пятница, 4 ноября 2016 г.

«Такие уж на сердце именины…»: День рождения Александра Файнберга отметили в ЛТО «Данко» и Ахматовском музее в Ташкенте




            Александр Файнберг (1939-2009)  вошёл в мою жизнь в 1968 году, когда моя учительница по литературе Ф.И. Губина  пригласила его выступить в 79-ой ташкентской  средней школе, где я тогда училась в выпускном классе. Молодой, подтянутый, с короткой стрижкой, в белой водолазке и джинсах, немного постарше нас, он два часа подряд читал наизусть свои стихи  из первой книги «Велотреки». Настоящая поэзия впервые не из  учебных хрестоматий -  в живом обличье  - обожгла наши детские души и увлекла за собой на всю жизнь.
            В 1970 году я поступила на факультет журналистики  МГУ. В  Москву я приехала с небольшим книжным багажом – томиком А. Пушкина, романом Л. Толстого «Анна Каренина» и сборником стихов А. Файнберга «Велотреки». Иногородние студенты  жили на Ленинских (Воробьёвых) горах в общежитии-высотке МГУ. Каждый вечер мы собирались в просторном фойе на седьмом  этаже и делились друг с другом самым сокровенным: Ванечка Жданов, впоследствии известный поэт,  читал свои стихи из будущей книги «Портрет», Геннадий Красников выносил на суд рукопись  книги стихов  «Птичьи светофоры» и пел песни Б. Окуджавы под гитару, а я читала всем стихи моего выдающегося земляка – Александра Файнберга. Сборник  «Велотреки», зачитанный до дыр,   ходил по рукам  и уже потом больше не вернулся ко мне, как, впрочем, и другие книги, вывезенные из Ташкента, с которыми я не могла расстаться.
         В университет к нам часто приезжали с концертами  знаменитые поэты-шестидесятники, среди которых выделялась возвышенной красотой и особой певучей манерой декламации своих  неземных стихов Белла Ахмадулина. Частым гостем была Жанна Бичевская, певшая под гитару  Булата Окуджаву.  Модный живописец Илья Глазунов рассказывал не только о своих эпических картинах, но и  поэзии мало известной  тогда и очень одарённой  Ксении Некрасовой, во время второй мировой войны эвакуированной в Ташкент. Актриса Майя  Булгакова откровенно делилась со студентами, как нелегко ей давалась роль матери Сонечки  - Екатерины Ивановны Мармеладовой в фильме «Братья Карамазовы» по мотивам одноимённого романа Ф.М. Достоевского.
            В общежитии МГУ нас часто навещали любимые преподаватели: Я.Н. Засурский,  Е.П. Кучборская, А.В. Калинин, Д.Э. Розенталь, Ю.Ф. Шведов и другие. По их книгам мы готовились к экзаменам, с их монографиями мы не расставались и после окончания  МГУ. Среди  гостей журфаковцы особенно обожали самого демократичного профессора (тогда ещё доцента) кафедры русской литературы и журналистики XIX века  Эдуарда Григорьевича Бабаева, уроженца Ташкента. Нам всем казалось, он был не только нашим личным  собеседником, но и кумиров  Золотого, Серебряного веков и «эпохи советской оттепели» русской литературы и журналистики.  А. Пушкин, Л. Толстой, А. Ахматова,  Ф. Сологуб,  Б. Пастернак, Н. Харджиев, Н. Я. Мандельштам, Е. Винокуров, К. Некрасова, Геворг  Эмин, М. Петровых  и многие другие  известные и  неизвестные литературные имена оживали в его беседах с нами. Позднее они появились на страницах посмертной книги воспоминаний Э. Бабаева (СПб, 2000), подготовленной и изданной  его дочерью Елизаветой в память о своём отце. Сборник  его лекций и статей «Высокий мир аудиторий» (М., 2008) из серии  «Наше наследие», подготовленная факультетом журналистики МГУ, обращена ко всем любителям российской словесности и культуры и  в наши дни служит учебным пособием для  нового поколения студентов-гуманитариев.
            После окончания МГУ я уехала на стажировку в далёкую Юго-Западную Сибирь в новосибирский Академгородок и там задержалась на одиннадцать лет. Работая старшим редактором на Новосибирском областном радио, мне приходилось часто выходить в эфир не только с рассказами, репортажами, документальными очерками о выдающихся учёных,  врачах, художниках, музыкантах, геологах, рабочих – простых и именитых людях различных профессий. В радиоэфире часто звучали стихи моих любимых поэтов – шестидесятников, среди которых главное место занимал Александр Файнберг. Песня  на его стихи «Открытка» в обработке  известного новосибирского гармониста Геннадия Заволокина, основателя телепередачи «Играй, гармонь!»  миллионной сибирской  аудиторией воспринималась как  народная песня, что не огорчало, а даже радовало А. Файнберга, живущего в Ташкенте.




            По возвращении в родной Ташкент  в 1985 году я вновь приобрела радость многолетнего общения с моим любимым поэтом на его творческих вечерах в Академическом русском драматическом театре, Молодёжном театре Узбекистана, Молодёжном экспериментальном театре «Ильхом» имени М. Вайля. Наши  редкие встречи обогащали короткие непринуждённые  диалоги в Общественном клубе-музее А. Ахматовой, Государственном литературном музее С. Есенина, Еврейском культурном центре, Клубе авторской песни и поэзии «Арча», в  знаменательные дни рождения А. Пушкина  возле монумента  «солнцу русской поэзии»  в узбекской столице и  на Ташкентском открытом фестивале поэзии «Малый шёлковый путь» (2001-2008). Я никогда не обращалась к Александру Аркадьевичу Файнбергу  за помощью и была счастлива подарить ему  свою книгу поэзии, прозы, публицистики  «Близкое эхо» (второй том), изданную в Ташкенте в твёрдой сиреневой обложке в 2006 году. Александр Аркадьевич всегда подбадривал меня высокопарным обращением «Дочь великого армянского народа» и советовал  идти в поэзии и  публицистике своим путём и никогда не останавливаться на достигнутых результатах.
            С Инной Глебовной Коваль они частенько приглашали меня в гости, но мне в то время казалось, что я не заслужила такого избранного права, о чём потом очень сожалела. Чета Файнбергов для меня  олицетворяла небожителей, а я себя не ощущала космонавтом,  чтобы суметь преодолеть земное притяжение и отправиться в космос к любимому поэту.  Только после ухода А. Файнберга  14 октября  2009 года  я переступила порог  «обители труда и вдохновенья», чтобы выразить свои искренние соболезнования его супруге Инне Глебовне Коваль.





            Диалоги с Народным поэтом Узбекистана А. Файнбергом не прервались и после его ухода в вечность. На ежегодных вечерах  памяти поэта в Академическом русском драматическом театре,  на всех литературных площадках  - в музее С. Есенина, Клубе-музее «Мангалочий дворик  Анны Ахматовой» при РЦНК Уз, в ЛТО «Данко» в мемориальном музее Сулеймана Юдакова, в поэтическом клубе «Радуга» при общинном еврейском центре  и Клубе авторской песни и поэзии «Арча» продолжают звучать стихи  и песни на стихи  А. Файнберга, ведь,  как я однажды заметила: «Поэты не только приходят – они остаются».





В канун Дня рождения А. Файнберга, второго ноября, почитатели его поэзии  собрались  01 11 16  в ЛТО «Данко» в музее Сулеймана Юдакова. Председатель ЛТО «Данко»  Армануш Маркарян объявила минуту молчания. Ташкенские поэты Олег Бордовский, Евгения Абалян, автор этих строк  читали стихи  Файнберга и свои посвящения ему. Данковцы Марат Кадыров, Леонид Сааков,   Армануш Маркарян поделились своими воспоминаниями, ведь они долгие годы жили по соседству на «Ц-1» с великим  поэтом и внешне очень простым грубоватым  парнем в кожаной куртке и поношенных джинсах.







День рождения А. Файнберга продолжили отмечать  03 11 16 в клубе-музее «Мангалочий дворик Анны Ахматовой», где собрались поэты, музыканты, журналисты, любители  изящной словесности. В гостях у ахматовцев  побывала жена поэта А. Файнберга  -  журналист И.Г. Коваль.




Директор клуба-музея  «Мангалочий дворик»  А.В. Маркевич  зачитала отрывки из своих воспоминаний, опубликованных в книге «Лист с неровными краями…». Она  рассказала  о творческих вечерах А. Файнберга в Ахматовском музее и показала цветную фотографию, запечатлевшую одну из этих памятных вечеров в ДК ТТЗ, где тогда располагался музей. Она подчеркнула, с какой артистической выразительностью А. Файнберг мог донести свои стихи до слушателей, которые он всегда читал наизусть часа два без перерыва, даже тогда, когда неважно себя чувствовал.



Инна Глебовна Коваль рассказала о  своём знакомстве с Александром Файнбергом, когда он только что демобилизовался и  решительно был настроен заниматься литературой. Начал с многотиражки «Ташкентский университет», в которой работала его будущая супруга: Инну он прозвал «Мурзилкой в свитере». Им предстояло вместе пройти тернистый путь к всенародному признанию поэта. В начале этого долгого пути, - откровенно поведала собравшимся Инна Коваль, -  были ошеломительные взлёты в конце 60-х годов, связанные с изданием первых книг «Велотреки» (1965), «Этюд» (1967), «Мгновение» (1969). Далее следовало семилетнее забвение (1971-1978), когда его нигде не печатали в эпоху брежневского застоя. В это время Файнберг нашёл себя в кино и вплотную занялся переводами   узбекских поэтов -  Алишера Навои, Абдуллы Арипова, Эркина Вахидова, Амана Матчанова, Рустама Мусурмана, Сиражиддина Саида, Чулпана, Фитрата  и многих других. Это было время его  размышлений  и переоценок своего назначения в поэзии.
Новое обретение  читателей произошло после семилетнего запрета с выходом тонкой книжечки «Стихи» (1977). Далее  были опубликованы «Далёкие мосты» (1978), «Печать небосклона» (1983), «Короткая волна» (1983), «Невод» (1986), «Вольные сонеты» (1990), «Не плачь, дорога» (1997), «Прииск» (2000), «Вольные сонеты «2» (2003), «Лист» (2008). Последняя книга поэта – двухтомник «Стихи. Поэмы. Вольные сонеты», который автор  лично редактировал, -  вышла уже посмертно в 2009 году и стала итогом его сорокалетней эволюции поэтической системы, полной высокой гражданственности, тонкого лиризма и его собственной индивидуальной неповторимой интонации.
В 2004 году указом  первого президента Узбекистана  Ислама Каримова  Александру Файнбергу  было присвоено звание «Народный  поэт Республики Узбекистан», но гордился он больше  всего, - заметила Инна Коваль, -  его всенародным признанием среди простых людей. Ему приходилось слышать от многих даже незнакомых людей: «Вы для нас давно народный поэт».
В 2009 году  народному поэту Узбекистана, члену Союза писателей и Союза кинематографистов Узбекистана Александру Файнбергу была вручена  медаль Пушкина, которой он был награжден указом Президента РФ Дмитрия Медведева за большой вклад в развитие культурных связей между Россией и Узбекистаном, сохранение русского языка и русской культуры. Он с гордостью и почти детской радостью носил эту дорогую награду на груди  в  день  пушкинских торжеств возле памятника первому по своей значимости поэту России.





И.Г. Коваль привела ещё один пример  популярности  А. Файнберга далеко за пределами его родного края, сославшись на собственную публикацию:
- В начале этого года я опубликовала статью «История одной песни». Речь идёт об «Открытке». Стихи были опубликованы в «Юности» в 1984 году.  В конце 80-х годов она прозвучала в новогодней радиопередаче на «Маяке» как народная песня в исполнении новосибирского гармониста Г. Заволокина. Саша захлопал в ладоши и сказал: «Вот это для меня высшая награда!»
Я помню, когда Александр Файнберг читал эти проникновенные лирические стихи в одной из новогодних передач  на радио «Ташкент». На празднике в Ахматовском музее, по просьбе всех присутствующих, их воспроизвела Вика Осадченко:

Новогодней ночью по моим  законам
Нарисуй сердечко на стекле оконном.

Нарисуй сердечко на стекле туманном.
В нём увидишь правду. Правду без обмана.

Будут в том сердечке хлопья падать с неба.
Вдалеке увидишь – я стою  под снегом.

К твоему окошку протяну я руки
Руки не пустые. В каждой – по разлуке.

Зазвенит позёмка. Закружится буря.
Ты гляди в сердечко, пока видно будет.


В конце своего выступления Инна Глебовна подвела итог творчеству Александра Файнберга:
- Вклад Александра Файнберга  в развитие многонациональной узбекской литературы поистине огромен. Он автор 12 поэтических сборников, изданных в Ташкенте, Москве и Санкт-Петербурге. Он опубликовал  более 700 стихотворений, две поэмы. Его перу принадлежат семь сценариев к художественным фильмам, таким как «Мой старший брат», «У самого синего неба», «Дом под жарким солнцем», «Опаленные Кандагаром» и другие.  Он также автор сценариев двух десятков мультипликационных и документальных  фильмов. Кроме этого, он был блестящим эссеистом. Большой интерес представляет его проза.
У него было много друзей, которым он никогда не отказывал в помощи. А. Файнберг,  будучи  «органически отзывчивым большим человеком и большим поэтом» (И. Хилкова),  помогал начинающим литераторам выйти в большой издательский мир и никогда не требовал никакой благодарности от них.
 Инна Коваль  дала высокую оценку книге воспоминаний об А. Файнберге  «Лист с неровными краями…» (Ташкент, 2016). Она  поблагодарила всех авторов мемуаров, причастных  изданию этого уникального сборника, прежде всего, его составителя Алексея Устименко. Книга  вызвала большой интерес у читателей, хотя в неё вошли далеко не все статьи. «Они дожидаются своего часа публикации – это будет продолжением мемориала памяти», - заверила И.Г. Коваль.
 Напомню, в сентябре этого года в Ташкенте вышла книга воспоминаний об А. Файнберге его современников, людей самых разнообразных профессий, живущих в разных городах и даже иных странах: «Лист с неровными краями, сохрани мои стихи…». В настоящее время  жена поэта И.Г. Коваль продолжает работу по систематизации и сохранению творческого наследия А. Файнберга: готовит к печати  книгу его прозы и публицистики. Поклонники  творчества А. Файнберга с нетерпением ждут её выхода в свет. В эти дни книжная новинка «Лист с неровными краями…» вновь  появилась на прилавке магазина в центре узбекской столицы напротив здания «Успенки».  Сотрудники Дома книги второго ноября торжественно отпраздновали  первую  годовщину  его открытия, счастливо совпавшую  с Днём рождения А. Файнберга.
 Библиофил Александр Ступак показал несколько прижизненных изданий поэта и выразил своё  трепетное отношение к ним. Он приготовил для всех приятный сюрприз: показал  отрывки видеозаписи юбилейного творческого вечера Юрия  Аленикова в музее Сергее Есенина в 2002 году. На этом  вечере Александр Файнберг выразил слова благодарности  своему  другу и автору 17 песен на его стихи, которые частично прозвучали   на этом знаменательном вечере. Таким образом, к общей радости, любимый поэт   ненадолго заглянул  на огонёк  на  свой  праздник в Ахматовском музее.


На этом празднике поэты, декламаторы и любители  поэзии  Вика Осадченко, Олег Бордовский, Татьяна Касьяненко, молодой курсант РЦНК  Тигран Милоян, Ирина Парамонова выразительно читали стихи  А. Файнберга. 




 Я прочитала  два «вольных сонета» А. Файнберга  -  «Слово», «Родина» и моё посвящение любимому поэту под названием «Созвездие Скорпиона»:
                 Александр Файнберг  остался навек азиатом

В «вольных сонетах», поэме «Струна Рубайата».

Пророчески сокровенно звучали Поэта  стихи

В Молодёжке, Драматическом и  Ахматовке.

 

И светит нам созвездье Скорпиона,

Соловушкой свистит, ничуть не охая,

Струна живая  балалайки скомороха,

И вторят грустно ей рубаб и бедана.

 

И надо всем «Прощальная Поэта» -

Ушёл Творец и смертным дал завет:

«Даже попранный прахом, поэт остаётся поэтом,

В этом высшая правда. И музыка  высшая в этом».

Ташкент, 14 10 15

.


Вика Осадченко завершила своё выступление стихотворением А. Файнберга «5-й  проезд Жуковского», которое поэт посвятил своей жене Инне. Об этом произведении  очень тонко заметила Александра Давшан в книге «Лист с неровными краями…»: «О любви он писал и прежде. Было задорно, молодо, счастливо, чуть-чуить  грустно – и всё понятно. На территории  5-го проезда Жуковского возникает тайна, принадлежащая  Ему и Ей. И так – в последующих стихах о любви»[1].
Литературовед А. Давшан объяснила, почему хочется слушать это стихотворение: здесь выражена целая человеческая жизнь  по «восходящей линии»: «Небо-жизнь-я». Завершается оно так  грустно и  одновременно оптимистично, потому что  А. Файнберг всегда верил в своё бессмертие:

А когда я умру, -
а умру я, наверно, не скоро, -
ты однажды приди
      к  тем подъездам, деревьям, заборам.
Ты приди в переулок,
      как в детство чужое, однажды.
Там над крышами змей -
мой небесный кораблик бумажный.

Улыбнись переулку
         легко и светло, как во сне.
Улыбнись без печали,
         как жизни, как небу, как мне…

 

Лауреат  международных фестивалей авторской песни  Геннадий Арефьев исполнил  несколько романсов на стихи А. Файнберга, связанных с  темой его родного города – Ташкента. С проникновенным лиризмом он исполнил  песню на стихотворение  «Восточный двор с кривой луною». В ней композитор-исполнитель  музыкально воспроизвёл дорогие для автора  стихов восточные реалии детства, двора,  ночи, луны и оказавшиеся пророческими мечтания, связанные с пониманием  родины и собственной судьбы:

Пусть мало радостей бывало,
Зато светила мне всегда
В проломе старого дувала
Моя – не чья-нибудь звезда.




Народный поэт Узбекистана А.А. Файнберг оставил после себя не только прекрасные русскоязычные стихи, полные лирики и гражданского мужества. Он продолжает жить в песнях и  узбекских переводах его стихов. А.В. Маркевич вспоминала, как в прошлом году (12 11 15)  в Российском центре науки и культуры в Узбекистане состоялась презентация нового поэтического сборника избранных произведений русских поэтов от пушкинской эпохи до наших дней в узбекских переводах. В антологии русской поэзии на узбекском языке достойное место заняли вольные сонеты   Александра Файнберга в переводах Рустама Мусурмана, Абдуллы Арипова и других современных отечественных поэтов. Руководитель Представительства Россотрудничества в Узбекистане  В.Н. Шулика отметил важное значение  литературного издания в укреплении дружбы двух народов, связанных вековыми историко-культурными узами.
Блестящий переводчик Александр Аркадьевич открыл русскоязычному читателю многие произведения известных узбекских поэтов. В Москве издана поэма Эркина Вахидова «Восстание бессмертных», а в Ташкенте - сборник «Лебединая стая»  с его переводами стихов Абдуллы Арипова, Хосият Рустамовой, Сирожиддина Сайида и Рустама Мусурмана. Избранная лирика самого Файнберга увидела свет на узбекском языке в сборнике «Чигирь».
Редактор журнала «Звезда Востока»  Елена Юрченко  выразила своё отношение к поэзии А. Файнберга: она его высоко ценит за  тонкое понимание человеческой души. Е. Юрченко сообщила, что в следующем номере в канун  Нового года выйдет страничка, посвящённая Дню рождения А. Файнберга,  и  выразила  пожелание от имени редколлегии журнала  и  его читателей опубликовать в ближайшем будущем долгожданную прозу  А. Файнберга.



 Александр Файнберг открыто смотрел на мир лучистыми голубыми глазами  и говорил всегда только правду о нём, какую Он знал и больше никто. Поэтому эти не подвластные никаким политическим переменам и стремительному бегу времени стихи А. Файнберга, обращённые к своим сверстникам  и  молодому поколению эпохи Независимости остаются и сегодня  настоящим поэтическим откровением и правдой  жизни. Они завершили музыкально-поэтический вечер в честь Дня рождения Александра Файнберга  в Ахматовском музее мажорным аккордом:

Одногодочки мои,
кто кому не подходящий?
Свистнут наши соловьи.
Каждый в свой сыграет ящик.

Только я уйду не в тень.
В нарушение традиций,
я уйду, ребята, к тем,
кто ещё и не родился.

Там, не ведая утрат
и  не слыша пересуда,
меж иных цветов и трав
добрым людям петь я буду.

И уже не лебеду,
не успех  в заплатах дранный, -
в них – желанных - я найду
песне отзвук долгожданный.

Долог путь до их любви.
Но познав судьбу иную,
одногодочки мои,
вас ни в чём не обвиню я.

Не покроет ржой струну
ни обида, ни проклятье.
Я, в глаза им честно глядя,
Вас, родные, помяну.

Вот  за это и  спасибо ему…


Гуарик Багдасарова




[1] Указ. соч. - А. Давшан. Линия возносящая. С.  353 

Комментариев нет :

Отправить комментарий