вторник, 4 июня 2013 г.

Размышления о Неделе европейского кино в Ташкенте





«Восток! В себе и Запад совмести!
Весь мир сумей в самом себе найти!»
А. Навои.
 
Мы с приятельницей попали на Европейский кинофестиваль (20-26 мая 2013) 25 мая, когда  выпускники  ташкентских школ отмечали последний звонок. После  торжественной линейки они бездельно шатались  по родному городу, упиваясь мирным голубым небом над головой, в котором парили белые голуби и плыли, как айсберги в океане,   всклокоченные лёгким дуновением весеннего ветра перистые облака. Тинейджеры, на американский манер,   на ходу аппетитно жевали «поп-корн» и вполне по-азиатски запивали его холодным чаем или газированной водой из пластиковых  баклашек различной ёмкости. Стайка подростков  пронеслась мимо нас. Они вразнобой запевали русскую песню «Алёша» на английском языке – дань  моде нового времени: повальному увлечению языком  «берегов туманного  Альбиона»  и далёкой богатой Америки с её всемирной империей киноиндустрии – Голливудом.
На современном этапе, как в нашей стране, так и за рубежом всё большее значение приобретает аксиологический подход к искусству, в том числе кинематографу. Об этом свидетельствует появление в 2008 г. фундаментального труда Президента РУ И.А. Каримова «Юксак маънавият – енгилмас куч» («Высокая культура – непобедимая сила»). В ней автор среди других животрепещущих вопросов  современного глобального мира затрагивает тему высокой духовности, обеспечивающей национальную безопасность: выявляет  взаимосвязь национальной идеи и духовной жизни,  взаимодействие духовного и материального мира, место творческого подвига в современном мире.
В связи  с этой новой направленностью  научной проблематики, «Ныне, - отмечает киновед Х.И. Акбаров, - одной из важнейших сверхзадач исследовательских работ в  области образной публицистики, художественной продукции является чёткое определение ценностных  ориентаций, выявление ведущих тенденций, характерных для духовной жизни общества»[1].
Ценностный подход определяется той ролью в культурно-историческом ареале, какую играют гуманные общечеловеческие  ценности в исторической судьбе народов и истории культуры. Ими пронизано жизненное пространство человека. М . Бахтин  об этом писал: «В абсолютно ценностной пустоте невозможно никакое  высказывание, невозможно само сознание»[2]. Аксиологический подход предполагает в высшей степени ответственное отношение к изучаемому объекту и направлен исключительно на осмысление его ценностных характеристик, - утверждает литературовед  Н.С. Тарасова. – Это способ трансляции ценностей в современном обществе[3].
Эти социально-культурные  парадигмы выявляют ценность личности, мира её идей, помыслов, спектра  творческой деятельности художников, кинематографов в частности, как в нашей стране, так и за рубежом.
Современный мир, благодаря новейшим  электронным коммуникационным технологиям, стал намного теснее, сплочённее, ближе друг другу – это не только  единая «всемирная паутина», но и реальная наша общая планета Земля. Ураганы «Торнадо» в Техасе отзываются состраданием в сердцах  миллионов людей на другом полушарии,  а  шестибальное  землетрясение по магнитной шкале Рихтера   с эпицентром в 35-40 км от узбекской столицы отзывается сочувствием россиян в Сибири, Дальнем Востоке   и Центральной России. Шквал телеграмм и эсэмэсок  получили узбекистанцы от людей, проживающих  далеко за пределами центральноазиатского сейсмического региона: земля-то одна на всех, и мы все в ответе за «братьев наших меньших» и за тех, «кого мы приручили», за нормальную жизнь человеческого сообщества  в целом..
Попытаемся теперь  с аксиологических позиций подойти к анализу некоторых современных  кинофильмов на наших домашних телеэкранах и большом кинопанорамном в рамках европейского кинофестиваля и через них поставить диагноз  обществу: чем мы больны и есть ли противоядие от нашей болезни духа, называемой психологами, точнее, психиатрами, депрессией, или стагнацией? Чем нам может помочь самое массовое из всех и самое доступное народное  искусство– кино?
Во все времена люди искали счастье и смысл жизни. По ТВ на первом канале 21 05 13 был показан последний фильм режиссёра Алексея Балабанова (1958-2013)  в жанре «фантастического реализма»:  «Я тоже хочу». Пять героев фильма –  закоренелый бандит за рулём; пропитый гитарист; молодая проститутка; выпускница философского факультета некоего университета; неизлечимый алкаш средних лет, без определённой профессии, с помощью друзей  сбежавший из наркологической клиники; его «батя», глубокий старик, который не проронил ни единого слова в киносценарии.
Все они, разочарованные в своей неудавшейся неустроенной  жизни,  отправляются на  частном автомобиле в «мёртвую» заснеженную  радиоактивную зону, наподобие Чернобыля,  в поисках мифического счастья. Они ничего не делают, не применяют никаких духовных усилий, чтобы быть или стать  счастливыми. Они ждут, когда счастье им преподнесут на блюдечке с голубой каёмочкой.
По дороге они вспоминают разные житейские истории и единодушно  пьют водку из литровой бутыли и мечтают, чтобы на заповедном месте между Питером и Угличем, называемом «Колокольным счастьем», некая фантастическая сила забрала их на другую планету или в другое параллельное измерение  земного бытия. На вопрос одного из пассажиров, почему молодая девушка, по дороге увязавшаяся за ними,  заменила свою гуманитарную специальность на  продажное ремесло, она не задумываясь, отвечает, что «задницу ей было легче подставлять». И здесь в ответ на прикол, что женщина, только раздевшись, может попасть в эту зону, она, не смущаясь и долго не размышляя, догола раздевается и бежит до изнеможения по снежным сугробам в мнимую страну счастья. Должно быть, ей это также  сделать легче, чем потрудиться над собой в целях приобретения реального счастья и душевного равновесия. Чтобы не замёрзнуть окончательно, она принимает из рук этой опустившейся ниже  плинтуса случайной компании  одежду не с их плеча, а с трупа, лежащего на снегу. Всю дорогу, попав в зону,  «искатели счастья»  «едут по трупам», ничуть не смущаясь близости смерти и своего кощунства по отношению к покойникам. Они  даже отказались хоронить  умершего в дороге старика, их попутчика. Оттуда ещё никто не возвращался – и эти псевдогерои тоже навсегда останутся там, не оставив и в зрителях ничего, кроме осадка брезгливости  и пустоты.
Дворец кино имени  А. Навои (Панорама) был переполнен молодыми людьми, в большинстве своём привыкшими воспринимать фильм  как шоу,  захватывающее зрелище, но не тут-то было. Европейский кинофестиваль  преподнёс неожиданный  сюрприз  нашим отечественным киноманам. Его продукция оказалась неожиданно первоклассной, очень серьёзной и была нацелена на вдумчивое восприятие взыскательных зрителей. Программа фестиваля охватывала  широкую географию – Италия, Германия, Румыния, Словакия, Болгария, Эстония, Швеция, так что зрители, как тонко заметил киновед Х.И. Акбаров в приветственном слове перед кинопрокатом, имели счастливую  возможность, не выезжая из Ташкента, побывать в Европе и познакомиться с   лучшими кинохитами - документального, художественного и анимационного жанров.
Фестиваль не только открывал двери в «неспокойное и неизвестное прошлое», как, например, документальный фильм реж. Арнона Гольдфингера  «Квартира» (2011 г. - Германия/Израиль), окунувший зрителей через  чудом сохранённые в семейном архиве различные предметы, фотографии, письма и документы в  эмигрантскую жизнь в Палестине  родителей Арнона  Гольдфингера  в напряжённые для всего мира противоречивые 30-ые предвоенные годы.
Фестиваль   познакомил  зрителей с неизвестными фактами творческой биографии кумира советской эпохи, любимого  артиста, эстонского певца Георга Отса (1920-1975) в фильме  реж. Питера Симма «Георг» (2007 г. – Эстония - драма). Художественный фильм основан на достоверных фактах и потому правдиво  повествует  о непростой творческой судьбе  Г. Отса, формировавшейся  в трудные годы перемен.
Наделённому необычайным дарованием певцу не довелось снискать мировой славы на больших оперных сценах, но его любили в Советском Союзе и в Финляндии. Неповторимый тембр голоса Георга Отса помнят по сей день и даже пытаются подражать ему. В итоге получилась  неожиданная для многих его поклонников  «очень личная история о любви, интригах и семье», покорившая зрителей новизной и глубиной  драматического киноповествования.
Художественный фильм «Моя мать» реж. Клауссо Харо (2005 г. – Финляндия/Швеция – драма) взволновал наших зрителей  до боли знакомой темой «Дети войны». Недавно мы отмечали 68-ую годовщину со Дня Победы во Второй мировой войне. Фильм нам напомнил, что война покалечила судьбы людей, и в первую очередь, детей не только на территории Советского Союза, оккупированной фашистами, но и в глубоком тылу врага, на том берегу реки,  за «железным занавесом», откуда до нас  почти не доходила никакая информация при тоталитарном режиме.
Началась война, и отец девятилетнего Ээро был убит на фронте. Разбитая горем вдова, мать Ээро, не иея возможности смотреть за сыном, отправляет его в качестве беженца в Швецию, нейтральную страну, системы социального обеспечения которой не пострадали от войны.
Жизнь в чужой стране не сразу налаживается. Ээро поначалу работает батраком в приёмной семье, все вокруг говорят по-шведски, и мальчик замыкается в себе. Пройдёт достаточно много времени притирки друг к другу, пока  маленький герой назовёт хозяйку дома матерью Сигне.  Родная мать подростка сперва пытается устроить свою личную жизнь и карьеру: она работает в немецком штабе и принимает предложение руки от немецкого офицера. В связи с этим, она отказывается от сына и уезжает со своей пассией в Германию. Но  их брак скоро  распадается. Она снова возвращается после войны в Финляндию и, спасаясь от одиночества, почти насильно возвращает  сына домой через органы опеки.
Таким образом, подросток  переживает двойное предательство: от него дважды отказались. В итоге его отношения с родной матерью остаются на всю жизнь холодными: он чувствует себя чужим и навсегда брошенным ребёнком – «отказником». Письма приёмной матери он распечатал и прочитал только после её смерти, приехав на  могилку  Сигне в Швецию. В них мать Сигне писала, что после отъезда Ээро она утратила смысл жизни и что она всегда старалась для него быть лучшей матерью. Позднее раскаяние охватило главного героя и вылилось на экране скупыми мужскими слезами. Весь зал плакал вместе с главным героем над разбитой судьбой одного из миллионов «детей войны» и его утраченными иллюзиями обрести покой на старости лет, отдав последнюю дань уважения и светлой  памяти приёмной матери.
Художественный фильм «Путешествие в Иерусалим» (2003 г. – Болгария) о  спасении двух немецких детей, убегающих вместе со своим дядей от гитлеровского фашизма. Фильм является совместной продукцией объединения «Синемаскоп Болгария» и «Саксония Медиа Германия» при финансовой поддержки немецкого телевизионного канала  АРД. Режиссёр фильма – известный болгарский кинорежиссёр Иван Ничев. Он создал 15 художественных фильмов, многие из которых получили национальные и международные награды. Ничев – всепризнанный эрудит, его коллеги между собой называют болгарским Феллини.

Перед просмотром этого фильма перед публикой, заполнившей все места в большом кинозале Панорамного кинотеатра, выступил посол Болгарии  В. Нейков. Он рассказал предысторию создания    киноленты. В начале Второй мировой войны тысячи евреев из Западной и Центральной Европы  искали путь спасения от смерти через Болгарию как коридор, чтобы  добраться до обетованной земли Палестины. Признанный исторический факт, что Болгария совместными усилиями болгарского парламента, православной церкви и всего болгарского народа спасла от депортации в нацистские концлагеря смерти  50 тысяч граждан еврейского происхождения.
В качестве документальной основы для фильма была использована книга проф. Михаэла Бара Зоара «За пределами хватки Гитлера», на базе которой сценаристы Юрий Дачев и Иван Ничев построили фабулу своего рассказа. Главные герои должны добраться на поезде до Стамбула и оттуда отправиться в сторону Палестины. Неожиданная  смерть их дяди в дороге явилась причиной того, что дети оказались не в Стамбуле, а на железнодорожном вокзале в Софии. Судьба сводит их с группой болгарских  артистов, и так начинается болгарская часть их спасения.
Фильм очень динамичный, захватывающий  и правдивый в исторических  деталях, костюмах, атмосфере оккупированной  немцами болгарской столицы и внутренней свободы героев, постоянно рискующих жизнью ради спасения еврейских детей, ведь дети чужими не бывают. Картина выдержана в стиле  психологического реализма: она трагикомична и одновременно высокоидейна, гуманна.
Интрига спасения детей умело привлекает интерес зрителей к происходящим событиям на экране. Исторический фон и талантливо разработанная  в деталях атмосфера придают автентичность событиям фильма, а политические пристрастия героев умело вплетены в личную историю каждого персонажа. Эта картина в целом демонстрирует исключительную толерантность болгарского народа.
В ходе просмотра западноевропейских фильмов на тему войны у меня возникали ассоциации с российскими и нашими отечественными фильмами из сокровищницы  Узбекского кинематографа: «Иваново детство» А. Тарковского, «А зори здесь тихие » С. Ростоцкого, «Ты не сирота», документальными лентами «Дети войны» реж. Джасура Исхакова и «Город спасения» реж. Алиаскара Фатхуллина о Ташкенте в годы второй мировой войны, о подвиге простых людей, принявших более 250 тысяч осиротевших детей и сотни тысяч беженцев из фронтовых и прифронтовых территорий Европы, оккупированных фашистскими захватчиками. Все эти фильмы демонстрируют противоестественность войны для человека, и особенно, для женщины, призванной рождать новые жизни и  оберегать дым родного очага. Война античеловечна,  но и в ней есть место подвигу - противостояния злу – эта идея проходит через всю  поэтику художественных и документальных лент европейского кинофестиваля, продолжившего линию, намеченную советским и национальным кинематографом Узбекистьана.
Несмотря на разность менталитета героев отечественных и зарубежных кинолент, их разнообразной  стилистики киноязыка, просмотр европейских фильмов на военную тему ещё раз напомнил  молодым зрителям, не нюхавшим пороха войны, не знавшим сиротства и  временного приюта на чужбине, что  победа над фашизмом – это наша общая победа добра над злом. Сегодня не случайно мы с гордостью и благодарностью говорим всем ветеранам войны: «Ваша победа в Великой Отечественной войне дала жизнь нам!»
В рамках Недели европейского кинофестиваля  отечественные кинодеятели  задавались главным вопросом: «Как сделать так, чтобы телевизионные каналы и национальный кинематограф не только развлекали, помогали убивать время, но и воздействовали на интеллект, на тонкий, сложный, богатый внутренний мир человека, повышали бы культуру, воспитывали и духовно обогащали нас и наших детей, внуков?» 
 Но главное достижение Недели европейского кинофестиваля в Ташкенте  – это то, что он смог объединить философско-художественное  пространство Востока и Запада и убедить зрителей, что все мы несём нравственную  ответственность за прошлое, настоящее и будущее нашей планеты – общего дома. В этом  служении Человечеству мы не одиноки: у нас есть общие с европейцами предпосылки рассматривать культуру и киноиндустрию, в частности, как «совокупность идеальных ценностей» (С.Л. Франк), без которых нет будущего у нас.

Гуарик Багдасарова,
http://guarik-guhar.blogspot.com



[1] //Природа телекоммуникации. –  Акбаров Х. Ценностные ориентации новой книги. - Т, 2008. С. 5
[2] Бахтин М. Эстетика словесного творчества. – М., 1986.  – в сборнике научных трудов //Текст и контекст. – Т.: НУУ, 2013. С.71.

[3] Аксиология художественного творчества как литературоведческая проблема. - //Текст и контекст. – Т.: НУУ, 2013. С.71-72

Комментариев нет :

Отправить комментарий