суббота, 21 декабря 2013 г.

Литературные мостки: в гостях у «Истоков»


«Возьмёмся за руки, друзья,
чтоб не пропасть поодиночке»
Б. Окуджава.


Провожая старый год, мы все склонны подводить итоги своим удачам и неудачам, провалам и взлётам, нереализованному творческому потенциалу, необратимым финансовым издержкам  и нравственным приобретениям на наших жизненных криволинейных маршрутах, чтобы с чистой совестью осуществить переправу в наступающий Новый 2014 год. И это осмысление своего пути   даёт нам право на жизнь нашим стихам и внимание окружающих людей к ним, когда они  искренне говорят нам, как сегодня Т.П. Курдина  по телефону: «Берегите себя! Вы нам нужны!..».


Атмосфера неподдельного интереса и душевного расположения к творчеству собратьев по перу царила в ЛТО «Истоки» минувшую пятницу - 20 12 13. Здесь по приглашению его руководителя, талантливого поэта-публициста, режиссёра-постановщик ГАБТ имени А. Навои,  заслуженного работника культуры Узбекистана   А.Е. Слонима собрались представители множества творческих клубов: «Данко», «Арча», Арт-студия «Анхор» и другие. Почётным гостем на  «собрании утончённых» присутствовала  заместитель главного редактора литературно-художественного журнала «Звезда Востока» К.И. Панченко.
 А.Е. Слоним, открывая творческую встречу ташкентских поэтов, коротко рассказал об истории «Истоков» и их деятельности за последние годы. Выступавшие ташкентские поэты Степан  Балакин, Олег Бордовский,  Тамара Курдина, София Демидова, Алексей  Кирдянов, Раиса Крапаней, Армануш Маркарян, Юлия Гармаш (Колотовкина), Светлана  Бабёнышева (Серафима),  Людмила Байбекова, Александр Курышев,  автор этой заметки, а также учащиеся Ташкентской православной семинарии,   сделав короткую преамбулу, рассказывали о себе  языком поэзии. По этому поводу  тонко отозвался Леонид Сааков из ЛТО «Данко»:
Я сам не пишу стихов, но очень люблю поэзию. Летом в ташкентский зной она отдаёт меня прохладой «кастальского ключа». Зимой, как сегодня, когда на улице холодно, она согревает меня теплом родственных душ. Мне особенно нравятся стихи моих друзей-«данковцев», которых я лично знаю и боготворю».
На вечере прозвучали произведения  разных направлений – от  классического реализма до так называемого неомодернизма, «детские» и «взрослые» стихи. Их объединяла зимняя тематика не как календарная дата, а «как внутреннее состояние души» (А. Слоним), обогащённое  приближением   Нового года  и  православного Рождества:



Ангел-хранитель

Мой тихий ангел-утешитель!
Убереги меня от немочи.
Незримый вечный мой хранитель,
не дай сойти мне в омут немощи.

Вся жизнь - как лестница Иакова -
то вниз, то вверх нас всех бросает…
Нисходят и восходят Ангелы,
терпением своим спасая.

Всё в бренном мире - суета.
И всё  - значительно,
Когда…
Когда ведёт тебя Хранитель.
как луч, как твой Путеводитель,
как Вифлеемская звезда.

Да, бренный путь тернист и долог,
но Ангел к Богу приведёт,
чтобы открыть своим ведомым
Бессмертья вечный хоровод.


 Моим друзьям

Догорят наши письма,
И будет заветный январь.
Отшумят перемены
И всех нас минуют печали.

Горьковатый покой
Разольют по сердцам
Свет над садом отцветшим
И хвойный букетик в бокале.

Мы залечим обиды,
забудем, как прячут глаза.
Соберёмся все вместе
 и сдвинем весёлые вина.

И с улыбкою вспомним,
как мы в суете позабыли,
Что живём друг для друга
 и счастье наше - в друзьях
(Г. Багдасарова).

Общая атмосфера знаменательной встречи была насыщена духом противоречия и первозданности  творчества. Многие стихи были откровенно корявы, неповоротливы, излишне покаянны (как у молодых семинаристов), шероховаты, редко блистали захватывающими дух метафорами. Их авторы (А. Курышев) не напрягались для выжимания афоризмов и не стремились к конкретной законченности. Не было в этих стихах и намёка на совершенство (А. Маркарян). Но в них был прорыв к естественности, хождение по путям, где нет столбовых указателей, пренебрежение к стиховой косметике и тяга к натуральности:

Вот качусь я с горки снежной.
Снег пушистый  очень нежный.
Мне с ним весело играть,
Можно шар с него скатать.

Можно кубарем с пригорка
Или в снег зарыться с горкой.
А еще в снежки играем -
Их друг в друга мы бросаем.

Можно на коньках скользить,
Если снег водой залить.
Можно в санках прокатиться
Или сзади примоститься.

Снег не липнет и не тает,
Выдумок нам с ним хватает.
Он к себе располагает,
Дружбой всех объединяет
(А. Маркарян. Дружелюбный снег).

Сегодня мы, наследники классической русской, советской, а также мировой  поэзии в лучших переводах Б. Пастернака,  Н. Гребнева, С. Иванова, А. Тарковского, скорбим по тем временам, когда рифмы не были столь прекрасны, а стихи – столь бесстрастны. Многие молодые и зрелые поэты довольствуются  сегодня  духовным капиталом прежних поэтических поколений и безбедно живут, позволяя «душе лениться». Но душа русской поэзии нетерпима к праздности, к дармовщине, к неуязвимости безликого прозябания. Поэты-самоучки сейчас переживают  трудный период перехода от благочинной стабильности к поискам утраченных тревог.

Поэтому с  наиболее интересными, цепляющими за душу стихами выступили авторы, избегающие  в них откровенной декларации, морализаторства, проторенных дорог. Среди них  ветеран ЛТО «Данко» Тамара Курдина,  выражающая  отвращение к симуляции поэтической зрелости прямолинейными хрестоматийноподобными средствами.
Топограф-проектировщик  по профессии, она и в поэзии остаётся  изобретателем художественной формы, отвечающей глубине содержания её стихов. Для её поэтического роста от первой («Лирика разных лет», 2004) к седьмой  книжке стихов («Душа и небо», 2013) характерно нежелание облегчить и ускорить свой поэтический рост добыванием гормонов из чужих поэтических организмов, а не выработкой собственных. Такой выбор сопряжён с риском опоздать и не попасть в число лидеров своего поэтического поколения, но при этом остаться самобытным искренним и тревожным поэтом. Её стихи, даже навеянные мимолётными мыслями о смерти, остаются оптимистичными, «пока не меркнет свет, пока горит свеча» (А. Макаревич):
 
«Белые снеги»
 
Мне тонкий голос северной свирели
О белом снеге песенку поёт…
На сером небе зимней акварели
Лишь голых веток чёрный  переплёт,
На крышах города лишь инея налёт –
Он словно таинство скупой зимы – южанки,
Он – мимолётно пойманный намёк
В заумной ворожбе Судьбы – цыганки.
В Ташкенте, в декабре, под Новый Год,
В работе и в предпраздничном веселье,
Мне грустный голос северной свирели
О белом снеге песенку поёт…

Каденция

Ну, вот и всё. Ко мне стучится время
Своей неутолимою клюкой…
Пора. Пора стряхнуть с себя, как бремя,
Метанья жизни: впереди – Покой…

Я оставляю людям свой наказ:
Не осквернять души своей безмерной
Обидой, местью, злобой напоказ –
Ведь тело бренно, а душа – бессмертна!

По очереди каждому из вас
Смотрю в глаза, душой любя и плача,
Как будто вижу вас в последний раз,
Шепча вам вслед: «Желаю всем удачи!..»

Потомок мой! Коль хочешь ты услышать
Негромкий голос предка своего –
Ищи меня по шумным коридорам
Усталого столетья моего…

В заключение творческой встречи  Председатель ЛТО «Данко» Армануш Маркарян вручила А.Е. Слониму Похвальную грамоту в честь 15-летнего юбилея   «Данко»  со словами благодарности за моральную поддержку клуба любителей поэзии и за уроки мастер-класса. А.Е. Слоним обещал в середине января  преподать новый урок мастер-класса всем желающим и предложил ташкентским поэтам встречаться раз в месяц, независимо от их  литературной прописки.

Гуарик Багдасарова

Фото А. Маркарян

Комментариев нет :

Отправить комментарий