суббота, 13 сентября 2014 г.

Осенняя сюита



***

Поэзии пророчество дано
Чтобы узнать грядущего черты,
Мне нужно вспомнить и произнести
Стихи, написанные так давно.

Они откроют тайный смысл судьбы,
Событий суть и отблеск Красоты,
Что помогал укрыться от беды
И тысячи людей вокруг меня спасти.


В Царскосельском парке

А лето было долгим, приглушённым.
Неслышно падал лист в преддверье осени
И где-то на прудах в прозрачной просини
Терялся осязаньем одиночества.
Но не привычным, буднями притушенным,
Оно явилось в вековой глубинности.
Так в старом парке новизной невинности
Стихами просыпалась юность Пушкина.

На картину К. Брюллова "Июльский полдень"

Сад просветлел в осеннем листопаде,
На землю сбросив золото одежд.
Рубины роз мерцают у ограды
В прощальном блеске утончённых грёз.

Июльский полдень гроздь впитала
И светится лампадой в полутьме.

В прохладном доме римская богиня

Срезает виноград, благословляя жизнь.

Прощание


Весь город тебе я отдаю как пьедестал.
А ты - от неудач и забытья устал.
Мой дар никчёмен.
Ты ничего из рук моих не хочешь брать.
Куда же мир девать?
Он без тебя бесцельно звонок и пуст,
Как облетевший куст,
Что цвёл на лаковой шкатулке,
Подаренной тобой в медовый месяц.
У глаз твоих черёмуховый вкус.
И горечь оскоминой мне сводит рот.
Всё жду, когда она пройдёт,
И что пройдёт, - боюсь…



***
Я тебе не изменила.
Я тебя лишь разлюбила.
Мы живём в одной квартире,
Но на разных полюсах.

Полюс северный и южный.
Посреди экватор длинный.
Я с тобою как на льдине
Или на семи ветрах.

Я стою непокорённая,
Я скорблю незащищённая.
Доброта ушла в пороки.
Падший ангел на пороге.

Нежность врезалась в ладонь.
Обжигает, как огонь.
В сердце звук - хрустальный звон
Разряжает небосклон.

Остатки осени стегает
Со снегом ветер второпях.
И покаянье назревает,
Как горечь вся в моих стихах.



***
Догорят наши письма,
И будет заветный октябрь.
Отшумят перемены
И всех нас минуют печали.

Горьковатый покой
Разольют по сердцам
Свет над садом отцветшим
И осенний букетик в бокале.

Мы залечим обиды,
забудем, как прячут глаза.
Соберёмся все вместе
 и сдвинем весёлые вина.

И с улыбкою вспомним,
как мы в суете позабыли,
Что живём друг для друга
 и счастье наше - в друзьях.

***
И дольше века длится лето.
Пространство жизни им согрето.
И одиночество не страшно,
Когда пребудем в Божьем царстве.

Здесь иго – благо, бремя  - легко.
И время прощаться навеки ушло.
И радость свиданий не истекла
Для всех, кто любим и любит Христа.

Мир не узнает нас, как Иисуса Христа.
Я боготворила – неизвестного тебя.
Оберегала от бед, лелеяла как дитя.
А теперь встречаю светило Конца.

Божье царство близится для меня
В каждой точке пространства и времени.
Мысль о Боге и о Тебе бесконечна,
Как летний день в конце сентября.


Плач по  вырубленным деревьям
 (новая версия)

Осенний вечер скорби   полон.
Печаль сквозит под Божьим оком.
Любовь уходит ненароком,
Когда не слышен птичий гомон.

Когда дубы  упали наземь
И превратились в сотни пней.
И гулко  сыпались каштаны
В воронки вырытых корней.

Когда исчезли навсегда,
Как люди, скверы и дома,
Когда сгорела вмиг дотла
Благословенная звезда.

Предсмертно плакали чинары
Впервые за сто тридцать лет.
Радетелям бесчинной кары
Прощенья от природы нет.

Сквер был отдушиной людей.
Но стал похож на плаху центр.
Воспоминанья скорбных дней
Увековечил грозный монумент.

Зачем нам выпала такая участь:
Смотреться в никуда из ниоткуда,
В империи великой уродиться
И жить безродными, душою мучась?

Семь дней стояли в три кордона
Почётным караулом стоны.
И бой курантов вне закона
Не смог стенанья заглушить.

Когда-нибудь в разгаре лета,
Кто  будет жаждою томим,
Тот   вспомнит путника Поэта
И чудо, что свершилось с ним.

Он богом  был благословим -
Пустыня ожила пред ним.
С молитвой пустится он в путь
Под новым пологом листвы.

Под градом желудей созревших
Вдохнёт он эликсир, как в детстве,
Прозрачный, чистый,  безмятежный
Чистейший   воздух во вселенной.

Потомки, племя вдохновенное!
Пусть будет  жизнь   благословенна!
«Не рубите сук, на котором сидите.
Вековые деревья, как мир, берегите!»
28.11.09.


Любовь непрошеная

Из книг заброшенных, из прошлой осени

Любовь приходит ко мне непрошено,
И ветром времени во тьме рассеяна,
Внезапно бросится листвой осенней.

И вспыхнут горестно в прощальной яркости
Листы, пронзённые прохладной ясностью.
Они поведают об одиночестве друзей без отчества -
Тех,  кто любил самозабвенно и кто не очень….

Порхают письма  беспорядочно, безадресно
Они  из прошлого, невнятные, без имени.
Но то, что минуло давно, покрылось инеем.
А всё, что сбудется в судьбе, явилось запросто

Нежданным снегом, покровом синим.
Мне так хотелось поверить снегу –
Но первый снег почти что небыль,
Как прочерк галок на сером небе.

А листья в парке искрились пламенно.
Как стая крылатых вестниц по весне,
Срывались оземь и любовь вещали мне,
Забыв назвать  героя позднего романа.

***
Дождь сутки лил, стонал, томился
И плавно в снегопад переродился.
Душа, как раненая из рогатки птица,
Металась, билась в сумерках ночи.

Как мне её спасти, под утро возродиться
И жизнь продолжить с чистого листа?
Небесной синевою, как живой водицей,
Умылась и твержу: «До встречи, несмотря…

Будь благостен, здоров,  неистощим,
Люби меня, не зная устали и сна.
Благословлю всем сердцем небеса:
В который раз - одна с любимым!»


Гуарик Багдасарова
Ташкент, 2007/2014

Фото Александра Симонова 

Комментариев нет :

Отправить комментарий