суббота, 7 марта 2015 г.

«Ахматовой распахнутые двери…»: день памяти Анны Ахматовой и её великих современников в РЦНК Уз


«И все пошли за мной, читатели мои,
Я вас с собой взяла в тот путь неповторимый…»
А. Ахматова, 1958

       Есть мистическая символика чисел. Именно к языку цифр прибегаем мы, когда хотим в скрупулёзно выверенном виде представить явление, или даже судьбу человека. Оказывается, всё можно сосчитать, предвидеть: рождение человека, биоритмы его жизни, создание семьи, удачные и неудачные дни в карьере, общении с людьми. Наконец, просчитать свою судьбу. Древняя наука - нумерология – тесно связана с космической биоритмологией, арифмомантией, мнемоникой…  Никто не станет возражать, что именно в этой науке, оперирующей строгими числами, ещё существует немало тайн и загадок.
         День 5 марта вошёл в историю как день памяти трёх великих современников: Анны Ахматовой (1966),  Сергея Прокофьева (1953) и Иосифа Сталина (1953). Смерть С. Прокофьева в Москве никто, кроме самых близких родных,  не заметил. Он был скромно предан земле на Новодевичьем кладбище. В это время в мавзолее возле  Кремля  рядом с  вождём революции – В.И. Лениным -  торжественно возложили  «отца всех народов» Иосифа Сталина.  В 1958 г. А. Ахматова писала: «Непогребённых всех – я хоронила их, / Я всех оплакала, а кто меня оплачет?»
         В прощёное воскресенье, 5 марта 2006 г.  общественный директор клуба-музея «Мангалочий дворик» А. В. Маркевич оплакала всех и поставила свечку в церкви за трёх упокоенных рабов божиих и посвятила им всепрощающее поминальное стихотворение. Этим посланием от Маркевич 05 03 15 открылся литературно-музыкальный  вечер памяти  А. Ахматовой в РЦНК Уз. В  этом коротком стихотворении, как поминальной молитве,  были  такие  заключительные слова, от которых у меня при чтении этого  произведения мурашки побежали по коже: «В 2006-м, в день пятый грянул гром./ Я у икон свечу зажгла с мольбой их рассудить: / Кто виноват, кто жертвовал собой? /Ведь каждый, память  разную оставив в нас, / о милости просил в предсмертный час».
         А.В.  Маркевич предложила всем собравшимся почтить память минутой молчания «трёх властителей умов, несовместимо-значимых столпов, чьи имена знаменьем мира стали» и  были так или иначе тесно связаны между собой  стремительным «бегом времени» не разгаданного  до конца нашим  сознанием прошлого столетия.

         Особый лирико-философский  настрой атмосфере вечера придали профессор ГК Уз. Ирина  Галущенко исполнением двух пьес для фортепиано   С. Прокофьева и Ф. Шопена, а также  певица Наталья Александрова, блестяще исполнившая романсы  композитора Геннадия Арефьева на стихи А. Ахматовой под гитарный  аккомпанемент автора.

         Филолог Вадим Фомичёв декламировал отрывки из  самого трагического произведения  А. Ахматовой – её  гениального «Реквиема» (1935-40 гг). «Вместо предисловия»  к этой поэме она написала во времена хрущёвской оттепели,  только первого  апреля 1957 г. в Ленинграде. В нём она рассказывает о том, как в страшные годы «ежовщины» она провела семнадцать месяцев в тюремных очередях и на вопрос неизвестной женщины: «А это вы можете описать?» ответила:  «Могу». Автор этой поэмы, вопреки всем огульным обвинениям идеологических «конвоиров» в лице А. Жданова, пытавшихся отделить Поэта от всенародной жизни, сказала позднее  в 1961 г. о себе: «Я была тогда с моим народом, там, где мой народ, к несчастью, был». Эти слова послужили эпиграфом к «Реквиему».

            Доктор филологических наук, профессор Национального университета Узбекистана имени Мирзо Улугбека Александра Николаевна Давшан пришла не одна. Она привела с собой магистров 1 курса НУУз, которые с интересом слушали всех выступавших и в конце вечера преподнесли большой букет цветов А.В.  Маркевич. А.Н. Давшан поделилась с любителями русской поэзии «серебряного века» своими исследовательскими находками о «подтекстах» ахматовских стихов, более полусотни написанных за всю её жизнь именно в марте, на её взгляд, особом плодотворном времени  в её  творчестве.
              А.А. Ахматова в письме к Э.Г. Бабаеву с дачи в Комарово в  1960 г. благодарила его за то, что он смог в её стихах узнать главное – «подтекст»: «Чем его больше и чем он глубже, тем они лучше и ближе к людям. Как было бы чудесно, если бы меня кто-нибудь расколдовал и я могла бы написать Вам письмо», - завершает своё  короткое эпистолярное признание[1]  Анна Андреевна юному другу по южной эвакуации в Ташкенте  и позднее известному поэту и детскому писателю,  профессору МГУ.
         В своём докладе А.Н. Давшан сделала вывод, что в поэзии А. Ахматовой  остаётся ещё много неразгаданного для новых исследователей хотя бы на примере  «Поэмы без героя», которую она писала  в Ташкенте и потом в России более двадцати лет и получила много негативных откликов на неё. Однако Ахматова, прямая преемница Пушкина и Блока,  была убеждена, что «сегодня озаряет трагедийным, но и очищающим – искупающим через страдания – огнём наше вчера и позавчера»:
«…А там, между строк,
Минуя ахи и охи,
Тебе улыбнётся презрительно Блок -
Трагический тенор эпохи».
В письме к И. Бродскому (12 07 1965)  на закате жизни  она  подчёркивала: «И в силе остаются ваши прошлогодние слова: «Главное – это величие замысла»[2]. На вопрос, кто же герой «Поэмы без героя», Ахматова многозначительно  отвечала: «Поэзия».
Было ещё много выступавших: Николай Ильин, Олег Бордовский, Сергей Слонов, Алексей Гвардин, Виктория Осадченко и другие. Раиса Крапаней познакомила  участников и гостей  памятного вечера  с изобразительным материалом. Нам известно из писем А. Ахматовой, что больше всего из художников она любила испанцев, в частности, Эль-Греко. Своими портретами была недовольна, кроме  рисунков А.Тышлера. Поклонники творчества Анны Ахматовой благоговейно сверяют её литературный,  первоначально изящный  и потом повелительный  державный облик, в котором таится женская и материнская боль, с  ранними портретными набросками 1911 г. в стиле модерн  Амедео Модильяни;   более поздними:   гуашным  портретом Ю. Анненского,  живописным портретом работы Н. Альтмана,  графическими рисунками  Е. Данько,  К. Петрова-Водкина. Некоторыми репродукциями  этих работ можно любоваться в  открытой экспозиции клуба-музея «Мангалочий дворик Анны Ахматовой».


На вечере присутствовали  И.Г. Коваль-Файнберг, представители дипломатических кругов, журналисты, а также молодые  филологи, студенты и магистры НУУз, занявшие ярусные места и  даже ступени лестницы. Сегодня молодёжь с растущим добрым пристрастием, с душевным интересом обращается к русской культуре, к нынешнему опыту меняющейся духовной жизни и к русской речи.  А. Ахматова, пророчица вечной жизни родного языка, будучи в Ташкенте с 9 ноября 1941 по 15 мая 1944 гг., выступила в его защиту  от фашистского варварства и бесчеловечия  в своём стихотворении «Мужество» (1942): «И мы сохраним тебя, русская речь,/ Великое русское слово./ Свободным и чистым тебя пронесём, / и внукам дадим, и от плена спасём/ Навеки!»
         Это и есть творческая победа Ахматовой, достойный финал её нравственных и художественных  исканий и призывов. «Вещные знаки» этого признания А.А. Ахматова узнала в конце своей жизни во всемирном  внимании к ней – Оксворде, на Сицилии, в Париже, у себя на родине в России и у нас в Узбекистане. Историческая справедливость, в конечном счёте,  всегда торжествует.  
Программу вечера памяти дополнила презентация четвёртого выпуска Ташкентского ахматовского  альманаха «Мангалочий дворик», вышедшего в этом году. В нём современные ташкентские поэты, писатели, литературоведы  и просто любители русской словесности, старые и новые друзья –активисты клуба-музея при РЦНК Уз признаются в стихах, прозе и научной публицистике в своей любви к великому Поэту  «серебряного века» Анне Ахматовой, ни разу не поколебавшейся в своей вере в русское искусство и русскую речь.

Гуарик Багдасарова




[1] Ахматова А. СС в 2-х томах, т.2, - М.,: «Правда», 1990. С.230
[2] Там же. С. 255

Комментариев нет :

Отправить комментарий