среда, 8 февраля 2017 г.

ЛТО «Данко» отметило 20-летие со дня выхода первой книги стихов Гюнтера Тюрка: «Тебе, моя звезда..."





                                                        «Книги имеют свою судьбу... »
Теренциан Мавр

Каждая встреча с интересными людьми в Литературно-творческом объединении  «Данко» под сводами Ташкентского дома-музея композитора Сулеймана Юдакова дарит всем участникам новые впечатления о жизни, искусстве и раздвигает узкие житейские рамки нашего обычного повседневного существования. Знакомство с книгой Гюнтера Тюрка литературной общественности Ташкента впервые состоялось именно здесь  31 03 15, когда этот очаг культуры, по-домашнему обжитый и обустроенный творческими людьми узбекской столицы, по приглашению «данковцев» впервые посетила Елена Алексеева-Тюрк, племянница  выдающегося  немецкого поэта с трагической судьбой - Гюнтера Тюрка (1911 – 1950).  Она рассказала о своей семье, попавшей под горнило сталинских репрессий  в 1937 г.,  и прочитала наизусть талантливые стихи своего дяди из его посмертного сборника "Тебе, моя звезда...", изданного в Новосибирске в 1997 году по  инициативе  ведущего библиотекаря НБ НГУ  Юлии Вильевны Лихачёвой.  



         Разговор о талантливом поэте-толстовце, жертве сталинских репрессий Гюнтере Тюрке продолжился в ЛТО «Данко»  в  мемориальном музее С. Юдакова  08 04 16 в рамках проекта Гёте-института в Ташкенте: «Литературные маяки. «Авторская резиденция» с Маттиасом Юглером».   Это было первое близкое знакомство тридцатиоднолетнего прозаика из ФРГ с сообществом  ташкентских музыкантов, артистов, кинематографистов, стихотворцев, журналистов, блогеров. В дружеской непринуждённой  беседе за круглым столом с  традиционным  в этом мемориальном доме чаепитием директор музея Борис Бабаев рассказал о выдающемся узбекском композиторе второй половины ХХ века Сулеймане Юдакове (1916-1990). Молодой немецкий писатель Маттиас Юглер рассказал о своей новой книге «Рыбалка на хищника» (на немецком языке). Автор этих строк поделилась своими воспоминаниями о презентации книги  стихов Гюнтера Тюрка "Тебе, моя звезда..." в библиотеке НГУ в 1997 году и творческой встрече с Еленой Алексеевой-Тюрк, племянницей поэта-толстовца в ЛТО «Данко» в 2015 году.


          И вот новая встреча с  книгой "Тебе, моя звезда...",  а значит, и с её автором Гюнтером Тюрком, спустя 20 лет после её выхода состоялась 07 02 17 в ЛТО «Данко». Автор этих строк напомнила собравшимся поклонникам поэзии о судьбе этой удивительной жизнеутверждающей книги и о том, что её двадцатилетие торжественно  отмечают в эти дни, а именно 08 02 17 в далёком от нас Новосибирске, городе  её рождения на свет. Научная библиотека НГУ  вместе с нами представляет для широкой общественности новое имя в русской поэзии: Гюнтер Тюрк (1911-1950). Участники  литературно-музыкального вечера в ЛТО «Данко»  в этот вечер перекликались не только в интернете, но и  в живой реальности с новосибирскими организаторами юбилейного Дня рождения книги стихов Гюнтера Тюрка в Абонементе художественной литературы НГУ под знаком:  «Я в этом мире неслучайно…».




Предыстория этого знаменательного праздника такова. В 1997 году в издательстве Новосибирского государственного университета вышла книга "Тебе, моя звезда...".  Сборник стихов Гюнтера Тюрка был издан впервые через сорок семь лет после смерти автора. Первое представление книги прошло в библиотеке НГУ, получившей в дар первые экземпляры. Соприкоснувшись с судьбой безвестного ранее поэта, продолжившейся в удивительной судьбе его книги,  библиотека НГУ посчитала своим долгом привлечь внимание общества к имени Гюнтера Тюрка, к его творческому опыту, к изучению его жизненного пути.
Сотрудники библиотеки НГУ  открыли в интернете «Литературную страницу» [1] и  таким образом создали своеобразный Дом Тюрка в виртуальном пространстве - дом, которого в действительности никогда не было у поэта, истребляемого обстоятельствами времени, места, режима, страны. На этой странице представлена новая редакция  сборника стихов Гюнтера Тюрка "Тебе, моя звезда..."  
Гюнтер Тюрк был сыном обрусевшего врача-немца. Его мать происходила из знаменитой фамилии Виттов. Гюнтер Тюрк был членом толстовской коммуны "Жизнь и труд". Коммуна находилась в Подмосковье, но в 1931 г., в связи с начинающимися гонениями, переселилась в Западную Сибирь, в район нынешнего Новокузнецка – Сталинска по-старому. Густав и Гюнтер – два брата из обрусевшей немецкой семьи – покинули Москву в 1933 году. Летом они занимались ручным земледелием, зимой преподавали в школе.
В возрасте 25 лет Гюнтер Тюрк был арестован, провёл годы в тюрьмах и Мариинском лагере. После освобождения в 1946 году был отправлен на пять лет в ссылку в г. Бийск, где и умер от туберкулёза, не дождавшись освобождения. При его жизни не было опубликовано ни одной строки, но "рукописи не горят": родственники – брат и сестра – сохранили стихи. В 80-е годы вдова поэта, Анна Терентьевна, передала тетрадь А.Г. Бабакишиеву
Первое упоминание о Г. Тюрке как поэте появилось в книге "Воспоминания крестьян-толстовцев в 1910-1930-е годы" (М. 1989). Затем А.Г. Бабакишиеву, В.И. Каледину и И.В. Павловой удалось опубликовать небольшие подборки стихов в журналах "Алтай" и "Наш современник", в альманахе "Возвращение памяти". Ю.В. Лихачёва в течение двух лет занималась подготовкой сборника избранных стихотворений Г. Тюрка. В 1997 году издание книги было осуществлено благодаря поддержке Фонда Сороса, причём, в это время не было объявлено издательских конкурсов. Тем не менее,  заявка на грант под издание книжки стихов никому не известного толстовца была принята и поддержана.
В жизни ничего случайного не бывает: всё закономерно. Автору этих строк по просьбе Ю.В. Лихачёвой из Новосибирска  пришлось в 90-ые годы  навестить близких  родственников Тюрка, проживавших на Чиланзаре в Ташкенте с просьбой поделиться сохранившимися крохами из эпистолярного архива Гюнтера Тюрка для готовящегося в Новосибирске издания.  Только теперь я узнала, что это была квартира  Елены Алексеевой-Тюрк и что мне пришлось беседовать лично с её мамой Татьяной Фёдоровной. Елена была в это время на работе. По воле судьбы, мне посчастливилось быть в Новосибирске на  презентации двух книг Г. Тюрка в НБ НГУ с интервалом в 15 лет.
В 2012 году в Ташкенте я издала книгу поэзии, прозы, публицистики «Есть лишь путь». В очерке «Пространство поэзии: «назначенный круг»  наряду с  А.А. Ахматовой и её собеседниками в годы её южной  эвакуации в Ташкенте, преемниками  высокой классической поэзии и её подвижниками   я коротко рассказала  о  магнетизме  просветительского дара Ю.В. Лихачёвой, открывшей для меня  новое имя в мировой поэзии – Гюнтера Тюрка. Юлия Лихачёва  в марте 2012 г. за большой вклад в сохранение и развитие культуры и традиций русских немцев награждена Благодарностью Алтайского краевого Российско-Немецкого Дома.
Эту книгу я подарила своей новой приятельнице Елене Алексеевой-Тюрк, случайно узнав, что она племянница репрессированного немецкого поэта и что мы с ней, оказывается, заочно, не зная друг друга,  были в разной мере причастны к собирательству новых фактов биографического материала её славных предков. Елена охотно согласилась прийти в «Данко» и рассказать не только о своём дяде, но и о своём отце Густаве Тюрке (1903-1968), 10 лет отсидевшем в сталинских лагерях, но не потерявшем  веру в жизнь и окончательную историческую справедливость – вердикт неумолимого времени.
На  встрече с «данковцами» в минувший вторник   Елена  поделилась дневниковыми записями отца. В них он делится своими впечатлениями от поездки в середине 60-х годов прошлого века по местам их бывшей, так называемой «толстовской коммуны»,  и  местам сибирской ссылки  и трагической кончины своего родного брата. Елена Густавовна на встрече с «данковцами» правдиво и подробно рассказала  драматическую историю своей семьи. Стихи  Гюнтера Тюрка, рождённые в муках, живой болью подтверждали  её устный рассказ и многих  слушателей растрогали до слёз.
Второе, более полное переиздание первой и единственной книги Г. Тюрка  "Тебе, моя звезда..." выпустил Немецкий дом в Барнауле  в 2012 г., подтвердив бессмертные строки А.С. Пушкина: «Самостоянье человека – залог величия его». Теперь, минуя время и пространство, книга стихов Гюнтера Тюрка дошла до слуха ташкентских любителей художественной литературы, благодаря знакомству с Еленой Алексеевой-Тюрк.



Во время встречи с «данковцами»  Елена  прочитала стихи Гюнтера Тюрка, в которых поэт выразил свой особый взгляд, личное отношение ко всему, что с ним происходит. Только запредельная искренность поэта гарантирует подлинность каждой  его строки, словно написанной кровью. В наши дни он получил право представительствовать «за всех», говорить от  «имени всех и каждого»,  невинно пострадавших в ГУЛАГе:

***
Из года в год все те же нары                       
С ночной неволей грязных тел.
И я на них с тоскою старой
Состарился и поседел.
Из года в год глухим забором
Всечасно скован каждый шаг.
И ветер с яростным напором
Рябит в глазах, свистит в ушах.
Глаза я снова закрываю.
Трепещут крылья слабых рук.
Рыдает,  бьётся птичья стая,
Не в силах улететь на юг –
Туда, где волн лазурных нега,
Где блещет неба бирюза….
А ветер мне песком и снегом
Сечет прикрытые глаза
1945

***
Когда-то был я  полон грез
Тоски по девичьему взору.
Средь лунной белизны берез
Дивился звездному узору.
И что же, я оглох, ослеп? –
И красоты не замечаю!
Мне всех красот милее ХЛЕБ –
Его лишь  жду, и чту, и чаю.
В мечтах – не мать и не жена,
Не образ друга,  не злодея.
Течет голодная слюна,
Моим вниманием владея.
И нет ни радости, ни мук,
Ни сил душевных, ни  желаний –
Желудок, как большой паук,
Избавил сердце  от страданий.
Он закатал его в комок
И высосал и до растления
Довел и вот  теперь на мозг
Распространяет вожделенья.
Остатки разума тая,
Лежу поруганный, бесправный,
Поверженный в борьбе неравной…
О Боже! Неужели это я?!

***
Жизнь разбита. Раны застарели.
Затянулись тусклой синевой.
….Как вы расставляете моменты

Грез от пробужденья до гудка!
Но за дело. Ждут  нас инструменты
Творчества - лопата и кирка.

         Поразительно то, что даже в невыносимых житейских  условиях тюрьмы и лагеря, будучи больным человеком, безо всякой надежды на освобождение и издание своих стихов, Гюнтер работал над своим  мастерством. Он экспериментирует над формой стиха и использует  такие  сложные формы как сонет, терцина, рондо, «мерцающую строку», ориентируясь на образцы поэзии Серебряного века, которые он хранил в своей памяти.

***
Мои одинокие боли
В безмолвных стенах затая,
Подруга ты мне поневоле,
Тюремная клетка моя.

С подъёма ещё до рассвета
И до окончания дня,
Как юная Муза поэта,
Ты не отпускаешь меня.

Ты слышишь мольбы и проклятья,
Но грубостью не смущена,
Лишь крепче сжимаешь объятья,
Прощая мне всё, как жена.

А ночью, когда в исступленье
Рыдаю, не выдержав, я.
Как нянечка - выздоровленья,
Ты ждёшь моего забытья.

С мечтами, как стая снежинок,
С тоскою, как злая змея,
Твой раб я, твой ревностный инок,
Тюремная келья моя!

Но изредка в сумрачной тени
Твоей, словно осенью клён,
Восторгом немым озарений
Бываю я преображён:

Со всем примирён и утешен,
Свободен от мук и утрат,
Как солнечный зайчик, безгрешен,
Как вольная ласточка, рад.
1940
***
Что ни год – приходит в цветах,
Обольстит и уходит весна.                                                                                
Что с бесстыдницей делать? Ах,
Ведь опять обманет она!
Но забыв обиды свои,
На весенний глядя расцвет,
Я твержу: «О, пора любви,
Будет счастье мне или нет?»

         * * *
Хоть и давят тюремные стены,
Хоть я в клетку, как зверь, заключен,
От кошмара безумного плена
Я волшебной мечтой отвлечен.

Я утешен чудесной мечтою
О единстве всего бытия,
Я избавлен молитвой простою
От всегдашней тоски и нытья.

Бог таинственный! Мир беспредельный!
Жизнь, как море любви и тревог!
Вашей песни тончайшей, свирельной
До конца я постигнуть не мог.

Но внимать этой музыке страстной
Каждодневно стремился мой слух,
Красотой его стройной и властной
Упивался мой творческий дух.

И теперь, в тишине заточенья,
Облегченный молитвой, порой
Вновь я слышу далекое пенье,
Как пастушью свирель за горой.

***
        
Только вздрогну от весенней трели
И опять лежу как неживой.
Только все еще надеюсь (где я
Наслыхался всякой ерунды?)
Повстречать такого чародея,
Что мне даст испить живой воды.
Вспыхнут  щеки молодо и гневно,
Позабудет сердце про тюрьму,
 И очнется спящая царевна,
Запоет в высоком терему.
Запоет так нежно и так внятно,
Как в давно забытые года.
Заиграют солнечные пятна,
Зажурчит подснежная вода!
Вырастут невиданные крылья,
И тогда взлечу я  наяву.
И открою всем, что прежде скрыл я.
Я себя ПОЭТОМ назову!

Гюнтер Тюрк с полным правом может сказать о себе  сегодня в XXI  веке: «Видит Бог, что жить иначе я не мог…».




В этот вечер в ЛТО  «Данко»  в продолжение темы  живучести русской поэзии  во всех условиях – в аду и в раю - Борис Пак познакомил собравшихся со своей детской книгой «Солнышко».  Ольга Абишева и Галина Зазулина  воспроизвели на фортепиано  «Загадки»  Б. Пака, положенные на музыку Мурадели. Олег Бордовский, Мунира Бабаярова, Алексей Раннев, Александр Курышев читали свои стихи. Автор этих строк читала из классики - Б. Пастернака,  Г. Тюрка и свои посвящения О. Бордовскому («Дилогия») и племяннице Нине («Под созвездием Водолея»). Артур Гостев исполнил  а капелла песню «Мои воспоминания»  из репертуара М. Магомаева (стихи Р. Рождественского, муз. А. Бабаджаняна). Ольга Абишева представила новую  «Белорусскую песню», «Эхо любви» из репертуара  Анны Герман и своё песенное посвящение дочери Елизавете под гитарный аккомпанемент.  Армануш Маркарян поделилась своим новым рассказом «Миллиардерша» о ценности дружеской помощи, предложенной вовремя, как ложка к обеду. Наши гости Наталья Альченко,  Надежда Саидгараева, корреспондент «Вечернего Ташкента»  Екатерина Литвиненко выразили восторг от услышанной поэзии – от  «Гюнтера Тюрка до Бориса Пастернака и всего, что звучало и пелось под сводами музея Сулеймана Юдакова»: их восхитили страшная повседневность и возвышенный, парящий слог настоящей поэзии.




Вся музыкально-поэтическая программа была, по большому счёту, предназначена для Гюнтера Тюрка, сумевшего нас ошеломить самим собой и тем, что он создал и подарил людям кристально чистые стихи о своей непростой, поломанной жизни, в которых тяжёлый смысл соединился с подлинной музыкой слова, теперь уже на века. Каждый из нас понимал, что только  единение искусством на духовной основе может по-настоящему сблизить людей. Эти культурные связи без границ пространства и времени намного крепче, устойчивей родовых, национальных, этнических.
Восьмого февраля в Научной библиотеке НГУ прошел литературный вечер, посвящённый Гюнтеру Тюрку (1911-1950). На встрече, подготовленной Юлией Виллиевной Лихачевой, была представлена книга «Письма другу» Гюнтера Тюрка, недавно вышедшая в издательстве «Свиньин и сыновья» (Новосибирск), и показаны фильмы обо всех событиях, связанных с именем Г. Тюрка за последние двадцать лет.
Многие из тех, кто был причастен все эти годы к сохранению творчества Гюнтера Тюрка, откликнулись на приглашение библиотеки и пришли 08 02 17 на литературный вечер «Я в этом мире неслучайно…». Юлия Вилиевна Лихачёва тепло приветствовала всех, кто собрался отметить двадцатилетний юбилей. Среди собравшихся были директор библиотеки Л. А. Лягушина, художники Антон Гайдаенко и Елена Юдина, поэт Майя Шереметева, издатель Михаил Янушевич.
 Заседание ЛТО «Данко» в доме-музее Сулеймана Юдакова, посвящённое  20-летию со дня выхода  первой книги стихов поэта-толстовца Гюнтера Тюрка, войдёт в анналы Хроники основных событий  и фактов, связанных с именем поэта, которая ведётся в Научной библиотеке НГУ  с 2000-го года.

Гуарик Багдасарова

Фото: Катя Литвиненко




[1][1] http://libra.nsu.ru/about/literary-page/

Комментариев нет :

Отправить комментарий