суббота, 5 декабря 2015 г.

ЗИМНИЕ ФАНТАЗИИ Избранные стихи из книги «Левитация» Гуарик Багдасаровой


Первый снег

Преобразилась явь в преданье.
Багряный месяц, звёздочка впотьмах
Перебивают снежное мерцанье.
Пушистый снег порхает в небесах,
Бесцеремонно ворожит сознанье,
Видений паутину вяжет в снах.

Неровен час: полозья заскрипят,
И колокольчик засмеётся громко,
И кони свою удаль усмирят
Во власти музыки из окон.
И Золушка ночною птицей
вспорхнёт по лестнице крыльца.

И будет наяву иль это ей приснится,
Что принц влюблённый с ней кружится
И счастьем ещё можно насладиться,
Карета в тыкву не преобразится,
И лошади в мышей не обратятся,
Пока на башне полночь не пробьют.
Ташкент, 1990

***
И вновь, и внове снегопад,
И снова этот праздник света!
И ослеплённый перепад
Бесчувствия в бездонность неба!

И в сонме дней переворот:
Исход ли это, наважденье:
Который век, который год
Безвременного обновленья?

Будь бодрым и  неистощимым!
Люби, не зная устали и сна.
Благословляю снова небеса:
В который раз - одна с любимым!




Декабрь

Деревья в иглистом мерцанье.
Я слышу веток-струн бряцанье.
Они подобны изваяньям,
Что ожили и вдруг поют.

Кто вмиг нарушил прозябанье
Укутанных деревьев в снег
И кто озвучил их молчанье,
Явив их жизненность на свет?

Деревья в голубом мерцанье
Надежды смутные сулят.
О тайне своего избранья
Они молчат, не говорят.

И в комнату к себе напрасно
Безмолвье таинства вношу.
Слезой холодной и ненастной
Растаял синий иней поутру.
Москва, 1973



Зимние грёзы
Коллекция чудес скудна  -
Но как же жить без веры в чудо?

В предзимнем Ташкенте
в «Ласточкином гнезде»
на втором этаже,
продуваемом одиночеством изнутри
 и изморозью снаружи,
я стою и думаю, что свершилось:
Чахнет в лампочке пламя,
 задушенное стеклом.
Надвигается будущее –
невпопад, напролом.
Пусть настигнет в доме
твоём или моём
Новый год  нас - вдвоём.
Ташкент, 2011


Снежная весточка

Обет молчания опять нарушен.
И вновь не пересилена тоска.
Моя любовь снежинок стаей
Летит, летит к тебе без вожака.

Возможно, пешеходы улыбнутся,
Встречая «Скерцо» на лету.
А, может быть, романсом отзовутся
Моя печаль и нежность на ветру.

Я предварять события не вправе:
Твой жест или движение души.
Сегодня кружит снегопад печали,
А завтра солнце землю оживит.




***
А как же чудо? Чудо не сбылось.
Глаза в глазах не потонули,
И на губах нет соли поцелуев,
И дна души вкусить не довелось.

Но решето чудес мне поутру
Дарует снегопад ненастный.
Я загадала встречу – и напрасно:
Снежинки разлетелись на ветру.

Я загадала… Слово! – Молча жду,
Когда снега нарушат немоту.

Снегопад

И голоса низведены до шёпота,
И немота возвышена до голоса.
Снега поют, поют земле о вечности
И умирают, испытавши вечность.

И вовсе не обманываясь снежностью,
Не околдован призрачной беспечностью,
С лучами солнца ты поверил вечности.
Ты сущего нетленности поверил.

А снег всё падал, как воспоминанья,
И обжигаясь, исчезал не тая.
Не умирал, а уходил куда-то,
Ещё неведомую смертным дальность.
Новосибирск, 1996

 Два одиночества

                                          Ангел слёз и печали на правом,
                                           Ангел счастья на левом плече»
                                                                        Вл. Баграмов

                           «Взоры огненней огня и усмешка Леля.
                          Не обманывай меня, Первое апреля».
                                                            А. Ахматова

Двое любят друг друга,
Сливаются духом и плотью.
В недрах глухого недуга
Рождается тайная песня.

О том, что мы снова молоды
Целуемся – как впервые.
Ты нежен и счастлив, голоден
До губ моих, баек и были.

Ты так дурашлив и весел,
Твой  так заразителен смех,
Что кажется, мир нам тесен,
В котором царит любовь.

И нет в нём разлук, поражений
И битвы за место под небом.
И нет никаких прегрешений,
Когда ты един с любимой.

Но разве мы можем расстаться
И разойтись по разным углам?
Мы ценим высшее  братство,
Радость и горе – всё  пополам.

Мы  были целой вселенной.
А если и врозь – всё равно - 
Треть века прожили вместе,
Как солнце с луной заодно.

Герань цвела на чужом окне.
Внизу был город мне чуждый.
День затерялся во мгле на дне.
Метельный февраль завьюжил.

И я под крылом разлученья
С единственным сыном жила.
И вольная жизнь заточеньем,
И страсть лишь забвеньем была.


Канун Крещения

Сыну Павлу

Кажется, снег будет идти до скончания века…
Как долго ты будешь в пути до родного порога?
Сколько лет пустует айван, на котором с рассвета
Горлинки  весёлым гвалтом будили подростка?

         Падает-падает мокрый снег которые сутки…
Ты словно рядом и нет тебя, сын-невидимка!
Сколько дней и ночей напролёт летят эсэмэски,
Как лёгкие, тающие на глазах вести-снежинки.

Сколько годков мы играем в опасные прятки?
В доме от этой игры одиноко и пусто на Святки.
Жизнь пролетает мимо сказочной синей птицей.
На морозном стекле золотое перо Жар-птицы.

Сотворение мига

Возвращаюсь непрежнею в снегопад
И общаюсь, как прежде, со всеми не в лад.
Извлекаю из звуков спасительный  тон.
И смеюсь, и стенаю ему в унисон.
Облегчённость развязки смакую до света.
До рассветного снега бесснежность терплю.
А поутру ловлю сотворение мига
И на миг обретаю бессрочность любви.



Ночной ангел

Но кто же в полночь светом входит?
Снимая тень от сомкнутых ресниц,
Он долгий диалог со мной заводит,
И вечность нас сближает в этот миг.

Мне эти встречи за пределом будней
Необходимей сутолоки дня.
Вот снова зазвучали струны лютни,
И я коснулась лёгкого крыла.

Я отвыкаю от звонков бездомных
Из снегопада, из лесной тиши,
Но в синих сумерках бездонных
Предвижу близость ангела в ночи.

Снег льнёт к губам, и тень его не тает.
В фонарном круге мрак дробится в свет,
И смутных дней мерцанье отступает,
И проступает истин зыбкий полусвет.

Романс

Между нами такая даль…
Не нарушить бы словом неверным
Эту радость и эту печаль,
Эту близость и отчуждённость.

Нас связала такая быль.
Не нарушить бы словом неверным
Эту невыразимую боль,
Суеверную верность мигу.

Нет невинности в таинстве том,
Да и верности нет, покуда
Ты не явишься вновь в мой дом
Неизвестно зачем и откуда.

И потом, разминувшись, пойдём
Истекая нежностью взгляда
И не ведая даже о том,
Что в других мы себя обретаем.




Нить Ариадны

И вновь возник речитатив
Тоски полузабытой.
И вновь навстречу снег летит
Незваный, торопливый.

И снова свет во тьме бредёт,
Переплетая будни нитью.
По ней на ощупь ты идёшь
На зов моей немой молитвы.


Иллюстрации: В. Кирдий



1 комментарий :

  1. Ощущение лёгкости и ожидание зимней сказки чувствуется в каждой строке.
    Зима предстаёт в этих стихах временем года полным чудес. И как в детстве хочется верить в чудо и в то, что сбудется самое сокровенное чего так долго ожидаешь.
    СПАСИБО ГУАРИК!
    Александр Евсеев.

    ОтветитьУдалить