четверг, 11 февраля 2016 г.

Юбилей Алишера Навои широко отметили в Ташкенте


         Празднование 575-летия родоначальника узбекской  классической литературы и мыслителя, наследника тюркской линии  творчества Лутфи, Алишера Навои (1441-1501) началось в Ташкенте с возложения цветов у подножия памятника знаменитому поэту в Национальном парке его имени и на Аллее поэтов, а также декламации его рубаи и газелей студенческой молодёжью.


 Алишер Навои родился  в столице Хорасана – Герате в семье крупного сановника Гиясиддина Бахадура, друга семьи будушего правителя Хорасана, тимурида  Султана Хусайна Байкары. Мальчики дружили с детства и до конца жизни, учились вместе в одной школе, которую Алишер начал посещать с четырёх лет, и оба больше всего любили поэзию. В 15 лет Алишер прославился как поэт, писавший на фарси и тюрки. Стихи на фарси он подписывал  псевдонимом Фани (бренный), свои знаменитые газели на тюрки – Навои (мелодичный, благозвучный), словно предвидя  их неоспоримое значение в будущем. Славу ему принёс цикл из пяти поэм на родном языке  «Хамса» («Пятерица») на традиционные сюжеты:  «Смятение праведных», « Лейли и Меджнун», «Фархад и Ширин», «Семь планет», «Стена Искандера». «Пятерица» продолжила великие традиции этого жанра в персидско-таджикской литерактуре, заложенные  ещё  Низами (1141-1209) и Эмиром Хосровом Дехлеви (1253-1325).

В конце жизни Навои написал трактат «Спор двух языков», в котором на конкретных примерах показал  богатства и преимущества родного языка, не ущемляя при этом достоинства языка фарси,  и призвал современников ценить и создавать произведения литературы и науки на родном языке. Не менее известны его трактаты и монографии: «Собрание утончённых» - своеобразная антология поэзии современников и «Возлюбленный сердец» - последняя книга великого человека, который делится с нами своим духовным миром, раздумьями об обществе и взглядами на  жизнь, человеческую  личность и окружающих людей.


Перу Навои принадлежит ещё одна поэма – «Язык птиц», созданная им в 1499 году. К творческому подвигу Навои готовился с ранних лет. В детстве он увлёкся поэмой персидско-таджикского поэта суфийского направления Фариддина Аттара (род. около  1119 г. – год смерти неизвестен) «Беседы птиц» и уже тогда задумал создать на родном языке ответ-подражание этой поэме в традиции назира.
«Язык птиц» - произведение о нравственном самоусовершенствовании личности. Навои аллегорически использовал образы птиц и вновь здесь поднял  проблемы назначения человека и смысла его жизни. Поэма повествует о судьбе птичьей стаи, возглавляемой Удодом, которая в поисках царя птиц Симурга преодолевает в пути различные трудности. Смысл слова Симург (перс. тридцать птиц) и всей поэмы раскрывается в  её финале, теоретических высказываниях, притчах-иллюстрациях  под покровом иносказания «птичьей речи».
Птицы, ищущие истину  вне самих себя,  в итоге в конце пути обретают  её в самих себе, в собственных отражениях в светлой глади вод: постигнув отрешение, они достигают единения с Вечностью. Это, по сути, автобиографический рассказ Навои о собственных странствиях по дорогам жизни и обретении  в себе высшей человеческой радости – преодоление мелких соблазнов суетной жизни и созидание нетленного – торжество утверждения «всевременного над повседневным»[1].


Романтическая поэма Навои «Язык птиц» является  первым известным нам произведением на староузбекском языке, в основу сюжета которого положен мотив странствия. Алишер с детства мечтал о путешествиях и позднее испытал на себе всю горечь  изгнания из столицы в провинции  – сперва в Самарканд и потом в ссылку – в  далёкий Астрабад на долгие годы жизни. О трудностях самаркандского периода  жизни (1467 -1469 гг.)  А.  Навои рассказал в одиннадцатой главе поэмы «Смятение праведных, когда ему даже не хватало денег, чтобы купить горячей воды. Умер поэт 3 января 1501 г. В последний путь его провожал весь народ Герата и его окрестностей. Человек сам по себе целый мир, необъятная вселенная духа, интеллекта. Не надо искать рая вне себя - он внутри нас, в нашем духовном совершенстве. Таковы выводы самого  «личного» произведения -  поэмы «Язык птиц», близкой по духу «Хамсе» («Пятерице»).


В этот торжественный день общение с жизнью и творчеством поэта и его близкого окружения продолжилось в Государственном музее искусств Узбекистана  на выставке «Деятели великого мышления». После официального открытия каждый посетитель на втором этаже мог познакомиться с  представленными  картинами известных художников Узбекистана: Чингиза Ахмарова, Жавлона Умарбекова, Бахтияра Бабаева, Темура Сагдуллаева и других. В этих  полотнах нашли отражение образы А. Навои и Захирридина Мухаммада Бабура (1483-1530),  деятельность двух выдающихся личностей, исторических героев,  и их бессмертные персонажи.
З.М. Бабур был прямым наследником А. Навои в истории узбекской литературы. Мы его знаем как  блестящего поэта и прозаика, одарённого учёного и независимого государственного деятеля. Прямой потомок великого Тимура, своим воспитанием и  образованием, неординарными способностями  он обязан, прежде всего, своей матери Кутлуг Нигор ханум, воспитавшей обоих своих детей в любви к музыке и поэзии. В 12-летнем возрасте Бабур после неожиданной трагической кончины отца был возведён на престол Андижана. Вскоре в результате дворцовых интриг  он лишился его и был вынужден покинуть сперва родной Андижан, потом после нескольких неудачных попыток отвоевать Самарканд и вовсе - Мавераннахр. 
Кабульский период Бабура в середине 1520-х годов  – время  изгнания и прощания талантливого полководца с честолюбивыми мечтами о возрождении династии. Его поход  на северную Индию в 1525 году знаменовал  судьбоносный переворот:  он решает создать государство высокой культуры и богатой духовности. Бабур в 1527 г.  утверждает там свою власть. Через несколько лет его новая держава покрывает территорию от Аму-Дарьи до Бенгалии. В историю это государство вошло под названием  Империя великих моголов. В 1530 году на 47 году жизни Бабур неожиданно скончался, оставив потомкам после себя множество легенд; дивоны, написанные на тюрки, фарси и урду; а также  прославившие его исторические мемуары «Бабурнамэ» - классический образец узбекской прозы. Бабуриды на индийском престоле правили 300 лет вплоть до британской колонизации и  оказали прогрессивное влияние на развитие индийской культуры и духовности, глубоко обогатив их лучшими тюркскими и мусульманскими традициями и идеалами. Сам Бабур своим многогранным творчеством достойно завершил «золотой век» узбекской классической литературы.
В экспонатах выставки в ГМИ Узбекистана мастерски показана политически-общественная деятельность двух исторических личностей,  живописно и пластически переданы их гуманистические взгляды. В центре экспозиции привлекает внимание зрителей  скульптура Димира Рузибаева «Алишер Навои». Особенный интерес для современной молодёжи представляет вереница монументальных образов - героев произведений Навои, созданных непревзойдённым мастером, народным художником Узбекистана Чингизом Ахмаровым. Они были  предназначены для украшения интерьера здания театра оперы и балета, построенного в 1947 г. в Ташкенте, и по сей день не утратили свою художественную ценность и свежесть восприятия поэтического мира образов Навои.
Со станковой картины, написанной в 1945 году,  сегодня задумчиво глядит мимо зрителей  прекрасная, гордая и любящая Ширин. В ней художник нашёл олицетворение национального типа восточной красавицы с миндалевидными глазами, чёрными дугами бровей, падающими за спиной чёрными косами и  узорчатым головным убором. Фигура Ширин органично вписана в плоскость холста, что придаёт картине спокойствие. Лёгкий наклон торса героини не нарушает этого спокойствия композиционного построения, но привносит в изображение необходимое движение и живость  женского образа.

Рядом с главной излюбленной героиней  Ширин возникают другие обобщённые образы влюблённых, поэтов, музыкантов, художников, мудрецов,  с характерной для Ч. Ахмарова  нежной голубой гаммой колорита и производят глубоко поэтическое впечатление: музыка лирических двустиший-бейтов Навои здесь как бы сливается с музыкой красочных сочетаний художника. Образ Навои вошёл в станковую живопись Ахмарова, запечатлевшего поэта на разных этапах его жизни: «Юный Навои», «Алишер Навои с учениками»  и другие. Совершенное владение художественными возможностями темперной живописи позволило Ахмарову раскрыть значение человеческого гения и самому подняться на высокий уровень творений Навои.


Знакомство с творчеством  Алишера Навои  продолжилось  в ЛТО «Данко»  в мемориальном музее Сулеймана Юдакова. Фарида Бобрик и автор этих строк подготовили доклад о жизни и творчестве А. Навои. Мы   подробно остановились на достоинствах  поэмы «Язык птиц» и продемонстрировали на конкретных  отрывках  сложности и особенности перевода языка  Навои  С. Ивановым, который рассматривал художественный перевод, прежде всего, как «художественное истолкование текста» и также придавал ключевое значение  ритмико-мелодической структуре стиха.  В своё время С. Иванов сетовал, как часто переводчики газелей и других традиционных жанров  восточной поэзии подменяют интонацию. В таких случаях вместо светлой и несколько наивной поэтичности  появляется сухая информационность или, наоборот,  нагнетается поэтичность, но совсем «не в том ключе».

На  литературно-музыкальном вечере, посвящённом юбилею узбекского поэта,  «данковцы» рассказывали о  любимых героях Навои – представителях разных народов:  Фархад – сын чинского хакана; Ширин – принцесса Армении; Шапур, Кайс и Лейли – арабы; Искандер – румиец (т.е. грек) и подчёркивали  актуальные сегодня идеи интернационализма гуманиста и просветителя, опередившего своё время и словно заглянувшего в наш неспокойный  XXI век.



На вечере прозвучали газели А. Навои в русских переводах, прославляющие добро, справедливость,  любовь и дружбу как  необходимые развивающие начала человеческой души и возвышающие человека, в которых так нуждается современный мир. Они звучали афористично и лаконично и выстраивались в ходе вечера в своеобразный свод нравственности и гимн жизни:

Всё отдать, себя лишая, - это щедрость свыше мер,
Сделать то же, только молча – это мужества пример.  

Сильней души моей тебя люблю я, жизнь,
Сильней любви своей тебя люблю я, жизнь.

Бывает ведь любовь, сильней которой нету,
И всё ж ещё сильней тебя люблю я, жизнь.

Постоянные участники ЛТО «Данко» Армануш Маркарян, Леонид 
Сааков, Фарида Бобрик, Александр Татаринцев,  Александр Курышев, Игорь Бахтиозин, автор этих строк и  наши гости из КАП «Арча» Валера Мудрый, Ольга Абишева, Дания Рысаева, Тамара Ворошилова, Галина Зазулина, вдохновлённые поэзией А. Навои, в этот вечер особенно задушевно читали свои стихи, пели авторские песни под гитару. Эти самодеятельные произведения, как  вечная лирика Навои,  как  светлая вдохновенная музыка  Сулеймана Юдакова,  звучали разноголосым гимном любви и человеку разумному, справедливому, доброму.

Гуарик Багдасарова




[1]Бертельс Е.  О творческом подвиге жизни Навои. – В книге «Язык птиц» - СПб: Наука, 1993. С.274

Комментариев нет :

Отправить комментарий