воскресенье, 7 декабря 2014 г.

Зима в Ташкенте


***
Доверимся жизни и солнцу,
Звучанью дудука  в стихе!
Мой дом, как и сердце-оконце,
Открыты настежь для всех.

Ноябрь приглушил звонарей.
Вбираю в тиши всё, что можно:
Приветы, молчанье друзей,
Которых забыть невозможно.

А дальше наступит зима.
И в первый же миг снегопада
Загадаю желанье увидеть Тебя
На земле или в пожарище  ада.


***
Сегодня ночью запахло снегом.
Твоё пророчество уходит в небо.
И если упадут снежинки первые –
Они окликнут нас стихами белыми.

Наутро поджидала радость.
Снег выпал нынче в декабре.
В душе надежда пробуждалась.
Есть место чуду на земле.

И снова мокрый снег летит в лицо.
Мне зябко в кашемировом пальто.
А жизнь  начнётся с чистого листа,
Ведь старый год уходит со двора.


***
А как же чудо? Чудо не сбылось.
Глаза в глазах не потонули.
И на губах нет соли поцелуев.
И дна души вкусить не довелось.

Но решето чудес мне поутру
Дарует снегопад ненастный.
Я загадала встречу –  и напрасно:
Снежинки разлетелись на ветру.

Я загадала… Слово! –
Молча жду,
Когда снега нарушат немоту.

***
Я умираю без тебя…
В слезах моих ли, сентября,
В июльский полдень дня рожденья,
В стихах моих  иль сновиденьях  -
Меня заносит вновь к тебе
Легчайший ветер обновленья.

Я умираю без тебя…
Когда в объятьях сентября
Твоею тенью ночи грезят,
То вспоминаю я любя
Твой смех, улыбку «шесть на девять»
Под звонким небом Городка.

Я не умею жить скорбя
Вослед тем дням, когда на свете
Лишь ты,  и я, и тёплый ветер,
Нам ухо неживший: «Судьба…»
Сквозь время слышу эхо дня.
Я умираю без тебя…

Но где ты, как вернуть тебя,
Потоком лет пренебрегая,
О здравом смысле забывая?
Целую нежно и любя.
Я возрождаюсь для тебя.



Снежная весточка

Обет молчания опять нарушен.
И вновь не пересилена тоска.
Моя любовь снежинок стаей
Летит, летит к тебе без вожака.
Возможно, пешеходы улыбнутся,
Встречая «Скерцо» на лету.
А, может быть, романсом отзовутся
Моя печаль и нежность на ветру.
Я предварять события не вправе:
Твой жест или движение души.
Сегодня кружит снегопад печали,
А завтра солнце землю оживит.

Ночной разговор

Но кто же в полночь светом входит?
Снимая тень от сомкнутых ресниц,
Он долгий диалог со мной заводит,
И Вечность нас сближает в этот миг.

Мне эти встречи за пределом будней
Необходимей сутолоки дня.
Вот снова зазвучали струны лютни,
И я коснулась лёгкого крыла.

Я отвыкаю от звонков бездомных.
Из снегопада, из лесной тиши
Давно нет зова жизни - и беззвучно
Предвижу близость ангела в ночи.

Снег льнёт к губам, и тень его не тает.
В фонарном круге мрак дробится в свет,
И дней моих  мерцанье отступает,
И проступает истин полусвет.


Снегопад

И голоса низведены до шёпота.
И немота возвышена до голоса.
Снега поют, поют земле о вечности
И умирают, испытавши вечность.

И вовсе не обманываясь снежностью,
Не околдован призрачной беспечностью,
С лучами солнца ты поверил вечности.
Ты сущего нетленности поверил.

А снег всё падал, как воспоминанья,
И обжигаясь, исчезал не тая.
Не умирал, а уходил куда-то,
В ещё неведомую смертным дальность.

Приметы зимы

Дождь сутки лил, стонал, томился
И плавно в снегопад переродился.
Душа, как раненная из рогатки птица,
Металась в сумерках, перебирала лица.
Как мне её спасти, под утро возродиться
И жизнь продолжить с чистого листа?
Небесной синевою, как живой водицей,
Умылась и твержу: «До встречи, несмотря…»

Первый снег

И всё, как в детском сне, преобразилось.
Багряный месяц, звёздочка впотьмах
Перебивают снежное мерцанье.
Пушистый снег крадётся в уши, нос,
Бесцеремонно ворожит сознанье
И паутину сновидений вьёт.

Неровен час: полозья заскрипят,
И колокольчик засмеётся громко,
И кони свою удаль усмирят
Во власти музыки и светоносных окон.
И Золушка вспорхнёт ночною птицей
По лестнице парадного крыльца.

И будет наяву иль это ей приснится,
Что принц влюблённый с ней кружится,
И счастьем ещё можно насладиться,
Пока на башне полночь не пробьёт.



***
И вновь, и внове снегопад,
И снова изначалье света!
И ослеплённый перепад
Бесчувствия в бездонность неба!
И в сонме дней переворот:
Исход, иссякнув, стал истоком
Безвременного обновленья!

Декабрь

Деревья в иглистом мерцанье.
Я слышу веток-струн бряцанье.
Они подобны изваяньям,
Что ожили и вдруг поют.
Кто вмиг нарушил прозябанье
Укутанных деревьев в снег,
И кто озвучил их молчанье,
Явив их жизненность на свет?
Деревья в голубом мерцанье
Надежды смутные сулят.
О тайне своего избранья
Они молчат, не говорят.
И в комнату к себе напрасно
Безмолвье таинства вношу.
Слезой холодной и ненастной
Растаял иней поутру.

Зимние грёзы

В предзимнем Ташкенте
в «Ласточкином гнезде» на 2 этаже,
продуваемом одиночеством изнутри
 и изморозью снаружи,
я стою и думаю, что свершилось:
Чахнет в лампочке пламя,
задушенное стеклом.
Надвигается будущее –
невпопад, напролом.
Пусть настигнет в доме –
твоём или моём
Новый год  нас - вдвоём.





Ангел-Хранитель

Мой тихий ангел-утешитель!
Убереги меня от немочи.
Незримый вечный мой хранитель,
не дай сойти мне в омут немощи.

Вся жизнь - как лестница Иакова -
то вниз, то вверх нас всех бросает…
Нисходят и восходят Ангелы,
терпением своим спасая.

Всё в бренном мире - суета.
И всё  - значительно,
Когда…
Когда ведёт тебя Хранитель.
как луч, как твой Путеводитель,
как Вифлеемская звезда.

Да, бренный путь тернист и долог,
но Ангел к Богу приведёт,
чтобы открыть своим ведомым
Бессмертья вечный хоровод.

***

А я, быть может, первый снег?
Ты – свет последний, поздний.
Я из того огня произошла,
Чтобы растаять и уйти в тебя.

То свет, то снег перемежают воздух
И танец вьют двух душ – слепой и розный.
А завтра ранний луч смахнёт с лица земли
Следы родства, случайного соитья.

В обличье вечном явится весна
Без памяти о прародителях.


Сотворение мига

Возвращаюсь непрежнею в снегопад
И общаюсь, как прежде, со всеми не в лад.
Извлекаю из звуков спасительный  тон.
И смеюсь, и стенаю ему в унисон.
Облегчённость развязки смакую до света.
До рассветного снега бесснежность терплю.
А поутру ловлю сотворение мига
И на миг обретаю бессрочность любви.




1 комментарий :

  1. В этом цикле зима явилась сказкой которая снегом завораживает и очищает наши души и сердца. Ожидание чуда и вера в счастье - вот то что в основе этих проникновенных стихов.
    СПАСИБО Гуарик!
    Александр Евсеев.

    ОтветитьУдалить