пятница, 8 апреля 2016 г.

130-летие со Дня рождения Николая Гумилёва отметили в ахматовском музее при РЦНК в Узбекистане



                  «В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо Свое, тогда
  Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города…»
Николай Гумилёв        

«Для писателя посмертный юбилей – вторые похороны. Окончательные. Осиновый кол в могилу, чтобы уже не мог подняться. Надо быть гением, титаном, как Пушкин или вот ещё Толстой. Тем ничто повредить не может. Никакие посмертно-юбилейные благо-и  подло-глупости и досужие домыслы. А для остальных писателей посмертный юбилей свинцовая стопудовая крышка. Даже мороз по коже, как подумаю, что обо мне напишут через десять или двадцать пять лет после моей смерти. Ужас!..», – этот каменный безапелляционный монолог Фёдора Сологуба  за несколько недель до его отъезда в Европу состоялся на квартире у хозяина «Бродячей собаки»  иллюзиониста Бориса Пронина в Москве в 1921 году в присутствии Николая Гумилёва и его ученицы по «Цеху поэтов» Ирины Одоевцевой. Позднее И. Одоевцева сперва в эмиграции и потом в России рассказала об этом в своей книге «На берегах Невы»[1].
Фёдор Сологуб напрасно страшился посмертного юбилея: ни в России, ни в эмиграции ничем не отметили ни его десятилетнего в 1937 году, ни его двадцатипятилетнего, в 1952 году,  посмертного юбилея. Сологуба забыли «всерьёз и надолго», несмотря на то, что он когда-то при жизни считался «первым из первых» поэтов и непоколебимо верил в свою прижизненную и посмертную славу. Гумилёв в тот последний год своей жизни  мечтал только завоевать и ту, и другую. Он, надеясь прожить ещё лет пятьдесят, не предчувствовал, как близка к нему смерть и как велика будет его посмертная слава:
Я — угрюмый и упрямый зодчий
Храма, восстающего во мгле,
Я возревновал о славе Отчей,
Как на небесах, и на земле…
.
В начале августа 1921 года Николай Гумилёв был арестован и обвинен в участии «Петроградской боевой организации В. Н. Таганцева», которая замышляла политический заговор. Современные историки все больше склоняются к тому, что как таковой «организации Таганцева» не существовало вообще и все дела были сфабрикованы чекистами. В ночь на 26 августа 1921 года Николай Степанович Гумилёв был расстрелян вместе с  56 другими обвиненными в измене. До сих пор неизвестны точные места как расстрела, так и захоронения всех тел. В 1992 году имя Николая Гумилёва было реабилитировано. В наше время в Краснознаменске Калининградской области ежегодно проходят вечера «Гумилёвская осень», на которые съезжаются поэты и известные люди со всей России и СНГ почтить память великого поэта.
Так что заслуженная слава пришла к поэту Серебряного века  относительно недавно после семидесятилетнего молчания, в начале 90-х годов прошлого века, когда он был окончательно и неопровержимо  реабилитирован. Только тогда стали издаваться  стихи, рассказы, драмы, критические статьи Н. Гумилёва, а также мемуары и литературоведческие эссе о нём его учителя - символиста Валерия Брюсова, художника и критика Иннокентия Анненского и других его великих современников. В наших домах и на концертных площадках стали часто звучать романтические песни на его стихи: «Жираф», «Волшебная скрипка» и другие в исполнении Елены Камбуровой, которые словно пришли к нам не из Серебряного века, а из будущего:

Жираф

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далеко, далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.
Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
Равняться с которым осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.
Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.
Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про черную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.
И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав…
Ты плачешь? Послушай… далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

         Юбилейный литературный вечер Никола́я Степа́новича Гумилёва (3 [15] апреля 1886Кронштадт — 26 августа 1921 под Петроградом) — в «Мангалочьем дворике Анны Ахматовой» при РЦНК в Узбекистане  открылся документальным биографическим телефильмом из серии «Цивилизации». Он поведал молодым курсантам РЦНК о жизни и творчестве русского поэта Серебряного века, исследователя, создателя школы акмеизмалитературного критика и переводчика.
         Николай Степанович Гумилев принадлежал достаточно старому  дворянскому роду по материнской линии. В детстве он, как и его старший брат, были болезненными детьми. Поэтому в 1900 г. семья Гумилевых была вынуждена из Петербурга переехать в Тифлис, где они прожили около трёх лет и потом снова вернулись в Петербург. По возвращении в Петербург Николай снова продолжил обучение в царскосельской гимназии. Учился он неважно, даже стоял вопрос о его отчислении, но благодаря таланту поэта, этого не произошло. В 1905 году вышел первый сборник стихов Н.С. Гумилева — «Путь конквистадоров». В 1906 году Николай Гумилев окончил с единственной «пятеркой» (по логике) обучение в гимназии и получил аттестат в Париже
Сразу по окончании обучения Николай Степанович переехал в Париж. Там он знакомился с соотечественниками и французскими деятелями искусства. Ему нравилось путешествовать – он побывал в течение года в других городах Франции, а также в Италии. В Париже Гумилев попробовал издавать собственный журнал под названием «Сириус», где печатался как под своим именем, так и под псевдонимом Александр Грант.

С Анной Ахматовой Николай Гумилёв познакомился в 1903 году и влюбился в нее сразу же. В 1908 году вышел второй сборник стихов поэта, который полностью был посвящен Анне Горенко и назывался «Романтические стихи». В одном из 3-х вышедших номеров «Сириуса» впервые были изданы стихи Анны Горенко (под псевдонимом Анна Ахматова). Долгое время в поэзии она себя считала ученицей  Гумилёва, в жизни любила его как брата и поэтому дважды отказывала принять его предложение руки и сердца. В 1910 году Николай Гумилев и Анна Ахматова (Горенко) венчаются. Их брак продлился фактически только около четырёх лет. Но в те времена развестись с правом на дальнейшее вступление в брак было невозможно. По документам развод состоялся только в августе 1918 года – уже в советской России. У Анны и Николая родился сын – Лев Гумилев, который не оставил после себя потомков. Ему будет  отдельно посвящён литературный вечер в ахматовском музее.
         Весной 1908 года Гумилев возвращается в Россию, сводит знакомство с петербургским литературным светом, выступает постоянным критиком в газете «Речь». В этом же издательстве он впоследствии печатает свои стихи и рассказы. Валерий Брюсов, которого Николай считал своим учителем, достаточно тепло отзывается о творчестве Гумилева в этот период, несмотря на критику более ранних стихотворений поэта и нового течения «акмеизм»  в поэзии.




Подробно об этом течении в русской поэзии Серебряного века рассказала директор  музея «Мангалочий дворик Анны Ахматовой» А.В. Маркевич.  В 1911г. Н. Гумилёв  создает «Цех поэтов», манифестировавший свою автономию от символизма и создание собственной эстетической программы – акмеизма. В Цех входили Анна Ахматова, Осип Мандельштам, Владимир Нарбут, Сергей Городецкий, Елизавета Кузьмина-Караваева (будущая «Мать Мария»), Зенкевич и другие. В 1912 году представители акмеизма открыли собственное издательство «Гиперборей» и стали в нем издавать журнал с таким же названием. В январе 1921 года Гумилёв решил издавать журнал цеха поэтов «Новый Гиперборей» - на гектографе, в котором стихи появлялись с  «собственноручными графиками»  для радости библиофилов.
В 1906 г. Брюсов решительно выступил против программы «мистического анархизма» Г. И. Чулкова, изложенной в сборнике «Факелы». Главным упреком Брюсова был упрек в расхождении «программы» и «практики». В том же самом Брюсов пытался обвинить Н. Гумилёва  и акмеистов, включая молодую Ахматову,  в статье «Новые течения в русской поэзии. Акмеизм», где он выступил в защиту символизма – «этого достойного отца» и «его наследия». Он писал: « Акмеизм — выдумка, прихоть, столичная причуда, и обсуждать его серьезно можно лишь потому, что под его призрачное знамя стало несколько поэтов, несомненно, талантливых, которых ни в коем случае нельзя принять в нашей литературе за quantite negligeable (новых людей)».


Документальный фильм и дальнейшая программа юбилейного вечера  охватили  заслуги Н. Гумилева не только в литературе и поэзии, но и в исследованиях Африки — Абиссинии. Он совершил несколько экспедиций по восточной и северо-восточной Африке и привёз в Музей антропологии и этнографии (Кунсткамеру) в Санкт-Петербурге богатейшую коллекцию и дневниковые записи. Между экспедициями Николай Гумилев вел активную литературную деятельность. В 1910 году вышел сборник «Жемчуга», в который  были включены «Романтические цветы», поэма «Капитаны», одно из известнейших произведений Николая Гумилёва. Сборник получил хвалебные отзывы В. Брюсова, В. Иванова, И. Анненского и других критиков.


На литературном юбилейном вечере в ахматовском музее библиофил Александр Ступак  познакомил собравшихся любителей поэзии Серебряного века с редкими раритетными изданиями Н. Гумилёва: «Колчанъ» (1916), «Романтические стихи» (1908), Собрание сочинений Н. Гумилёва в трёх томах «Из поэтического наследия» (1991) и «Н. Гумилёв в воспоминаниях современников» (1990), «Драматические произведения,  переводы, статьи» (1990).

Актриса Молодёжного театра «Лабирус» («Лабиринт») Юлия Хорохова,  курсанты Мадина Мизитова, Артём Франгульян выразительно наизусть прочитали стихи любимого поэта Н. Гумилёва, среди которых были  посвящения  Н. Гумилёва Валерию Брюсову («Волшебная скрипка») и А. Ахматовой («Возвращение»):

Я знаю женщину: молчанье,
Усталость горькая от слов
Живет в таинственном мерцанье
Её расширенных зрачков.
Её душа открыта жадно
Лишь медной музыке стиха,
Пред жизнью дольней и отрадной
Высокомерна и глуха.

Николай Гумилев  прошел путь от рядового до прапорщика, получив за весь период Первой мировой войны множество наград, в том числе знаки отличия Георгиевского креста с 1-й по 4-ю степени. Гумилёв был командирован в Николаевское кавалерийское училище, потом вновь переведён на фронт и оставался в окопах вплоть до января 1917 года. В 1916 году вышел сборник стихов «Колчан», в который вошли стихи на военную тему, а также стансы,  посвящение А. Ахматовой. В 1918 году был издан сборник «Костёр», а также африканская поэма «Мик». В 1919 году Николай Степанович женился на Анне Николаевне Энгельгардт. У них родилась дочь Анна. В 1918-20 годах Гумилёв читал лекции о поэтическом творчестве в Институте живого слова. В 1921 году вышли два его сборника произведений – «Шатер» и «Огненный столп».



         Только в наши дни творчество поэта-драматурга начинает получать достойное непредвзятое истолкование. Это театр поэта, имеющий (особенно в «Гондле» и «Отравленной тунике») немало сходства как с блоковским театром («Роза и крест»), так и с цветаевским («Метель»). На протяжении всего своего трагически прерванного творческого пути Николай Гумилёв во всех литературных жанрах  заинтересованно наблюдал, как человек подымается на нравственную и духовную высоту подлинной личности, как он становится достойным своего предназначения в мире. Его герои в стихах встречаются  на перекличке друзей в один прекрасный день на перепутье дальних странствий:

В этот мой благословенный вечер
Собрались ко мне мои друзья,
Все, которых я очеловечил,
Выведя их из небытия….

Встреча с героями продолжилась на юбилейном вечере Николая Гумилёва в Российском центре науки и культуры в Узбекистане.

Гуарик Багдасарова





1.      Указ. соч. – М.: 1988. С. 252 

Комментариев нет :

Отправить комментарий