пятница, 6 декабря 2013 г.

Вечер испанской поэзии, музыки и сюрпризов


В Государственном литературном музее С. Есенина 05 12 13  состоялся вечер испанской поэзии ХХ в. В программе концерта Николай Ильин, Бах Ахмедов, Алина Дадаева, Диляра Балич, Даниэль Карбот из Мексики  представили на языке оригинала и в русском переводе  А. Гелескула и М. Цветаевой квинтэссенцию испанской поэзии: Федерико Гарсиа Лорка, Антонио  Мачадо, Октавио Паз,   Габриэла Мистраль, Хуан Рамон Хименес, Франсиско Хавьер Пичардо, Пабло Неруда.


Н. Ильин украсил литературную программу исполнением на испанском языке под гитару Мексиканской песни «Tu solo Tu» («Ты, только ты»), Аргентинской «Si se colla el cantor» («Если смолкнет певец»),  Португальского танго (Caimbra). Фархад Юнусов и  Вика Осадченко дуэтом под гитарный аккомпанемент спели «Балладу морской воды» Г. Лорки в переводе  А. Гелескула в музыкальной обработке Алишера Гафарова.


Мотив любви и смерти, характерный для испанской поэзии, Бах Ахмедов  представил  многомерно и полнозвучно в газеллах  Гарсиа Лорка «о пугающей близости», «о тёмной смерти», а также в его многочисленных романсах и знаменитом стихотворении «Гитара»:
«Начинается
 плач гитары.
Разбивается
чаша утра.
Начинается
плач гитары.
О, не жди от неё
молчанья,
не проси у неё
молчанья!

Неустанно
гитара плачет,
как вода по каналам – плачет,
как ветра над снегами – плачет,
не моли её о молчанье!

Так плачет закат о рассвете,
так плачет стрела без цели.
так песок раскалённый плачет
о прохладной красе камелий.

Так прощается с жизнью птица
под угрозой змеиного жала.
О, гитара,
бедна жертва
пяти проворных кинжалов».

Гарсиа Лорка родился 5 июня  1898 г, когда Испания, потерпев поражение, лишилась заокеанских колоний. Великий испанский поэт  был расстрелян  19 августа 1936 г. в восьми километрах от Гранады. Границы его жизни, такой же короткой, как у Пушкина, - отмечены датами национальных катастроф. Блестящая плеяда поэтов, среди которых первым был Лорка, восприняла от своих учителей, среди которых известны  Антонио Мачадо, Мигель де Унамуно, Рамон дель Валье-Инклан – ощущение ответственности, не отделимой от дарования.
Два поколения – и в итоге одна судьба: война, смерть или изгнание. Предчувствие этой судьбы и готовность к жертве пронизывают испанскую поэзию ХХ века, сообщая ей трагическую высоту и напряжённость. «Труднее быть на высоте обстоятельств, чем над схваткой», - провидчески заметил Антонио Мачадо. И вскоре ему самому, его ученикам и сподвижникам довелось с честью  выдержать это испытание.

Мучительная любовь к родине – «и страсть, и ненависть к отчизне» - побудила их искать выход из тупика и различать  в застывших омутах истории глубинные токи народного бытия. Они наполняли творчество  философским  отношением  к жизни, которое донёс до слушателей Н. Ильин, декламируя «Книгу вопросов» (1977) его любимого поэта Пабло Неруда в переводе П. Грушко:
«Где больше листвы – в саду
Или в зарослях Прошлого?

Вчерашнее солнце всё то же –
Или пламя его иное?

Отец, живущий во сне,
Умрёт ли опять в пробужденье?

Словарь – это старый склеп
Или улей тайного мёда?

Там, где конец вселенной, -
Смерть или бесконечность?

Не лучше ли всё обдумать
До освоенья планет?»
(Время).

  
В заключение вечера Бах Ахмедов прочитал своё посвящение любимому поэту  Гарсиа Лорке:

«
Когда я уйду, занавесьте часы - 
им незачем больше стараться.
И капельки света, как капли росы,
на строчках моих заискрятся.

А все остальное останется там,
где время меня сочиняло.
...И я напоследок приникну к словам
с улыбкой усталой».

Гарсиа Лорка говорил: «Самая печальная радость – быть поэтом. Всё остальное не в счёт. Даже смерть». Мы  вспомнили признание, пожалуй, самого трагического поэта, чья жизнь была прервана на полуслове и оборвана перед вершиной: неосуществлёнными планами, задуманными книгой и спектаклем. Г. Лорка  не успел при жизни опубликовать  десять из двенадцати уже написанных пьес и шесть подготовленных к печати стихотворных сборников, несколько новых, почти законченных драм осталось в черновиках. Но путь Лорки и других испанских поэтов, долгий и трудный, прерванный войной, цензурным запретом,  продолжается к читателям по сей день как эхо несбывшегося. Путь этот для нас, читателей и  слушателей, обернулся счастливыми мгновениями, потому что встреча с настоящей поэзией – всегда счастье.

Гуарик Багдасарова
Фото Раисы Крапаней

Комментариев нет :

Отправить комментарий