пятница, 11 сентября 2015 г.

«Солнце жизни» не заходит: День рождения Л.Н. Толстого отметили в Ахматовке



Русский писатель и мыслитель Л.Н. Толстой, которого А. Блок называл «Солнцем над Россией» и А. Белый  - «первым лучом восходящего над русской землёй солнца жизни»,  родился 9 сентября 1828 г. в родовом имении «Ясная Поляна» под  Тулой Российской империи.
Толстой умер 20 ноября 1910 г. в 82 года на станции Астахово Рязанской губернии на полпути к новым итогам, которые могли бы   переиначить все его прежние решения и наше представление о нём – людей рубежа ХХ-ХХI вв. Своеобразие  этого великого художника и свободолюбивого мыслителя заключается в том, - заметил его  скрупулёзный исследователь, уроженец Ташкента, впоследствии профессор факультета журналистики МГУ, Э.Г. Бабаев (1927-1995), - что всякий раз, когда мы хотим взять его как «итог», он оказывается «проблемой».


Вот и в этот раз собрание любителей русской  литературы (09 09 15)  в «Мангалочьем дворике Анны Ахматовой» при Россотрудничестве  в РУ вылилось в  неожиданную дискуссию. Каждый из участников и гостей тематического вечера хотел донести своё, весьма неоднозначное отношение к жизни и творчеству русского писателя, и, прежде всего, уяснить для себя  его «личное воззрение». Сделать это было очень не просто, т.к. Толстой при жизни расходился со всеми философами, он принадлежал к особому типу «свободных мыслителей». Его близкий  друг  и соратник Н.Н. Страхов называл Толстого не философом и даже не писателем, а «поэтом, в старинном значении этого слова».
Альбина Витольдовна Маркевич рассмотрела биографию писателя сквозь призму известной статьи  В.И. Ленина, знакомой нам со школьной скамьи: «Лев Толстой как зеркало русской революции», в которой преобладала устаревшая классовая точка зрения  на характеры и исторические события. Ленин судил  о «религии Толстого» с позиций «воинствующего материализма». Но как бы там ни было, ленинская статья показывает, как трудна была «проблема Толстого» для марксистской критики.



Студентка третьего курса лицея при УзГУМЯ  Мария Яковлева подготовила доклад: «М. Горький о Л.Н. Толстом» на основе его  одноимённого очерка и писем. Максим Горький восторженно относился к Толстому как художнику, но осуждал его учение. После того,  как Толстой выступил против земского движения, Горький, выражая недовольство своих единомышленников, написал, что Толстой оказался в плену у своей идеи, отделился от русской жизни и перестал прислушиваться к голосу народа, паря слишком высоко над Россией.


Александр Григорьевич Ступак  рассказал о воплощённой в жизнь после смерти Л.Н. Толстого  его заветной  идеи издавать «Круг чтения» и представил на суд читателей первых два тома с обзором литературы и биографиями писателей, а также  раритетное издание: «Художники и Л.Н. Толстой», иллюстрирующее портреты русского писателя кисти Репина, Ге, Крамского, резца Антокольского, а также графические работы Пастернака, Фаворского и других художников.


А.Г. Ступак затронул тему противоречивых отношений двух великих современников –  писателей Л.Н. Толстого и В.В. Розанова. Розанов написал резкую критическую статью «Пассивные идеалы» в 1900 г. о романе «Воскресение» Толстого. Нападки на Толстого в 1900-е  годы достигли небывалых размеров. Русский религиозный философ и писатель В. В. Розанов писал о Толстом: «Толстой — только литератор, но не пророк, не святой и потому его учение никого не окрыляет». Известный богослов Александр Мень говорил, что Толстой до сих пор является голосом совести и живым упрёком для людей, уверенных, что они живут в соответствии с моральными принципами.
После посещения Ясной поляны в 1903 г. Розанов опубликовал очерк о своей поездке под псевдонимом Варварин, в котором он охарактеризовал Толстого глазами художника как «Моисея небольшого роста», который из этой тьмы поднял голову «к идеалу!». Розанов в этой статье один из немногих предрёк  скорый уход Толстого, почувствовав его «отталкивание» от всего, что его окружало. В эпоху всеобщего осуждения Л.Толстого Розанов в статье «О писателях и писательстве» (1902) предупреждает: «Опомнитесь!» И добавил: «Поистине, каждое обвинение, какое мы хотели бы бросить в Толстого, падает обратно на наши головы».

Раиса Крапаней рассказала о том, какая переменная погода стояла в доме Толстых в «Ясной поляне» на основе его «Исповеди»  и дневниковых записей. Он придавал большое значение тому, что счастливый человек  тот, кто счастлив дома. Со своей супругой Софьей Андреевной Берс они прожили относительно счастливо в большой любви почти полвека. От брака Льва Николаевича с Софьей Андреевной родилось 13 детей, пять из которых умерли в детстве. Однако в   1892 году Толстой подписал раздельный акт и передал своей жене и детям всю недвижимость, не желая быть собственником.
Писатель  долго и глубоко изучал богословие, строго следовал всем предписаниям церкви и в итоге полностью разочаровался в церковной вере и был Синодом в 1901 г. отлучён от церкви. Так что в конце жизни Толстой превратился в анархиста, проповедника новой веры и непротивления. Писатель был похоронен в Ясной поляне без православного обряда 10 (23) ноября 1910 года на краю оврага в лесу, где в детстве он вместе с братом искал «зелёную палочку», хранившую «секрет», как сделать всех людей счастливыми.
А.Г. Ступак дополнил выступление  Р. Крапаней. Он призвал слушателей, чтобы лучше понять  отлучение  Л.Н. Толстого от церкви, обратиться к  замечательной книге  И.А. Бунина «Освобождение Толстого». В ней Бунин приводит Толстого к воротам Оптиной пустыни в поисках «жизни и воскресения», что не случилось в реальности при трагическом стечении обстоятельств. Старца Варсонофия, приехавшего из Оптиной пустыни на станцию Астапово со «Святыми дарами»,  не пустили к умирающему писателю, как  не пустили к нему жену и некоторых его ближайших родственников, которых он не хотел видеть.
Лев Николаевич Толстой был номинирован 16 раз на Нобелевскую премию по литературе в 1902—1906 гг. и 4 раза — на Нобелевскую премию мира в 1901, 1902 и 1909 гг. Нобелевских лауреатов по литературе больше ста.  Отказавшихся от премии трое: Лев Николаевич Толстой, Жан Поль Сартр, Борис Пастернак. Это место в истории куда заметнее…
Автор этой заметки тоже включилась в развернувшуюся полемику вокруг имени  Л.Н. Толстого. Мне посчастливилось быть слушательницей семинара о Л.Н. Толстом, который вёл  дополнительно  в вечерние часы в МГУ мой любимый педагог – профессор  Э.Г. Бабаев. Это была цепь неожиданных открытий, характерных для  творческой манеры  Бабаева – учёного, мемуариста, поэта, писателя и  гениального лектора-собеседника. Его перу принадлежат серьёзные исследования: «Анна Каренина Л.Н. Толстого», «Л. Толстой и русская журналистика его эпохи», «История русского романа: Пушкин, Герцен, Толстой», «Очерки эстетики и творчества Л.Н. Толстого» и др.
Как-то в дружеской беседе Эдуард Григорьевич  сказал: «Толстой – это мост от «берега отчуждения» к обретению общечеловеческих ценностей. Среди афоризмов Толстого Эдуард Григорьевич часто повторял: «Нравственность человека видна в его отношении к слову». У Бабаева к слову было ответственное, нравственное отношение и особое поэтическое чутьё, которое он пытался передать нам, его студентам.
Я прочитала своё посвящение Эдуарду Бабаеву, которое было тепло принято аудиторией в «Мангалочьем дворике Анны Ахматовой»,  где  красовался фотопортрет юного  Эдуарда в пору его дружбы с А.А. Ахматовой во время её  пребывания в Ташкенте в суровое военное лихолетье  с 1941-1944 гг.

Из цикла: «В Первопрестольной»

Alma-Mater
                                           Эдуарду  Григорьевичу Бабаеву


Мой любимый Учитель после занятий
Вёл спецкурс о Льве Николаевиче Толстом.
Москва сияла огнями, ревела шумом толпы.
А мы слушали вальс русского Сократа.

Весело разбирали «Азбуку» для детей.
Потом возвращались в общежитие,
Называли высотку «Волшебной горой»,
Спорили о нравственном смысле жизни.

Пройдут годы. Мы будем также его искать
В людных студенческих аудиториях,
В московском дворике на Арбате – всюду,
Где будет слышен нам голос Эдуарда Бабаева.

Москва, 1975-1995


В конце собрания директор клуба-музея  А.В. Маркевич обратилась ко всем присутствующим с просьбой  прийти домой и открыть Л.Н. Толстого на любой странице из его книг и таким образом удовлетворить завет писателя: «Если вы дадите себе труд прочесть, отрешившись от всяких предвзятых мыслей, то надеюсь, что вы поймёте, что я хочу сказать».

Гуарик Багдасарова










Комментариев нет :

Отправить комментарий