»), на основе которого с 50-х годов 19 в. развился армянский национальный литературный язык. На территории бывшего Союза армяне пользуются восточно-армянским языком. На западе – западно-армянским, однако говорящие на этих литературных языках и его 60 диалектах (в частности, карабахском) свободно понимают друг друга. В 2012 г. армяне со всей планеты праздновали 500-летие армянской книги. Отголосок этого праздника от Еревана  дошёл до Первопрестольной и узбекской столицы, где армянская диаспора вместе с  русскоязычными поэтами широко отмечала День переводчика.
В Ташкенте в октябре республиканская армянская диаспора, насчитывающая 40 тысяч армян,  в унисон со своими соотечественниками  и с участием представителей  всех  культурных национальных центров  отмечает День переводчика – «Таргманчац тон» - праздник с 1600 – летней историей.  Так  дети атомного века и компьютерных технологий воздают дань памяти и уважения «вардапетам» -  учителям, авторам перевода Священного писания (Евангелия)  с греческого на армянский язык – «царицы  всех  переводов» - создателю армянского алфавита  Месропу Маштоцу  и  католикосу  Сааку  Партеву. С тех пор армяне могли беседовать с Богом на родном языке.  Это было вторым судьбоносным событием в истории  противостояния Армении политике  культурной ассимиляции после принятия христианства в 301 году. В этот знаменательный  день в узбекской столице звучит народная армянская музыка. Молодые чтецы декламируют нестареющие стихи Григора Нарекаци, Ованеса Туманяна, Аветика Исаакяна, Амо Сагияна, Паруйра Севака, Геворга Эмина, Сильвы Капутикян  и современных поэтов 21 века на  двух языках.
Армяне не только пронесли свой национальный язык через века, но всегда относились с уважением к языкам других народов. Поэтому в Армении издревле сложилась сильная переводческая школа. Благодаря ей у современных исследователей древних рукописей есть возможность через армянский язык открывать  значение древней и средневековой литературы разных народов в мировом литературном контексте, в том числе А. Навои, Низами, Джами и других классиков раннего средневосточного Возрождения и эпохи Тимуридов. Армения издревле имела многообразные  историко-культурные связи с античной и византийской, ассирийской и персидской, грузинской и арабской литературами, а  также со славянским и западноевропейским миром.
Начиная с А.М. Горького и В. Брюсова в начале прошлого века, армянскую литературу изучают с точки зрения общих закономерностей мирового литературного развития. Разнообразен жанровый состав древней и средневековой армянской литературы – от церковных гимнов-шараканов – до лиро-эпической поэзии светской литературы.  В. Брюсов – один из  первых переводчиков из армянского, составитель и редактор антологии «Поэзия Армении» (1916 г.) называл её  «высшим и наиболее самостоятельным созданием армянского народа в области поэтического творчества».
Яркими представителями так называемой «новой поэзии» 19-20 вв.   стали  Ованес Туманян, Аветик Исаакян, Ваан Терьян, позднее Паруйр Севак, Сильва Капутикян, Геворг Эмин  и др. – это были две самостоятельные школы. Первая продолжала и развивала традиции  древней армянской литературы и сохраняла теснейшую связь с народной поэзией и жизнью. Вторая – совершенствовала технику и вводила в армянскую литературу идеи и принципы западных литератур, усваивая их новые завоевания. Обе школы органично слились в современной поэзии Армении рубежа 20-21 вв.
В книге «Буквы  на камнях» представлены в переводах  представители нового поэтического поколения Амо  Сагиян (в переводах А. Тарковского), Размик Давоян,  Ншан Абасян, Нарине Аветян, Асмик Симонян, Вардан Акопян, Славик Челоян, Ованес Григорян и другие. Они наводят на мысль о том, что возможности перевода неизбывны и не исчерпаны до конца никем. Достаточно сравнить нескольких современных армянских поэтов  в разных переводах:

***
«Темнеют горы  на горах,
Ущелья в глубине ущелий,
Мне чужд заката смутный страх.
Темнеют горы на горах.
Воспел я отчий мир в стихах.
Я от камней зачат в камнях,
Мне в колыбели камни пели,
Темнеют  горы на горах,
Ущелья в глубине ущелий.
Мне чужд заката смутный страх»
(Амо Сагиян в переводе А. Тарковского).

 Ованес Григорян в выстраданной лаконичной   форме поёт  гимн родине. Стих его своим совершенством мне напоминает законченную одноимённую картину М. Сарьяна, в которой есть всё – поиск вечности, тоска Востока, лиловые горы, пурпурный рассвет, устремлённые ввысь зелёные тополя и вечно чистый и величавый Арарат – символ победы естества и разума над злом.

 Армения

«Это моя страна. Она
Настолько мала, что уезжая вдаль,
Я без труда беру её с собой.
Она мала, как новорождённое дитя.
Она мала, как престарелая мать.
На карте мира
Едва различимой слезинкой
Светится мой Севан.
Это моя страна. Она настолько мала,
Что я упрятал её в сердце,
Чтобы не потерять»
         (Перевод Елены Шуваевой-Петросян).

После брюсовской антологии вышли новые переводы русских мастеров слова, но даже лучшие среди них – А.Ахматова, Б. Пастернак, В. Звягинцева, В. Лифшиц, А. Тарковский, М. Петровых, А. Кушнер, Е. Евтушенко обязывали думать о новом сборнике переводов, который мог бы стать таким же важным явлением в современной литературной жизни, как сборник армянской литературы» под редакцией А.М. Горького и антология «Поэзия Армении» В. Брюсова, изданные в 1916 году.
Достоинство нового издания «Буквы на камнях», что она не только продолжила лучшие традиции брюсовской антологии, объединив «старых»,  «новых» и мало известных для русского читателя армянских мастеров стихосложения, представителей современной поэзии. Главная заслуга его в том, что он объединил в себе многие разные национальности: армянских поэтов переводили на русский не только русские, но молдаване, узбеки, украинцы, грузины, греки.
Московское издание успешно выполнило сложную двойственную задачу. Оно не только знакомит русских читателей с  армянской поэзией, но и армянских читателей  – с русскоязычными поэтами СНГ, и в частности, родом из Узбекистана – страны богатых литературных традиций, начиная с Алишера Навои (15-16 вв.)  и заканчивая созвездием классических мастеров стихосложения рубежа прошлого и нынешнего веков -  Зульфии, Хамида Олимжона, Эркина Вахидова, Абдуллы Арипова, Сабита Мадалиева и многих других. Таким образом, составителям поэтического сборника удалось, по их словам, после развала Союза на его обломках возродить «Империю Слова».
Вот что говорит  о новом поэтическом издании автор предисловия  и многих переводов,  одна из  составителей коллективного поэтического сборника  Елена Шуваева-Петросян:
«Именно в разноголосице поэтического хора, в разнообразии литературных поколений, разнонаправленности жанров и форм, можно различить общность, глубоко, живо и интересно отражающую квинтэссенцию современной армянской и русской поэзии.
 Вика Чембарцева, другой составитель сборника, отмечает важнейшую интернациональную роль нового переводного издания в переходное время, когда рушатся все бывшие культурные связи между народами, когда разрыв культурных связей оборачивается отчуждением народов, когда мы знаем о смежном соседе только по коротким сводкам новостей, а значит, по сути, ничего не знаем о нём. И только книга как возрождённая «Империя Слова» может сделать невозможное: «Литература способна стирать грани, смещая акценты к исконно человеческим чаяниям и стремлениям, не зависящим ни от национальности, ни от разности языков, ни от разности культур».
Соприкосновение с другой культурой  происходит через знакомство с её литературой. В 2010 г. группа паломников из Новосибирска под руководством  культуролога и любителя армянской поэзии Ю.В. Лихачёвой совершила круиз по Армении в поисках реальных жителей древней страны «Наири», «живущих по солнечным часам». Они сняли любительский получасовой фильм, в котором документальные  кадры реальной жизни простых людей органично сливаются с мелодией любимого национального духового инструмента - дудука, духовными гимнами  и стихами Осипа Мандельштама из цикла «Армения».  Они, как и наши узбекские соавторы коллективного армянского сборника,   обрели свою «Первородину», значение которой объяснил нам грузинский философ М. Мамардашвили: «Проблема существования есть проблема воссоединения человека с некоторой его Первородиной, иначе называемой раем, золотым веком, или как у Пруста, неизвестной родиной художника».
 Эпиграфом к книге «Буквы  на камнях» стало высказывание нашего современника Гранта Матевосяна из его эссе «Мир слова». Оно дополняет и конкретизирует понятие «Первородины»: «…времена и страны, народы, языки имеют некое неотчуждаемое честолюбие, чтоб не оставаться бесплодными, чтобы увенчать  себя культурой. Язык не должен молчать, язык должен становиться художественней, становиться чем-то, чтобы среди других языков мог глаголить, говорить, рассказывать, осмыслять. Время так же обладает этим честолюбием. Оно не хочет оставаться пустынным»[1].
В кратком очерке мы не можем предоставить  читателям судить  самому, насколько каждый из узбекистанских русскоязычных авторов по-новому «глаголит» в этом вечнозелёном мире под солнцем поэзии. Это за нас, вероятно, сделает интернет: «www/ http://stihi.ru»/ Но поскольку речь, прежде всего, идёт о переводной поэзии, мы предоставим вашему вниманию перевод нашего земляка Николая Ильина из армянской поэзии, предварив его высказыванием моего любимого Учителя – писателя, поэта и переводчика Эдуарда Григорьевича Бабаева:
«Во всей литературе есть посредники-переводчики. На облике одного писателя написано лицо другого. Лицо переводчика счастливое. Переводчик –  это счастливый человек. Он творит волю писателя или поэта, как посланец от Всевышнего. Перевод – это совершенно упоительная форма литературного труда: единоборство автора и переводчика. С помощью переводной поэзии русская литература узнала новые интонации. Перевод – это всегда завоевание новых интонаций, новых тем и нового читателя»[2].

***
«Я сел на скамейку вечером душным.
Слетела птица и села рядом
И неизъяснимым своим взглядом
Перевернула всю мою душу.

В чём был её замысел – мне не открылось.
Она полетела, в дали исчезая,
И унесла моё сердце на крыльях,
И с той поры я по небу летаю»
(Размик Давоян в переводе Николая Ильина).

В этом переводе бережно сохранено  всё лучшее от оригинала:
- глубокий философский подтекст, характерный для творчества Р. Давояна;
-  возвышенная  духовность, унаследованная им от  классиков -  от Нарекаци (Х в.) до Геворга Эмина (ХХ в.);
-  простота формы и глубина содержания.
О языке перевода можно сказать словами О. Мандельштама: "Армянский язык - неизнашиваемый - каменные сапоги... Был пресный кипяток в жестяном чайнике, и вдруг в него бросили щепоточку чудного чёрного чая. Так было у меня с армянским языком"[3]. И позднее в Замоскворечье цвет плиточного чая приводил на память русскому поэту  О. Мандельштаму  красную пыль Араратской долины.
         В переводах Н. Ильина я почувствовала вкус этого  крепкого  чая, знакомого с детства, благодаря  сдержанному ритму верлибра, аллитерациям согласных, цезурам в стихах, чтобы перевести дыхание и продолжить дальше читать строфы из цикла: "Преображения" Р. Давояна из  нового коллективного поэтического издания  «Буквы на камнях»:

«…Я один перед краем пропасти,
И вдруг рядом становится серна…
Слава миру –
Нас стало двое!
И теперь в этот миг полёта
Мы увидим в глазах друг друга,
Как пылает огонь наших душ.

Один из нас прыгнул в бездну,
другой над нею завис…».

Очень жаль, что я так и не освоила до конца армянской азбуки, а как  бы хотелось не только визуально воспринимать строгие чеканные строфы Размика, словно на каменных скрижалях выточенные ручным точилом - ни одна строка не вылезает из стиха. Переводчик, кстати, на это должен обратить особое  внимание, не позволяя себе вольности удлинять некоторые строки в строфе.
Размер и ритм начинают стих. Их читатель воспринимает раньше, чем все другие элементы стиха. Выбор размера должен быть обоснован, должен быть взят верный тон. Но как его найти? Что можно считать верным тоном стихотворного перевода? Оценка переводов Н. Ильина в этом аспекте не выходит за пределы всеобъемлющей правильной, но ничего не проясняющей формулы: «Победителей не судят»:
В перспективе составители уникального поэтического сборника «Буквы на камнях» готовы издать новую книгу с участием  лучших узбекских авторов.
По этому поводу редактор литературно-художественного журнала  «Звезда Востока» высказал своё мнение: «Сегодня в русской и узбекской среде достаточно много поэтов, достойных того, чтобы их переводили. Пользуясь возможностями современной компьютерной техники и благодаря собственной  инициативе, поэты стремятся к мировому признанию. Это их право. Однако, прежде чем говорить о переводах, на мой взгляд, правильнее будет сначала получить признание у своего народа, продолжая отражать в своём творчестве его самобытность. Да, необходимо переводить хороших поэтов, хорошие стихи, потому что взаимопонимание наций способствует их сближению. Разве это не самое важное?
Любители высокой поэзии дождались презентации книги «Буквы на камнях»  – уникального явления-билингва  в современном литературном мире. На музыкально-литературном вечере  «Слово звучащее» в Национальной библиотеке Узбекистана сразу по выходе книжной новинки  в 2013 г.  армянская диаспора узбекской столицы предоставила на литературный вечер носителей национального языка – Георгия Саакова. Стихи звучали армянских поэтов на языке оригинала и в русских переводах. Тогда можно было   сравнить поэтическое состязание автора и переводчика и насладиться звучанием двух великих языков, принадлежащих к восточной группе индоевропейских языков.


Издание каждого национального сборника – это зов из исторической родины.  Новая книга-билингва «Буквы на камнях»  возвела нерушимые литературные мосты, соединив берега и объединив разные  культуры языком сердца и голосом души.

Гуарик Багдасарова


[1] Геворг Гиланц. Предисловие к книге «Буквы на камнях» - М.: Художественная литература». С .5
[2] Багдасарова Г. Московские прогулки. В книге «Близкое эхо». – Т.:Zar Qalam», 2006. С. 233
[3] Мандельштам О. Путешествие в Армению.  В книге «Миры» - Тула: Филин. 1994. С.128

1 комментарий :

  1. Анонимный12 июля 2015 г., 10:33

    Рождение этой книги очень значимо потому, что оно наиболее широко знакомит нас с культурой ВЕЛИКОГО армянского народа. К сожалению не смог быть на её презентации, но горжусь тем, что в этой книге имена наших соотечественников,которые перевели и переводят на русский язык произведения армянских писателей.
    СПАСИБО ЗА СТАТЬЮ ГУАРИК!
    Александр Евсеев.

    ОтветитьУдалить