понедельник, 26 мая 2014 г.

ЭХО ВОЙНЫ. Экскурсия Н.П. Динько «По местам памяти»


        
Это как долгий путь нашей соборной памяти, очищения и проявления милосердия победителей к побеждённым: это знак высшей победы духа не только над собой, собственным честолюбием и триумфом, но это  высшее выражение гуманизма: «И милость к павшим призывал…» (А. Пушкин).
Экскурсия «По местам памяти» 24 05 14 профессионального экскурсовода с 35-летним стажем работы, связиста по профессии и известного журналиста Николая Петровича Динько была рассчитана не более чем на три часа, а растянулась она на пять часов. Столько времени понадобилось экскурсантам, чтобы не просто «галопом по Европе»  пройти заданным маршрутом, а  прочувствовать сердцем и умом каждый  шаг в  героическое прошлое нашей страны, которое крепкими человеческим узами связано с днём сегодняшним и завтрашним.

Экскурсия по памятным местам началась с посещения мемориала воинского кладбища на пересечении улиц Усмана Носыра и Чопонота, открытого в 1975 году на месте захоронения полутора тысяч воинов и 27 героев Советского Союза: многие из них погибли в госпиталях Ташкента, глубокого южного тыла на фронтах Второй мировой войны.
Столица Узбекистана в трагическую пору военного лихолетья (1941-45) выполняла одновременно несколько функций. Она не только снабжала фронт отважными солдатами, боеприпасами, продовольствием, но оставалась приютом для многих беженцев и эвакуированных граждан из Белоруссии, Украины, России. Узбекская земля  оживлена светлой памятью о героизме наших отцов и дедов. «Тем, кто насмерть стоял в грозной битве с фашизмом, - посвящается» - с этих слов всенародной признательности открывается Аллея городов- героев мемориала воинского кладбища. По ней в сотый и боле раз прошли в этот раз экскурсанты, люди разных профессий и возраста, чтобы возложить цветы к подножию Скорбящей матери, отдать дань памяти не только погибшим воинам во время Второй мировой войны, но и ветеранам войны, ушедшим  в мирное послевоенное время.


Но мало из нас, экскурсантов, кто знал,  что Узбекистан оказался последним достойным приютом  для сотен тысяч  военнопленных из Японии и Германии. На столичном мусульманском кладбище на улице Яккасарой упокоены 79 пленных японцев и 19  бывших немецких солдат разгромленного Вермахта в результате победы во  Второй мировой войне  в 1945 году.
Небезымянные могилы военнопленных тщательно ухожены: «Никто не забыт и ничто не забыто». На гранитном постаменте на двух языках – английском и японском - высечено мудрое изречение: «Вечный мир и дружба. Клянёмся не воевать». Узбекское общество дружбы и культурной связи с зарубежными странами и Ташкентское городское отделение общества СССР-Япония». Ежегодно сюда приходят представители Немецкого и Японского посольств в Узбекистане, Японского культурного центра и Немецкого культурного центра «Возрождение», также приезжают родственники из дальнего зарубежья, чтобы  почтить память своих соотечественников – жертв милитаристской политики правительства обеих стран в годы войны. Они искренне благодарят узбекистанцев за их  должное уважительное отношение к погребениям «незваных гостей», не по своей воле пришедших  на нашу землю с мечом и от меча погибших.
         В японской литературе прошлого века – в творчестве Абэ Акира и Сакагами Хироси  война занимает совершенно особое место. Война перевернула сознание японцев. Тех, кого превозносили как героев, после поражения Японии стали для окружающих военными преступниками. В рассказе Абэ Акира  «Тысячелетие» («Сэннэн») отца Абэ, бывшего капитана военно-морского флота, называют «бродячей собакой», «голодной крысой», «паразитом», которого  надо поскорее истребить». Повзрослев, Абэ понял, что общество, в котором человек себя чувствовал неустойчиво в первые послевоенные десятилетия, осудившее его отца, само далеко от идеала. «Для меня нет места в этом реальном обществе», - к такому выводу пришёл писатель, тяготеющий к социальному протесту и антивоенному пафосу.
Но вот Япония, раздавленная военным поражением, стала понемногу выдвигаться в одну из ведущих индустриальных стран мира. Художники, писатели, режиссёры послевоенного поколения стали искать ответы на свои духовные запросы не в запятнавшем себя мировоззрении отцов, а в различных философских школах современности, в том числе, экзистенциализме и «левом фрейдизме». Они долго и мучительно искали идеалы демократии и гуманизма применительно к современным японцам и хотели ответить на вопрос: чем является для японца его родина, нужны ли ему моральные и духовные ценности прошлого.
Западные авторы-антифашисты Бабель,  Б. Брехт, Э. Хемингуэй,  Эрих Мария Ремарк и многие другие, как и художники слова из Страны восходящего солнца,  выражали  тревогу по поводу нарастающего эмоционального обеднения  человека, разрушения исторической памяти, утраты самоидентичности, потери вещей и отношений, дающих смысл и вкус жизни. Политические, социальные, этнические и моральные конфликты разрушают ощущение человеческой общности.
И сейчас наряду с погоней за всем ультрасовременным западным, в особенности американским, у японцев вновь возник интерес к национальному самосознанию и интроспекции – изучению  специфических сторон «японской души». При этом живя на островах, неоднократно подвергавшихся стихийным бедствиям, они не хотят делать никаких прогнозов: «Говорить о будущем – дьявола тешить».

Многие японцы ответ на  мучительные вопросы о смысле жизни и цене необратимых человеческих  потерь  –  многомиллионных неоправданных жертв ядерных  бомбёжек  Хиросимы и Нагасаки в годы войны нашли на узбекской  земле в доме Джалила Джалаловича Султанова на улице Яккасарой, 20. Он стал в последнее время для  паломников из Японии  храмом - молельным домом, отдушиной, приютом добра и милосердия на другом краю света.
Хозяин дома Джалил Султанов, сын войны (род. 17 ноября 1944 г.) с сурового детства усвоил три характерных качества мусульманина: забота о сироте, о путнике и  нищих. Каждого гостя он встречает молитвой – сурой из  Корана, гласящей о том, что все мы единый народ, произошедший  от Адама и Евы. Всевышний призвал нас познать и понять друг друга во имя Аллаха. Текст этой молитвы он поместил у входа в мемориальные  комнаты, где он в 1998 году открыл   своеобразный домашний музей, скромно названный экспозицией о японских военнопленных 1940-х годов.


 Выпускник Ташкентского Политехникума, впоследствии главный инженер-рационализатор «Узплодовощпромкомбината», ныне руководитель  фирмы «Рахбар», в прошлом мастер спорта Уз по фехтованию,  Призёр  всесоюзной Спартакиады по фехтованию,  в этом году стал   обладателем  «чёрного пояса» по японскому айкидо. В  босоногом детстве, купаясь со сверстниками в Анхоре, он перепрыгивал через речку на другой берег, хотя в это трудно сейчас поверить.  «Между чайхоной и айкидо я выбираю айкидо», - говорит сейчас о себе Джалил-ока. Мне 24 часов в сутки не хватает».
Однажды уже в зрелом возрасте приведя внука в спортзал, он заявил тренеру, что хочет сам заниматься айкидо. Открыв сперва для себя во всей физической и духовной красоте этот вид спорта, Джалил  стал познавать  всё больше и глубже  историю и современность  Страны восходящего солнца – родины айкидо и со временем нашёл мужество открыть у себя дома необычную музейную экспозицию.

Отец пятерых детей (всем он дал высшее образование) и больше пятнадцати внуков,  всё свободное время посвящает изучению архивов и пополнению  артефактов, связанных с пребыванием японских военнопленных в  Узбекистане. Сегодня он чаще проводит своё время в философских размышлениях, выращивает айву, виноград, другие  фрукты и бахчи, как его славные предки. В душе Джалил  полноправный целитель душ. Он  лечит Словом, ценным советом и позитивной личной энергетикой  страждущих от различных недугов, на самом деле связанных с психическим или нервным расстройством из-за нашей торопливой  суетной жизни и погони за деньгами, ложным сиюминутным успехом или мифической  «синей птицей счастья»-журавлём  в недосягаемых небесах.
В достаточно преклонном возрасте Джалил  выбрал себе новое занятие, ставшее делом его  чести. Многие его друзья  и знакомые отнеслись с недоверием к его новому «хобби», а кое-кто попросту  послал его «матом» подальше от себя, решив, что у него крыша поехала на старости лет, но от себя никуда не уйти.
Японские военнопленные в годы войны  строили не только столичный ГАБТ имени Алишера Навои по проекту знаменитого русского архитектора А.В. Щусева, но и протягивали на десятки километров линию электропередач Фархадской ГЭС, были задействованы на многих трудных  общественных и частных строительных площадках и колхозных полях.
Простые сердобольные люди помогали  выжить военноплеменным, как и чем могли. Когда шли строем пленные японцы на работу или во время их короткого  перекура, жители сёл и городов выносили им на подносе лепёшки, сухофрукты и свежие плоды из собственного сада, а кто выносил и горячее в глиняном горшке – лагман или  шурпу. Таким образом, народ-победитель, скорее всего по наитию, по воспитанию и генетической жалости, невольно продлял  жизнь  своим бывшим врагам – военнопленным, которым платили гроши как низкоквалифицированным рабочим. Однако среди них, по рассказам очевидцев,  попадались высококлассные  ремесленники, плотники, строители, художники.

В экспозиции частного музея представлены: самодельные  ложка,  ножницы;  национальный плоский головной убор из соломенного жгута, оберегающий от палящих солнечных лучей; самодельная люлька;  маленькая полированная керамическая фигурка собаки;  расписной ляган;  копия картины Куинджи «Берёзовая роща» неизвестного автора, оставившего в углу  свой автограф иероглифами, но до конца разобрать его невозможно;  реалистический точный портрет Хамутхановой 1946 г.  в национальном головном уборе, написанный углем тем же неизвестным апвтором;   и многие  другие артефакты, включая книгу воспоминаний бывшего военнопленного, дожившего до наших дней и приезжавшего в Ташкент поклониться жертвам войны. Все эти документы и артефакты  вместе передают не только дух времени, но и свидетельствуют о  вполне дружелюбных взаимоотношениях людей в послевоенные годы, ещё недавно стоявших по разные  стороны баррикады.




Мы и наши потомки, конечно, будем  помнить час памяти жертв нацизма в парламенте ФРГ,  который в этом году прошел под знаком 70-летия снятия блокады Ленинграда. Перед депутатами выступил известный российский писатель Даниил Гранин[1].
"Мысли о войне на уничтожение, которую нацистская Германия вела против Советского Союза, вызывают чувство глубокой скорби и стыда" - это строки из письма президента ФРГ Йоахима Гаука, которое он отправил президенту России Владимиру Путину. "Германия осознает свою историческую ответственность за страдания жителей Ленинграда и разделяет боль от потерь", - отмечено в письме. Российский писатель Даниил Гранин встречался в Берлине 27 01 14  с высшим руководством Германии и выступал в парламенте.
Когда 95-летий Даниил Гранин взошел на трибуну бывшего Рейхстага, он произнес: я выступаю не как писатель, а как солдат. Гранин - один из защитников блокадного Ленинграда. И как мужественный солдат, почти час он, стоя, несмотря на поставленное кресло, рассказывал о трагедии осажденного города. Сухие цифры смертей у него - это личные истории за гранью понимания тех, кто не испытал на себе ужасов блокады.
         Такое мероприятие для Росси, а как мне кажется, и для многих других стран, невероятное событие. Даже Ангела Меркель  пришла на эту встречу на костылях, хотя она находилась на «больничном»  из-за травмы.
В Ташкенте в Российском центре науки и культуры Уз. в эти дни состоялась демонстрация фильма «Мои ленинградцы».


Но хозяин дома Джалил Джалалов Султанов, досконально изучивший Коран, сидя с нами за достарханом на его открытой  веранде, увитой виноградной лозой, одновременно приводит нам, экскурсантам,  мудрые изречения из буддистской философии, которую проповедуют японцы с восьмого века: впрочем, они  близки и православию, и исламу своей человеческой сущностью.
- Мой принцип: «Не судить других». Будда сказал, что на этом свете у нас нет никого дороже себя. Как найти гармонию в отношении к себе, не впадая ни в нарциссизм, ни в излишний критицизм?.. Нам нужно иметь сострадание к себе, не жалость, а истинное сострадание. Это очень тяжело. Только имея сострадание к себе, можно иметь сочувствие к другим. Грубое и жестокое поведение означает отсутствие сострадания к себе.
Как избавиться от привычки судить других? Сравнивать себя с другими — неотъемлемая часть человеческого ума. Если человек соблюдает нравственные принципы или много медитирует, ему обычно очень трудно удержаться от осуждения других. Такова естественная склонность ума — мыслить категориями: «Я лучше», «Я хуже», или: «Я такой же».
Часто мы думаем, что какой-то человек хороший только из-за нашего эгоизма и самомнения: нам нравятся люди, которые имеют схожие с нами убеждения. Если кто-то «захлебывается» от восторга, хваля другого человека, то обычно достаточно крохотного проступка «кумира», чтобы начать клеймить его позором, забыв про все недавние восторги. По этой причине я чувствую определенную неловкость, когда люди восхваляют меня, потому что они быстро меняют свое мнение и забывают про все доброе, что ты сделал для них.
Нужно тренировать себя не становиться счастливыми от чужих комплиментов, не зависеть от них, как и от критики. Будда пережил очень много оскорблений, но они не захватили его ум. Нам всем свойственно выносить всевозможные суждения об окружающих, и эту привычку нельзя назвать полезной. Критичность и предвзятость становятся своеобразной пищей для ума.
Чтобы на самом деле составить мнение о ком-то, нужно прожить рядом с ним очень долгое время. Обычно люди судят о других, исходя из ограниченного числа эпизодов, которые они увидели, и на их основании они делают далеко идущие выводы. В реальности мы можем говорить, что человек хорош в конкретной ситуации, ибо как мы можем знать, что случится с ним в будущем? Люди меняются.
Меня часто спрашивают, как вы можете общаться с таким-то и таким-то ужасным человеком? Я же отказался от привычек судить других,— даже у прекрасных людей есть недостатки, и даже преступники имеют те или иные достойные качества.
Мы начинаем с построения хороших качеств характера и щедрости. Когда человек делает дар, то в этот момент в его уме присутствует не только добродетель щедрости, но и множество других благих качеств: мудрость, нравственность, бесстрастие,— поэтому нельзя практиковать построение только одного фактора; они опираются друг на друга и поддерживают друг друга.

В XXI веке человечество совершит рывок на 20 000 лет вперед.
Обладание современным человечеством огромными объемами знаний уже ускоряет темпы внедрения новых технологий в повседневную жизнь. Темпы технического прогресса ускоряются два раза каждые 10 лет. Следующие 10 лет уже сойдут за 20, а последующие за 40. То есть XXI век будет эквивалентен 20 тысячелетиям развития прогресса современными темпами. А достижения нашего века в области существенных изменений и сдвигов будут превышать достижения прошлого века примерно в 1000 раз.  До бессмертия осталось 10 лет. Поэтому в середине ХХI века человеческий интеллект и интеллект машины будут очень тесно спаяны. Однако наше сознание не поспевает за научно-техническим прогрессом.
Мир  должен двигаться к всеобщему  взаимопониманию и согласию, иначе мы все погибнем. И мой домашний музей – это мой личный вклад  в многолетнее выстраданное служение  миру, взаимопониманию и дружбе  народов Узбекистана и Японии, чего не хватало людям  в годы Второй мировой войны.

         Об этом был биографический документальный фильм о Дж. Султанове – спортсмене и коллекционере, создателе  уникальной музейной экспозиции о японских военнопленных. Он был  показан на Национальном узбекском телевидении в прошлом году  и любезно предложен хозяином  дома для просмотра нам, его гостям. Во время демонстрации мы забыли о времени и о себе, о своих суетных хлопотах перед лицом этого мудрого человека, Гражданина мира, проводника традиционных доброты и милосердия, без которых немыслимо построить счастливое будущее,  понять и простить исторические ошибки прошлого, пусть даже они  принадлежали соседним народам. Возмездие произошло: теперь нам нечего делить друг с другом, кроме желания жить в мире и согласии.
         Две далёкие друг от друга страны оказались близкими и родственными не только по отношению к природе, к своим предкам, желанию защищать Родину и сохранять лучшие традиции своего народа в спорте, искусстве, обыденной жизни, в любви к мудрости и просвещению.
В Японии был издан путеводитель для туристов. На карте достопримечательностей Узбекистана наряду с шедеврами средневековой и современной архитектуры, скульптуры,  живописи и прикладного искусства  значатся места упокоения японских военнопленных и дом-музей Дж Султанова, в котором оживают образы давно минувших дней –  неумолкающее эхо войны.


В память об экскурсии по памятным местам и знакомстве с  коллекционером  уникальной музейной экспозиции руководитель экскурсии Н.П. Динько подарил  Дж. Султанову книгу Н. Корнилова  «Петушки» о создании подобного одноимённого музея в Подмосковье таким же энтузиастом, бывшим Президентом Ассоциации народов мира: «Не хлебом единым жив человек».


Гуарик Багдасарова


[1] Выступление Даниила Гранина в бундестаге (полная версия):
 Опубликовано 28 01 2014 г. Также читайте на сайте DW: 
"Даниил Гранин в бундестаге: беспощадная правда о блокаде Ленинграда" — http://dw.de/p/1Ay3u 



Комментариев нет :

Отправить комментарий