пятница, 19 сентября 2014 г.

«Дети великих поэтов»



         В клубе «Мангалочий дворик А. Ахматовой» при Российском центре науки и культуры в очередной раз (18 09 14) собрались любители поэзии Серебряного века. Тема «Дети великих поэтов» привлекла не только ветеранов клуба, но и молодёжь, не равнодушную к истории  русской литературы начала прошлого века и её  плодотворному развитию в наши дни в сознании современников.
         Руководитель и создатель клуба-музея А. Ахматовой (18 12 1999),  которому в этом году в декабре исполнится 15 лет, известный литератор, искусствовед А.В. Маркевич  рассказала о  жизни и деятельности  Татьяны Сергеевны и её брата Константина Сергеевича Есениных.
         В 1917 году Сергей Есенин женился на актрисе Зинаиде Райх. Через год у супругов родилась дочь Татьяна, а в 1920 году,  уже после развода родителей, сын Константин.  Три года этого брака с большим преувеличением можно назвать совместной жизнью. Зинаида надеялась, что дети скрепят их семейные узы, но тщетно. Они постоянно разъезжались, ссорились и, в конце концов, расстались. Обоих детей поэта усыновил Всеволод Мейерхольд, знаменитый режиссер и второй муж Зинаиды Райх. Как известно, Всеволод Эмильевич был арестован в 1937 году и расстрелян как японский и английский шпион, а Зинаида Николаевна жестоко убита в своей квартире при загадочных обстоятельствах.
Несмотря на все тяготы, выпавшие на долю детей поэта, они прожили  очень достойную жизнь, были  известными и уважаемыми людьми.
С войны Константин Есенин вернулся в 1944 году после нескольких тяжелых ранений с подорванным здоровьем и тремя орденами Красной Звезды. Дочь Татьяну, белокурую голубоглазую  красавицу, похожую на своего отца,  Есенин очень любил. Оставшись с младшим братом и маленьким ребенком на руках, выселенная из квартиры родителей, она спасла архив Мейерхольда, спрятав его на даче в Подмосковье, а в начале войны передала его на хранение С. М. Эйзенштейну.
Оказавшись в эвакуации в Ташкенте в 1943 году, дочь С. Есенина  осталась здесь на всю жизнь.  Татьяна Сергеевна жила в жутких условиях, помощь ей оказал Алексей Толстой, знавший и любивший  Есенина. Он, пользуясь своим положением депутата Верховного Совета, выбил для семьи Татьяны крохотную комнату в доме  барачного типа. Талантливый журналист, писатель, редактор Т. С. Есенина инициировала процесс реабилитации Мейерхольда и опубликовала воспоминания о Мейерхольде и Райх. Её  письма, адресованные  исследователю творчества Мейерхольда К. Л. Рудницкому до сих пор служат важнейшим источником для изучающих творчество великого режиссера ХХ века.

А.В. Маркевич встречалась с  Т.С.Есениной, когда в Ташкенте создавался музей С.А.  Есенина. (10 07 1981).  Краткое пребывание С. Есенина в Туркестане (он приехал в Ташкент 14 мая 1921 года, а 3 июня покинул город) навсегда оставило глубокий след в памяти и сердце поэта. Мы и сегодня повторяем пророческие слова Г. Гуляма: «Очень русский поэт Есенин стал родным и для нас, узбеков».
Экспонаты ташкентского  музея, второго по своему значению после музея Есенина на его родине в Константинове в Рязанской области,  свидетельствуют, что многие из членов семьи С. Есенина внесли существенный вклад в русскую культуру. Это популярная актриса театра В. Мейерхольда  Зинаида Николаевна Райх – мать Татьяны и Константина Есениных; это Софья Андреевна Есенина-Толстая – последняя супруга поэта; это талантливые литераторы Татьяна Сергеевна, Константин Сергеевич, Марина Константиновна Есенины, а также Надежда Давидовна Вольпин и Александр Сергеевич Есенин-Вольпин. Документы,  фотографии, автографы рассказывают о  многолетней дружбе  поэта Александра Абрамова (Ширяевца) и Сергея Есенина, их шестилетней переписке, предшествующей приезду Есенина в Ташкент. Это была частная долгожданная поездка Сергея Есенина в Туркестан к своему давнему другу. Железнодорожный комиссар  Григорий Колобов взял с собой  С. Есенина в командировку на Среднеазиатскую железную дорогу. Он «ехал в Туркестан учиться», по воспоминаниям  Галины Бениславской – учиться  у восточной поэзии, и здесь он смог  встретиться с подлинным Востоком.
Экспозиция  музея тематически размещена в четырёх залах и воспроизводит различные этапы жизни русского поэта, включая траурный уголок с двумя редкостными экспонатами – посмертной гипсовой маской, снятой с лица поэта скульптором И. Золотаревским вслед за трагедией в «Англетере», и кожаным чемоданом, с которым С. Есенин отправился в роковую поездку в Ленинград. Рядом с чемоданом можно увидеть дарственную запись дочери поэта - Татьяны Сергеевны Есениной, рассказывающей, как реликвия попала на стенд ташкентского музея.        
Зал «Есенин и мы», где представлены некоторые факты биографии С. Есенина и его прямых потомков,  свидетельствует о том,  что жизнь и творчество поэта остаются важнейшей нравственной составляющей общества и культуры как России, так и Узбекистана.
Т.С. Есенина  умерла в 1992 году в Ташкенте  и похоронена на Боткинском кладбище, где стоит великолепный мраморный  памятник  с её гравированным портретом. В Москве живут  ее сын Сергей Владимирович и внучка Анна.
Константина Сергеевича Есенина, сына поэта, крестил Андрей Белый. В 1941-м году, будучи студентом четвертого курса Московского инженерно-строительного института, Константин Есенин добровольцем ушел на фронт. С войны он вернулся в 1944 году после нескольких тяжелых ранений с подорванным здоровьем и тремя орденами Красной Звезды. Всю жизнь Константин Есенин посвятил спортивной журналистике и спортивной статистике. Он написал несколько книг о футболе.  Много лет  он был заместителем председателя  Федерации футбола СССР. Умер в Москве в 1986 году. После него осталась дочь Марина.
         Автор этой статьи подготовила  доклад «Последний сын Серебряного века» о жизни и научной деятельности сына известных поэтов — Анны Ахматовой и Николая Гумилёва.  


Лев Николаевич Гумилёв родился в Царском селе (Санкт-Петербург) первого (14) октября 1912 г. Он прожил долгую жизнь, отмеченную драматическими коллизиями судьбы «врага народа» и умер 15 июня 1992 (79 лет) в родном городе  Санкт-Петербурге. По роду деятельности он был историком-этнологом, археологом, востоковедом, писателем, поэтом, переводчиком. Его занимали всю жизнь разные направления  естественных и гуманитарных наук: этнология, история, география.
Лев Никола́евич Гумилёв в  1930—1940-е годы, осознавая влечение к исторической науке, сочинял собственные стихи и прозу; на рубеже 1950—1960-х годов переводил поэзию с персидского языка. С 1931 года активно участвовал в геологических и археологических экспедициях (всего до 1967 года принял участие в 21 экспедиционном сезоне). В 1934 году поступил в Ленинградский государственный университет на только что восстановленный исторический факультет.
Четырежды его арестовывали. В первый раз — в декабре 1933 года — через 9 дней был отпущен без предъявления обвинения. В 1935 году подвергся второму аресту, но благодаря заступничеству многих деятелей литературы, был отпущен на свободу и восстановлен в университете. В 1938 году подвергся третьему аресту и получил пять лет лагерей, наказание отбывал в Норильске. В 1944 году по собственному желанию вступил в ряды Красной армии, участвовал в Берлинской операции.
После демобилизации окончил экстерном исторический факультет, в 1948 году защитил диссертацию на соискание степени кандидата исторических наук. В 1949 году вновь был арестован, обвинения были заимствованы из следственного дела 1935 года; был осуждён на 10 лет лагерей, наказание отбывал в Казахстане, на Алтае и в Сибири. В 1956 году после ХХ съезда КПСС освобождён и реабилитирован, несколько лет работал в Эрмитаже, с 1962 года до выхода на пенсию в 1987 году состоял в штате научно-исследовательского института при географическом факультете ЛГУ.
         В 1961 году защитил диссертацию на соискание степени доктора исторических наук, в 1974 году защитил вторую докторскую диссертацию — по географии, но степень не была утверждена ВАК. Научное наследие включает 12 монографий и более 200 статей. В 1950—1960-х годах занимался археологическим исследованием Хазарии, историей хунну и древних тюрок, исторической географией, источниковедением. С 1960-х годов начал разработку собственной пассионарной теории этногенеза, с помощью которой он пытался объяснить закономерности исторического процесса. Подавляющее большинство профессиональных историков и этнологов считают её ненаучной. Крупным вкладом Гумилёва в науку считается теория периодического увлажнения центральной Евразии и популяризация истории кочевников. В исторических исследованиях Л. Н. Гумилёв придерживался идей, близких евразийству.


         Мне посчастливилось слушать краткий курс  Льва Николаевича Гумилёва   «Этногенез и биосфера Земли»  в новосибирском Академгородке в декабре 1976 года прошлого века, где он с огромным удовольствием выступал с лекциями и перед студентами, и перед обычными слушателями. Его лекции по этногенезу пользовались неизменным успехом:
- Чем я объясняю успех своих лекций? Отнюдь не своими лекторскими способностями — я картавый, не декламацией и не многими подробностями, которые я действительно знаю из истории и которые включал в лекции, чтобы легче было слушать и воспринимать, а той основной идеей, которую я проводил в этих лекциях. Идея эта заключалась в синтезе естественных и гуманитарных наук, то есть я тем и возвысил историю до уровня естественных наук, исследуемых наблюдением и проверяемых способами, которые у нас приняты в хорошо развитых естественных науках — физике, биологии, геологии и других науках.
Основная идея такова: этнос отличается от общества и от общественной формации тем, что он существует параллельно обществу, независимо от тех формаций, которые оно переживает и только коррелирует с ними, взаимодействует в тех или иных случаях.
Таким образом, исторический процесс представляется мне не в виде прямой линии, а в виде пучка разноцветных нитей, переплетенных между собой. Они взаимодействуют друг с другом разным способом. Иногда они бывают комплиментарны, т. е. симпатизируют друг другу, иногда, наоборот, эта симпатия исключается, иногда это идет нейтрально. Каждый этнос развивается как любая система: через фазу подъема к акматической фазе, т. е. фазе наибольшего энергетического накала, затем идет довольно резкий спад, который выходит плавно на прямую — инерционную фазу развития, и как таковой он затем постепенно затухает, сменяясь другими этносами.
К социальным соотношениям, например к формациям, это не имеет прямого взаимоотношения, а является как бы фоном, на котором развивается социальная жизнь. Эта энергия живого вещества биосферы всем известна, все ее видят, хотя отметил ее значение я первый, и сделал я это, размышляя в тюремных условиях над проблемами истории. Я обнаружил, что у некоторых людей в большей или меньшей степени существует тяга к жертвенности, тяга к верности своим идеалам (под идеалом я понимаю далекий прогноз). Эти люди в большей или меньшей степени стремятся к осуществлению того, что для них является более дорогим, чем личное счастье и личная жизнь.
Этих людей я назвал пассионариями, а качество это я назвал пассионарностью. Это не теория «героя и толпы». Дело в том, что эти пассионарии находятся во всех слоях того или иного этнического или общественного коллектива, но количество их плавно снижается со временем. Но цели у них иногда бывают единые — правильные, подсказанные нужной в данном случае доминантой поведения, а в ином случае — противоречат им. Поскольку это энергия, то она от этого не меняется, она просто показывает степень их (пассионариев) активности. Эта концепция позволила мне определить, почему возникают подъемы и спады народов: подъемы, когда количество таких людей увеличивается, спады — когда оно уменьшается.
Эта теория категорически противоречит расовой теории, которая предполагает наличие прирожденных качеств, присущих тем или иным народам за все время существования человечества, и «теории героя и толпы». Но герой может вести ее только тогда, когда в толпе он встречает отзвук у людей менее пассионарных, но тоже пассионарных.
Применительно к истории, эта теория оправдала себя. И именно для того, чтобы понять, как возникли и погибли Древний Рим, Древний Китай или Арабский халифат, ко мне и ходили люди. Что касается применения этого в современности, то это может сделать любой человек, у которого достаточная компетенция в области новой истории, и осознать, какие перспективы есть, скажем, у Западного мира, у Китая, у Японии и у нашей родины России. Дело в том, что к этому я присоединил географический момент — жесткую связь человеческого коллектива с ландшафтом, т. е. понятие «Родина», и со временем, т. е. понятие «Отечество». Это как бы два  параметра, которые, перекрещиваясь, дают нужную точку, фокус, характеризующий этнос.
Что касается нашей современности, я скажу, что, по моей концепции, преимущество пассионарного напряжения стоит на стороне Советского Союза и входящих в него братских народов, которые создали систему, относительно Западной Европы молодую, и поэтому имеют больше перспектив для того, чтобы устоять в той борьбе, которая время от времени с XIII века возникала и, видимо, будет возникать и дальше. Но о будущем я говорить, естественно, не могу...».
В 1969 году судьба подарила Льву Николаевичу знакомство с художником-графиком из Москвы Наталией Викторовной Симоновской. Она была не только женой и другом, но и соратником. В интервью журналистам она рассказывала: «Мы познакомились со Львом Николаевичем в 1969 году. Наша жизнь началась в жутком «клоповнике» - коммуналке, каких уже нет даже в Петербурге. Мы прожили вместе счастливую жизнь. Это не противоречит тому, что я написала: счастливую - и трагическую. Да, его всю жизнь беспокоила и манила истина. Историческая – и он пустился на поиски ее, написав много книг. И человеческая – потому что он верующий и очень богословски одаренный человек, понимал, что человек подвержен влиянию страстей и искушению дьявола, но что Божественное в нем должно побеждать». 
В конце жизни Лев Николаевич писал в своем Автонекрологе:
«Единственное мое желание в жизни -  это увидеть мои работы напечатанными без предвзятости.  Тогда я уверен, что те 160 моих статей и 8 книг общим объемом свыше 100 печатных листов получат должную оценку и послужат на пользу науке нашего Отечества и ее дальнейшему процветанию».
К сожалению, с поэтическим наследием Льва Николаевича широкая публика познакомилась относительно  недавно. Литературный критик Вадим Кожинов писал: «Несколько опубликованных стихотворений в последние годы его (Л.Н.Гумилёва) не уступают по своей художественной силе поэзии его прославленных родителей» - то есть классиков русской литературы Николая Гумилёва и Анны Ахматовой. 

Качается ветхая память 
В пространстве речных фонарей,
Стекает Невой меж камнями, 
Лежит у железных дверей.

Но в уличный камень кровавый
Ворвались огни из подков
И выжгли в нем летопись славы
Навек отошедших веков.

Сей каменный шифр разбирая 
И смысл узнавая в следах, 
Подумай, что доля святая
И лучшая – память в веках.
1936.
Одно из его стихотворений «Поиски Эвридики» было включено в антологию русской поэзии XX века «Строфы века» под редакцией Евгения Евтушенко. К 90-летию со дня рождения Льва Гумилёва в Москве вышел сборник «Чтобы свеча не погасла», в который впервые наряду с культурологическими статьями и эссе вошла большая часть его поэтических произведений. Однако ни одного полного собрания его литературных произведений так до сих пор и не появилось, хотя он был великолепным знатоком русской литературы вообще, и поэзии - в частности. Не зря он сам себя однажды назвал «последним сыном Серебряного века». Лев Гумилёв довольно много занимался также и стихотворными переводами, в основном, с языков Востока. В 1990 году Лев Гумилёв перенес инсульт, но продолжал работать. Сердце Льва Николаевича остановилось 15 июня 1992 года. Лев Гумилёв был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. 
Памятник на кладбище и мемориальную доску на доме, где он жил, установили благотворители (мэрия Санкт-Петербурга и постпредство Татарстана в СПб). Наталья Викторовна передала квартиру Льва Николаевича городу для организации в ней не просто музея, но и научного центра. Она мечтала, чтобы идеи мужа жили и работали для многонациональной страны. Однако до сих пор  научного центра нет, а есть филиал при Музее Анны Ахматовой, и есть опасность, что научные труды Льва Гумилёва затеряются под грузом поэтического наследства великой матери. И для потомков не будет ученого Льва Гумилёва, а лишь герой «Реквиема»...  Результатом стали многочисленные неакадемические издания ученого. И - пренебрежение к его памяти.
4 сентября 2004 года Наталья Викторовна скончалась на 85-м году жизни, и урна с ее прахом была захоронена рядом с могилой ее мужа.
В августе 2005 года в Казани Льву Гумилёву был поставлен памятник. По инициативе президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в 1996 году в казахской столице Астане именем Гумилёва был назван один из ведущих вузов страны, Евразийский Национальный университет имени Льва Гумилёва. В 2002 году в стенах университета был создан кабинет-музей Льва Гумилёва. Также имя Льва Гумилёва носит средняя школа № 5 Бежецка Тверской области, где прошло его детство. В Бежецке установлен памятник: «Николай Гумилёв, Анна Ахматова и Лев Гумилёв». 
 О Льве Гумилёве был снят документальный фильм «Преодоление хаоса»  (ТВ «Культура», съёмка 1986 г.), в котором сам Л.Н. Гумилёв  говорит о себе: «При жизни меня преследовали за мои идеи, после смерти будут извращать мои  научные идеи». Ему неоднократно предлагали  поменять фамилию на Горенко (настоящая фамилия Ахматовой) или даже Ахматову, он не соглашался, т.к. очень дорожил памятью отца и говорил: «Однажды предавший, навеки останется предателем». Он говорил, что нет плохих или хороших людей или этносов в целом: все своеобразные и что нельзя нарушать  соборность – принцип правления царской императорской России и считал  её всегда Евразийским государством, а науку  этнологию  - теорией народоведения. Гумилёв признавался, что для него остался открытым вопрос, откуда приходят пассионарные толчки – вспышки энергии – от Бога (Циолковский), от какой-то другой высшей природной силы, но этносы, - говорил он, - рождаются, созревают и умирают. Если мы будем разрушать природу, экологию, то мы разрушим  и  Человека – часть природы, а в настоящее время Человек довёл состояние природы до необратимой катастрофы. Остальные подробности его «пассионарной теории» этногенеза мы знаем из его книги «Этногнез и биосфера земли»[1] и научных статей.




[1] Первое издание -  Институт научной информации. Люберцы, Москва, депонированная рукопись, 1978-79 гг.




Присутствующий на литературном заседании в клубе «Мангалочий дворик Анны Ахматовой» Руководитель Представительства Россотрудничества  в РУ, Советник Посольства России в Уз, д. ист.н., проф. Виктор Николаевич Шулика отметил актуальное политическое значение научных идей Л.Н. Гумилёва в XXI в., повлиявших на  создание Евразийского таможенного  Союза  и его позитивную роль в геополитической стратегии в современном мире.



Драматическая актриса Елена Бурова представила на суд слушателей насыщенный доклад о жизни и творчестве сына поэта Арсения Тарковского (1907-1989) –  Андрея Тарковского (1932-1986),  известного режиссёра гениальных фильмов – «Иваново детство», «Андрей Рублёв», «Солярис», «Сталкер», «Ностальгия» и других художественных кинолент. Андрей Тарковский  совершил революционный переворот в советском кинематографе  в сторону свободного  самовыражения художника, многослойной образности и  невиданной  поэтики эстетического кино, которого нам так не хватает сегодня. Последний год жизни он продолжал работать, даже зная свой смертельный диагноз: рак лёгких. Безвременно скончался в Париже 29 декабря 1986 г.
Героев тематического вечера, на мой взгляд, объединил трагический стоицизм детей великих поэтов в жерновах советской власти. Дети великих поэтов на генетическом уровне по-своему восприняли  жизнь своих великих предков и донесли,  уже на новом витке времени и самосознания, необъяснимую тайну Поэзии  не как литературы, а как способа жить и умирать,  сегодня рождающую  неожиданный отзвук в  сердцах молодых людей нового поколения ХXI в.: «Я не один, но мы ещё в грядущем…» (Арсений Тарковский).

Гуарик Багдасарова




1 комментарий :

  1. Благодаря этой статье я открыл для себя Льва Гумилёва, о котором мало знал. Узнал о его трагическом жизненном пути, и почувствовал, что несмотря ни на что сын Гумилёва был до конца предан своему делу? потому что отдавал ему всего себя. То что Лев Николаевич писал стихи узнал только сейчас. Я больше о нём слышал как об исследователе учёном. Конечно, я не всё понял о его теории по этногенезу, но он совершенно точно отметил, что многими людьми движут единые цели. К сожалению не всегда светлые, и благие. Отрадно, что поэты современности делают доклады по творчеству потомков классиков литературы и искусства. Спасибо за статью Гуарик!
    Александр Евсеев

    ОтветитьУдалить