пятница, 11 ноября 2016 г.

«Таинственная страсть»: путешествие в поэтическое прошлое







«Поэзия - вот истинное чудо.
Всегда она, как и любовь, права»
                                                                                                                                                                                                                            Петр Корытко.  

Многосерийная экранизация автобиографического романа Василия Аксёнова «Таинственная страсть» — российский драматический телесериал режиссёра Влада Фурмана.  Влад Фурман, сценарист Елена Райская; оператор Кирилл Мошкович; композиторы Антон Шварц, Дмитрий Чижевский; художники Сергей Ракутов, Сергей Филенко; продюсеры Константин Эрнст, Денис Евстигнеев, Марина Гундорина (иcп.) смело  и откровенно, по многим даже современным понятиям о свободе  художественного выражения, экранизировали последний роман писателя  Василия Аксёнова, в котором  представлены самые яркие люди эпохи шестидесятников, которых легко узнать в фильме даже под их вымышленными именами — Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава, Белла Ахмадулина, Владимир Высоцкий, Марина Влади, Эрнст Неизвестный, Юрий Нагибин, Александр Солженицын, Иосиф Бродский, сам  Василий Аксёнов. Премьерный показ начался 31 октября 2016 года на российском «Первом канале» и завершился 16 ноября текущего года.
Василий Аксёнов – автор талантливых романов и повестей, по многим из которых были поставлены известные фильмы, вошедшие в золотой фонд советского и постсоветского кинематографа: «Когда разводят мосты», «Коллеги», « Мой младший брат», «Хозяин», «Мраморный дом», «Центровой из поднебесья», «Путешествие (киноальманах)», « Пока безумствует мечта», «Татьяна», «Затоваренная бочкотара», «Шут», «Московская сага», «Таинственная страсть». Его проза заняла достойное место в  мировой литературе по своей искренности и эпическому охвату событий: «Коллеги», «Звёздный билет», «Апельсины из Марокко», «Пора, мой друг, пора», «Катапульта»,  «Стальная птица», «Затоваренная бочкотара», «В поисках жанра». «Остров Крым», «Бумажный пейзаж», «Желток яйца», «Московская сага», «Вольтерьянцы и вольтерьянки», «Москва Ква-Ква», «Таинственная страсть. Роман о шестидесятниках» и др.
В ролях были задействованы талантливые актёры, передавшие эпоху оттепели и её противоречия. Отношения с властью, дружба, предательство, любовь и измены, пьянки и драки - все у них было как у людей. Имена героев сам Аксенов в романе изменил  - это позволило писателю избежать возможных претензий и на полную катушку воспользоваться правом на художественные обобщения. Актёры играли великолепно, поэтому не хочется отделять главных от второстепенных персонажей: каждый из них внёс свою  весомую лепту в картину-вызов настоящему постсоветскому времени с его затянувшимся затишьем в поэзии и искусстве в целом. Список действующих лиц занял бы много места в статье, поэтому я его сознательно сократила и упомяну только самых главных из них.
Андрей Андреевич Вознесенский (Евгений Павлов) в романной ипостаси стал Антоном Антоновичем Андреотисом, сохранив двойное имя-отчество и не отказавшись от Андрея. В молодости гениальный мастер перевернул имя своей подруги, сделав из Зои - Озу. Евгений  Евтушенко (Филипп Янковский) получил имя, возникшее на фонетической близости, - Ян Тушинский. «Ян», с одной стороны, сближает его с прибалтийскими корнями, с другой - напоминает домашнее имя Ивана Бунина.
Александр Ильин младший очень естественно сыграл  Роберта Рождественского (Роберт Эр). Мне посчастливилось однажды слушать его на поэтическом семинаре  молодых поэтов в начале 80-х годов прошлого века. Говорил он заикаясь, а стихи читал выразительно, не запинаясь. Именно так воспроизводит на экране Александр Ильин  своего прототипа,  с выражением читая друзьям свои  стихи «Всё начинается с любви…», «Будем горевать в стол…», актуальные и сегодня:

Будем горевать
            в стол.
Душу открывать
            в стол.     
Будем рисовать
            в стол.
Даже танцевать —
            в стол.
Будем голосить
            в стол.
Злиться и грозить —
            в стол!
Будем сочинять
            в стол...
И слышать из стола
            стон.

В фильме артист был очень похож  внешне и психологически на своего жизненного прототипа, отличавшегося цельным характером, которого в литературе воспринимали продолжателем поэтических традиций В. Маяковского. Он не заигрывал с властью, он был в душе больше романтик и возвышенный мечтатель, а также хороший семьянин, в отличие от своих друзей, которые сами признавались, что могли быть в отдельных случаях  циниками. Поэт с экрана, читая  стихотворение «Парни с поднятыми воротниками», словно обращался не только к своим друзьям, но и к молодёжи, родившейся  в новую эпоху и ориентирующейся уже на других кумиров:
……………………….
Так чего ж вы ожидаете тогда?!
Я не знаю — почему,
но мне
кажется:
вы попали
       в нечестную
                 игру.
Вам история назначила —
каждому —
по свиданию
         на этом углу.
Обещала показать
           самое гордое —
мир
без позолоченного зла!
Наврала,
наговорила
        с три короба.
А на эти свиданья
не пришла...
Идиотская,
       неумная шутка!
Но история
думает
свое...

И с тех пор
неторопливо и жутко
всё вы ждете,
всё ждете
ее.
Вдруг покажется,
         вдруг покается,
вдруг избавит
          от запойной тоски!..
Вы стоите на углу,
покачиваясь,
вызывающе подняв воротники...

А она проходит мимо —
история,—
раздавая
      трехгрошовые истины...
Вы постойте,
       
Постойте!
Может быть,
       чего-нибудь
                и выстоите.
1960

Мужскую плеяду поэтов в фильме дополняют Борис Пастернак (исп. Сергей Варчук) и Иосиф Бродский (Яков Процкий), которого неожиданно  хорошо сыграл  Артур Бесчастный, как оказалось, актёр с большим творческим диапазоном. Знаменитое стихотворение «Слепые» в фильме читает актёр кэгэбистам, когда его везут в суд,  голосом И. Бродского, изгнанного властью за  пределы страны по 108 статье Уголовного кодекса со странной формулировкой «за тунеядство». Он как истинный поэт, остался  верный своему призванию и, в конце концов, уже будучи в Америке, заслуженно получил Нобелевскую премию за муки творчества и жизненные испытания, выпавшие на его долю и только закалившие его голос.
В фильме мы увидели ещё раз абсурдность тоталитарного режима в несправедливом бойкоте властей  и народных масс против  другого лауреата Нобелевской премии,  писателя Бориса Пастернака. Автор романа «Доктор Живаго» ценой своей жизни заплатил за это противостояние режиму и за свой вынужденный отказ от  мирового признания его  литературного таланта. В фильме молодые герои  за одну ночь, собравшись вместе, читают запрещённый даже в последующие на моей памяти семидесятые годы роман  Б. Пастернака вслух и знаменитое его стихотворение  «Гамлет»  из романа «Доктор Живаго» (1946-1953):

Гул затих. Я вышел на подмостки,
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далёком отголоске,
Что случится на моём веку.

На меня наставлен сумрак ночи
Тысячью биноклей на оси.
Если только можно, Авва Отче,
Чашу эту мимо пронеси.

Я люблю твой замысел упрямый
И играть согласен эту роль.
Но сейчас идёт другая драма,
И на этот раз меня уволь.

Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, всё тонет в фарисействе.
Жизнь прожить – не поле перейти.
1946

Малочисленные  единоверцы,  поэты-шестидесятники за солидарность с исключённым из СП  Борисом Леонидовичем, отлучённым также и от его заслуженной награды,  рисковали быть закопанными вместе с Б.Л. Пастернаком на даче писателей в Переделкине. История сама  всё расставит по местам: имена тех, кто временно преуспевал благодаря партийной идеологической поддержке, ушли в пустоту. Имена Бориса Пастернака,  Александра  Солженицына, Булата Окуджавы, Владимира Высоцкого, Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского, Беллы Ахмадулиной, Роберта Рождественского, Иосифа Бродского, Василия Аксёнова – главных героев  романа и фильма - остались в литературе, а не в её истории.
Белла Ахмадулина - «сестра-поэт-певунья» ушла в вечность в 2010 году на 74-м году жизни. Я слушала её живьём, была на её творческих вечерах в Москве, записывала на Новосибирском областном радио, она всегда мне казалась - в жизни и в поэзии - не от мира сего, в лучшем смысле. Она из тех поэтов, кто не только отражает объективную реальность, но и рождается с определённой мыслью о ней, вложенной в неё не столько эпохой, сколько её собственной природой, особым душевным устройством и способом самовыражения. Читая её стихи, соглашаешься с И. Бродским, что язык не мог быть создан человечеством - он мог быть только дан нам кем-то, большим и высшим, чем мы. Наивно думать, что язык - инструмент поэта: это поэт - инструмент языка.
 "Вещь - человек - дух - слово" - в этот избранный четырёхугольник органично вписалась Б. Ахмадулина наряду с лучшими поэтами ХХ в. Многие прописные истины пересмотрены нами на заре XXI в.: одни канули навсегда в небытие, другие поблекли или устарели окончательно, не выдержав революционных преобразований в нашей истории и сознании. А свободный возвышенный голос райской птицы Беллы перекричал всех глашатаев политических лозунгов. Это был ангельский мелодичный голос абсолютно свободного сознания, для которого нет никаких авторитетов, кроме самого Слова,  которому она верно служила всю жизнь. Потому что, как известно, вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово это было Бог. Что поможет нам устоять в борьбе с такими невосполнимыми человеческими потерями: язык, память, культура, поэзия в её чистом виде и звуке.
В фильме Беллу Ахмадулину потрясающе  жизненно  играет  Чулпан Хаматова, даже в сценах, когда она на повышенных тонах требует, чтобы её называли  поэтом,  а не поэтессой, как в своё время  Анна Ахматова не признавала другого обозначения своей профессии. Стихи  Беллы Ахмадулиной актриса читает точь-в-точь как её любимый поэт:

Ни слова о любви! Но я о ней ни слова,
Не водятся в гортани соловьи.
Там пламя посреди пустого небосклона,
Но даже в ночь луны ни слова о  любви!

Луну над головой держать я притерпелась
Для пущего труда, для возбужденья дум.
Но в нынешней луне – бессмысленная прелесть,
И стелется Арбат пустынней белых дюн.

Лепечет о любви сестра-поэт-певунья –
Вполглаза покошусь и усмехнусь вполрта.
Как зримо возведён из тощи полнолунья
Чертог из божества, а дверь не заперта.

Как бедный Гоголь худ там, во главе бульвара,
И одинок вблизи вселенской полыньи.
Столь длительной луны над миром не бывало,
Сейчас она пройдёт. Ни слова о любви!

Так долго я жила, что сердце притупилось,
Но выжило в бою с невзгодой бытия,
И вновь свежим-свежа в нём чья-то власть и милость.
Те двое под луной – неужто ты и я?

Мне довелось слушать выступление Беллы Ахмадулиной на  поэтическом вечере в МГУ в начале семидесятых годов прошлого века. Она читала больше часа без перерыва наизусть свои стихи, с первых звуков  гипнотизируя студенческую аудиторию своим ангельским голосом, необычными распевными интонациями…  и вдруг поперхнулась. Кто-то из московских поэтов тотчас любезно поднёс ей стакан воды. Она на него посмотрела как на безумца, резко отрицательно покачала головой и продолжила своё магическое чтение:

По улице моей который год
звучат шаги - мои друзья уходят.
Друзей моих медлительный уход
той темноте за окнами угоден…  


В фильме тонко передан процесс создания этого лирического стихотворения, впоследствии положенного на музыку  гениальным композитором М. Таривердиевым. Песня об уходящих  друзьях («Друзей моих прекрасные черты появятся и растворятся снова…») прозвучит в фильме  «Ирония судьбы»  в исполнении за кадром А. Пугачёвой.
С лёгкой руки Василия Аксенова, гениальная Белла Ахмадулина (Чулпан Хаматова) становится Нэллой, а ее фамилия превращается просто в возглас восторга -  «Аххо!».  Ей были свойственны, по  словам Чулпан Хаматовой, лично знавшей свою героиню,  фантастическая преданность дружбе в лицейском, пушкинском понимании слова; милосердие и человекопринимание; необычайная скромность;  любовь к животным – «братьям нашим меньшим»,  которая тоже многое говорит нам о её бескорыстной отзывчивой натуре.


Влада  Вертикалова (Владимира Высоцкого) талантливо сыграл Сергей Безруков. На этот раз артист  обошёлся без пластического грима и неподражаемо  сыграл монолог  Гамлета «Быть или не быть» и исполнил, ко всеобщей радости зрителей, своим голосом «Парус», «Спасите наши души!»  «На Большом каретном» и другие любимые песни Вл. Высоцкого.
Роль Булата Окуджавы (Кукуш Октава)  проникновенно сыграл  Алексей Агопьян. Главное в характеристике скромнейшего немногословного барда, родоначальника движения авторской песни в стране были, конечно, его песни под гитару, к счастью, звучавшие в фильме голосом самого Окуджавы. Артист легко переходил от  устной речи к песням, потому что его прототип  Булат всегда пел их негромко, он не столько пел, сколько напевал. Именно так и возникала в песенном диалоге со слушателем столь  дефицитная, желанная, необходимая в переломное время второй половины пятидесятых годов атмосфера искреннего человеческого внимания, общения и взаимопонимания. Песни Б. Окуджавы: «Она по проволоке ходила…», «Последний троллейбус», «Ты течёшь как река» об Арбате, «Грузинская песня» («Виноградную косточку в землю зарою…»), «Антон Палыч Чехов однажды заметил…» -   смягчают часто политически накалённую атмосферу в фильме  и делают посиделки поэтов настоящими задушевными «вечеринками». Благодаря песням Булата Окуджавы в фильме  обыденное мгновенно превращается в сказочное. Эта интонация беседы, дружеского обращения с каждым из персонажей и со зрителями  устанавливала как бы двусторонний душевный контакт. В разных кадрах шла беседа  поэтов, артистов  и художников, длился однажды прерванный разговор, переходя из песни в песню, из одной серии в другую.
От автора в фильме выступают два актёра. Молодого Ваксона  восхитительно играет  Алексей Морозов с его лучистыми глазами, сдержанной интеллигентной интонацией, живой мгновенной реакцией на происходящее с ним и в стране.  Василия Аксенова в пожилом возрасте –  сдержанного и ироничного, иногда откровенно циничного -  очень правдоподобноиграет артист Леонид Кулагин. Это, пожалуй, наилучшая находка режиссёра, так как  один  молодой  персонаж действует – другой комментирует поступки молодого писателя и его друзей  он же сам, только  с высоты зрелого возраста и  жизненного опыта. Эти два возраста и два облика в романе объединяет  образ «Пролетающего-Мгновенно-Тающего - это образ творческой силы, которая гуляет над человеком»  (В. Аксёнов). В сериале она передана разными техническими приёмами, в частности,  летающими камерами, которые взмывают над героями и показывают, что происходит во время творческого процесса с ними. Эти приёмы  напоминают фильмы А. Тарковского «Зеркало», «Солярис», «Ностальгия» в хорошем смысле.  
Василий Аксёнов в своей последней книге предельно откровенно, трогательно, иронично и честно описал быт и нравы творческой элиты того времени. Писатель с предельной щедростью  прибегал к цитированию друзей-шестидесятников. Однако, создавая их романные образы, он отдавал себе отчет, что из-под его пера возникнут не клоны, не копии, а художественные воплощения, более или менее близкие к оригинальным. В связи с этим, возникала потребность создать новые, хоть и созвучные имена. Они внесли в роман и фильм элемент художественной игры, расширили границы жанра, дали  больше воздуха и прыти в походке персонажам, напомнили, какими они  были или могли быть. Фильм рассказывает о том, как жили эти люди – сопротивлялись власти или поддавались ей, любили, предавали, верили. И продолжали писать, несмотря ни на что. Вот что говорит режиссёр об экранизации последнего романа Василия Аксёнова Влад Фурман:
- Нас благословила вдова Р. Рождественского. У нас писатель Ваксон предстает не только как персонаж мемуаров, но и как герой произведений Аксенова. Тема романа «Звездный билет», отношения с коллегами, с женами, с властью - все переплелось. Мы снимаем интерпретацию «Таинственной страсти», но в духе Аксенова. Как он писал, «эти события были, могли бы быть или хотелось бы, чтобы они произошли». Чтобы прикоснуться к материалу, мы сняли для родственников фигурантов романа полноценный фильм! Короткометражная картина на 22 минуты. Нас благословила на работу Алла Киреева - вдова Роберта Рождественского. В сериале нет копания в грязном белье, исследования проблем алкоголизма - мы пытаемся нащупать ощущение времени, которое двигало людей на поступки. Телеграмма от Евтушенко Брежневу и Андропову после ввода войск в Чехословакию. Или ответ Неизвестного Хрущеву: «Если вам не нравятся мои работы, дайте пистолет - застрелюсь». Выступление Ахмадулиной и Евтушенко в «Лужниках» - весь стадион аплодирует. Как такое было возможно?!
Хрущевская оттепель открыла дорогу многим талантам. Творческие люди поверили в возможность свободно творить и мыслить. Они горели своими идеями. Творчество, по мнению Аксенова, было самой главной их страстью. А женщины, которые были рядом, вдохновляли, дарили утешение, заботу и просто короткие минуты счастья.
Новая экранизация романа о шестидесятниках вызвала горячую дискуссию среди тех зрителей,  кого затронул фильм за живое, - в интернете, на ТВ в специальном выпуске А. Малахова «Сегодня вечером» после просмотра  телефильма (16 11 16) и на различных литературных площадках в Ташкенте  - ЛТО «Данко», ахматовском клубе-музее, КАП и поэзии «Арча». Некоторые зрители выражали резко отрицательные мнения по поводу фильма в категоричной насмешливой или даже оскорбительной форме: «Таинственная страсть»: Как здорово, что все мы здесь сегодня напились» (Егор Арефьев); «Шестидесятники: прекрасный плен, или очернение эпохи», «Ваксон во мгле» (рецензия Игоря Вирабова).  Другие (Олег Бордовский) осуждали фильм за превратный  "дух времени".  В дискуссии прозвучало и такое оригинальное мнение: «Таинственная страсть» -  «Я думала это зима, а это оттепель».  
Наши молодые поэты  Бах Ахмедов из Ташкента и Александр  Евсеев из Чирчика восторженно приняли фильм, прежде всего, за творческую атмосферу, тонко переданную в сериале, ведь для героев самой сильной страстью было желание творить и свободно выражать свою душу в художественных образах.  Так или иначе, никто не остался равнодушным к экранизации последнего романа В. Аксёнова, которому, кстати, принадлежит это определение незаурядных глашатаев эпохи оттепели: «щестидесятники». Можно догадаться, почему  этот фильм сегодня занял самый высокий рейтинг просмотра в интернете и, пусть даже, скандального обсуждения.
Сериал «Таинственная страсть» переносит нас в Советский союз, в шестидесятые годы прошлого века. Из него молодые зрители, ровесники  XXI века, узнали, чем, а главное, как жило то поколение, фактически сброшенное с корабля современности в эпоху цифровых технологий, когда молодёжь в поисках лучшей жизни почти забыла об истинном предназначении человека. Телесериал, даже при  его спорных незначительных  недостатках, – избытке пьяных тусовок, постельных сцен,  так называемой  «интимной выпивки», безудержного фанатичного курения, оголтелой антисоветчины главных героев – всё же заставляет телезрителей еще раз окунуться в ушедшую романтическую эпоху, проникнуться гражданственными стихами, которые были созданы в те времена: «Поэт в России больше, чем поэт», «Хотят ли русские войны?» (Евгений Евтушенко). Телезрители смогли увидеть, как любили люди, как несмотря ни на что, шли к своей высшей цели, защищали её и ни перед чем не останавливались. По мнению представителей старшего поколения (А. Маркевич), сейчас этого не хватает молодым людям... 
В этой картине современная молодежь увидела, как их бабушки и дедушки относились к литературе и искусству. А это очень важно, ведь сегодня мало людей, которые, действительно, понимают, что такое настоящее искусство. Старшему поколению сериал подарил редчайшую возможность побывать в недавнем прошлом без лакировок и дешёвого позёрства. В фильме косвенно отражены и первый полёт советского человека  Юрия Гагарина в космос  в 1961 году, и  трагические события 1968 года в Чехословакии, когда советские танки въехали в Прагу военной силой «спасать социализм».  Герои этого фильма по-разному  любили свою Родину. Они были единственными, кто хоть что-то делал, как-то высказывал свою жизненную позицию, когда остальные просто молчали. А пили, возможно, потому,  что не могли смотреть трезвыми глазами на то, что творилось в стране:  их лечили в психушках, сажали в тюрьму, ссылали в ГУЛАГ, били, но они любили свою Родину. Они осуждали  «к предательству таинственную страсть» и «ощущали сиротство как блаженство» (Белла Ахмадулина) и возносили «таинственную страсть»  к творчеству (В. Аксёнов) и превыше всего ценили настоящую дружбу в пушкинском понимании – на всю жизнь («Друзья мои, прекрасен наш Союз! / Он, как душа, неразделим и вечен!»).
Режиссёра Влада Фурмана критики и  живые свидетели той недавней и уже безвозвратной эпохи оттепели осуждают за то, что  поэты-шестидесятники, прототипы героев фильма, в отличие от  их экранных прообразов, редко в жизни  вместе появлялись на людях, каждый из них вёл достаточно  замкнутую жизнь.  В фильме, напротив, они часто появляются вместе на улицах Москвы, в мастерской Э. Неизвестного (Генри Известнова), в театре на Таганке, на выставке в Манеже, в Коктебеле. На мой взгляд, таким образом  режиссёр просто  и убедительно хотел показать  единомышленников, внутреннюю сплочённость и духовное единение  героев фильма не только в банальном желании выпить и закусить, потусоваться в ЦДЛ, но при всём различии каждого  из них, - в объединяющей  «таинственной страсти» к творчеству, которая была для них превыше всего. Именно в творчестве, а не в быту художники-шестидесятники искали и находили человеку место в меняющемся мире, так что  и наш современный мир не может сегодня существовать иначе, чем в нравственной оценке  героев  их литературных  произведений, авторских песен, полотен и скульптур.  Поэтому  в фильме так много цитат из поэзии и прозы шестидесятников, которые оправдывают их слабости и их талант, их человеческие пороки и их главное жизненное предназначение быть мастерами слова, резца, кисти и оставаться при этом патриотами своей страны  («Люблю Отчизну я, но странною любовью» - М. Лермонтов) в классическом понимании. Они покрывают неизбежные недочёты телевизионного сериала, на две недели приковавшего к  домашнему экрану миллионы зрителей России и СНГ.
Наибольшие  противоречивые эмоции от просмотра телесериала испытали «последние из могикан»  – Евгений Евтушенко, вдова А. Вознесенского  Зоя Богуславская, Галина Волчек. Живые свидетели и созидатели той  короткой эпохи оттепели,  полной свободы в искусстве и  смелых мечтаний в жизни снова пережили, благодаря фильму, свою молодость и снова вспомнили, как они дерзали, любили и прощали, несмотря ни на что...

Гуарик Багдасарова




  

Комментариев нет :

Отправить комментарий