понедельник, 30 июня 2014 г.

Впервые в Ташкенте – концерт духовной армянской музыки




Армяне – потомки не истреблённых, выживших жертв геноцида!
Шли мы пустыней, проливом Кара-Бугаз и морем Азовским,
Чтобы причалить к Центральной Азии, ставшей Малой родиной.
Здесь мы заново обрели самих себя и нашу собирательную память.

Звучат армянские песни и  карабахские пляски на земле узбекской.
«Несмолкаемая колокольня»  Севака и «Гимн человеку»  Эмина 
Учат смыслу жизни в ней самой: без выгоды привычной и корысти –
Быть людям, камню, воде полезным – без свидетелей и безвозмездно.

Каждый год мы приходим в молельный дом в апрельский день
почтить память жертв геноцида 1915 года в пустынях Тер-Зора[1].
Наши соотечественники идут к памятнику на горе Цицернакаберд.
Здесь ладаном над вечным огнём звучит скорбная мелодия Комитаса.

«Скорбные песнопения» Нарекаци молитвой проносятся над нами.
Древний крест «Хачкар» с развалин Звартноца - в церковном дворе -
Вечное древо жизни распустило гроздья винограда на каменной лозе.
Сердце скитальца на «малой родине»  страдало, но не окаменело.

В 21 веке оно восстаёт, трусливо молчит и скорбит по погибшим.
Из века в век, из крови в кровь струится память поколений –
Из песни, что веками пели, с пергаментов старинных манускриптов -
Горечь прошлого и нашей были - слезой скатилась – морем разлилась.

         Поклонники классической музыки дружно отозвались на приглашение Армянской общины Узбекистана 29 06 14 посетить концерт  из произведений старинного духовного армянского  вокально-хорового искусства в  Государственной консерватории Узбекистана. Зал был переполнен. Кондиционеры не справлялись с нагрузкой: артисты и зрители, буквально, обливались потом. Однако Камерный хор ГК Уз под руководством хормейстера и художественного руководителя Лусине Айрунц,  несмотря на  невыносимую жару и духоту в Органном зале консерватории, героически исполнил  сложную программу, требующую от каждого участника полной отдачи физических и духовных сил.
 «Браво!» -  то и дело после каждого выступления раздавалось из зала от благодарной публики. Многие зрители впервые для себя открыли «во весь голос» духовные истоки древнего народа, проживающего в Узбекистане с давних времён.
Появление   армян     в   Среднеазиатском регионе относится к III-IV вв. н.э. и связано с распространением христианства. Преследуемые   в   Римской империи приверженцы новой религии устремились на Восток —   в   Иран, Среднюю Азию и Восточный Туркестан.   В   те времена Армения, первая принявшая христианство   в   качестве официальной государственной религии, находилась   в   политической зависимости от Ирана, а затем была разделена между ним и Византией.
О том, что на территории Средней Азии издавна существовали армянские поселения, свидетельствуют раскопки и сохранившиеся документы. Так, на городище старого Термеза археологи обнаружили христианский храмовый комплекс, построенный по канонам армянской церковной архитектуры VII-VIII вв. Довольно значительное количество армянских ремесленников — строителей, ювелиров, оружейников и каменотесов привез   в   Самарканд Амир Тимур, подтверждение чему находим   в   книге испанского путешественника Рюи Гонзалеса де Клавихо. Во время второго похода Тимура из юго-западной Армении   в   Самарканд было переселено почти все ее население.
Именно тогда, в  эпоху Тимура и Тимуридов –  последней трети 14-16 веков -  началось интенсивное взаимопроникновение и слияние разных творческих направлений в архитектуре, изобразительном искусстве, музыке и подняло  искусство  Мавераннахра на новую ступень в невиданных ранее масштабах.
 С годами армянская диаспора не потеряла своей стойкости и продолжала существовать и вливаться в историю развития Узбекистана, что отмечается в ряде источников и архивных документах, и на сегодняшний день это полноправный субъект общественных отношений.
В нашей стране насчитывается уже около 150 национальных культурных центров. При этом статус республиканских имеют 13 центров, в том числе и Армянский Национальный Культурный Центр Узбекистана, который был одним из первых объединений, зарегистрированных как самостоятельное общинное формирование в Узбекистане (1989) и в этом году отмечает своё 25-летие. 
Армянская музыкальная культура соединила в себе все жанры и особенности древней, средневековой  и современной профессиональной и народной музыки. Истоки её формирования восходят к глубокой древности, когда пахарь начал обрабатывать твёрдую каменистую землю Хайастана и напевать себе «оровелы» - древние крестьянские песни. В IY-III вв до н.э. сложилась самобытная монодическая (стиль сольного пения в сопровождении других приглушённых голосов) особенность армянской национальной музыки.
После того, как Армения в 301 г первая в мире официально приняла христианство в качестве государственной религии, начала формироваться духовная певческая традиция. Появились первые духовные гимновые песнопения-шараканы. Они отличались ясностью содержания, лаконичным простым текстом, заимствованным у древних языческих гимнов.
         Языческий гимн «Рождение Ваагна» - вот врата, открывающие протяжённый простор отдалённых от нас времён:

         "Небеса и земля были в муках родин,
         Морей багрянец был в страданье родин,
         Из горла его дым возник,
         Из горла его пламень возник,
         Из того огня младенец возник,
         И были его власы из огня,
         И, как солнце, был прекрасен лик".    


Древнейшие песни  Армении до нас дошли, благодаря брюсовской антологии «Поэзия Армении (1916)  и частично сохранившимся записям  нот древних песнопений, собранных  композитором  Комитасом – Согомоном Согомоняном (1869-1935) , а также написанным им самим песен и духовных гимнов.  Комитас сделал для армянской культуры то же, что Мовсес Хоренаци для её истории и стал символом своей страны. В начале прошлого века в Константинополе композитор  работал над древнеармянской нотописью- хазами, скрывавшими подлинное звучание духовных песнопений, ключ к которым практически был утерян. Он смог расшифровать некоторые несложные хазы и готовил к изданию многотомный фундаментальный труд в целях  возрождения и дальнейшего сохранения  национальной песенной культуры.
И только  первая мировая война, столетие которой отмечают в этом году, охватившая Европу; массовые аресты, сопровождавшиеся конфискацией рукописей;   жестокое истребление, прежде всего,  армянской интеллигенции в Анатолии как «банды особо опасных преступников»; гибель друзей и последующая резня более полутора миллиона  армян на территории Турции, спровоцировавшая умопомрачение композитора, повлекли за собой пропажу около четырёх тысяч записанных Комитасом народных песен и его многотомный труд по расшифрофке хазов. После затяжной 20 -летней болезни композитор умер в 1935 г. и был похоронен в склепе парижской армянской церкви Св. Иоанна крестителя, а через год  останки великого музыканта  перевезли в Ереван.
Древнейшие песни Армении в брюсовской «Антологии» распадаются звеньями: песни духовные, исторические, бытовые и песни лирические; песни-заклинания и песни-плачи. Поэзия Армении начинается с песни. С песни начинается её история, её духовная жизнь, и потому В. Брюсов расценивает песню как народную, как «итог всей исторической жизни». Не время, а душа народа отбирала песни из прошлого наследия, поэтому для В. Брюсова уцелевшие на протяжении веков народные песни не свидетельства отдельных увлечений того или другого периода, но общее выражение народного духа.
Сегодня не всё ещё собрано и записано из армянского фольклора. В 1916 г.  В. Брюсов для «Антологии» использовал материалы научных изданий профессора К. Костаньянца и самые популярные песенники «Ергаран» и «Тагаран».
В древних  армянских духовных песнях рифму заменял акростих – своеобразная мелодическая связанность конечных букв строф или строк. Интересно, что в греческой церковной поэзии применялся алфавитный акростих – первые строки строф строились в алфавитном порядке.  В Армении это «Души, посвятившие себя…» - каталикоса Комитаса  (7в.) и поэма Довтега Кертога (7в.), состоящая из  39 строф по числу букв алфавита армянского народа, созданного Месропом Маштоцем. В настоящее время учёные утверждают, что ему принадлежат  «Многовещательные речи», которые до последнего времени  приписывали Григору Просветителю.
Первым собирателем произведений народного эпоса был епископ Срванцтян. Он и записал былину о Давиде Сасунском. В армянском эпосе издавна привились легенды, перекочевавшие из иностранных литератур: «Повесть о Ростоме Зале» иранского происхождения, повесть о любви «Лейли и Меджнун» из курдского эпоса. Чуть различные вариации этой легенды занимают лучшие страницы антологий азербайджанской, таджикской, туркменской, узбекской поэзии. В армянском устном народном творчестве бытует целый цикл: «армяно-курдский эпос».
В. Брюсову приходилось самому быть участником записей устного народного творчества в Тифлисе в начале 1916 года. Такое близкое знакомство с армянской народной песней позволило В. Брюсову осознать её внутреннюю самобытность, отличие от скандинавских, немецких, русских и даже восточных песен соседних народностей. Это создавало определённые трудности перевода. В. Брюсов писал в очерке «Поэзия Армении»: «В народной песне всё, начиная с языка, своеобразно, единственно, неповторимо. Не довольно сохранить содержание, мысли, образы: при всей точности перевода может отлететь что-то невыразимое, составляющее основную прелесть народной песни».
Это «что-то невыразимое» он и старался всегда сохранить. Порой это удавалось ему не сразу. Тому свидетельство его черновики. Они открывают тайну тайн переводчика - его титанический труд над каждой строкой, словом, слогом. На одно только четверостишие Наапета Кучака («Ты перстень этих ясных дней, венец меж блещущих камней») В. Брюсов оставил свыше пятнадцати вариантов перевода.
В Х в. появилось новое направление профессиональной монодической музыки«таг». Таги, как и шараканы, являются синтезом музыкального и стихотворного искусства. Наиболее видным  автором «тагов» был Григор Нарекаци (Хв.).
Впервые использованная Г. Нарекаци техника свободного стиха сама по себе исторична. Его отголоски мы можем услышать в «Плаче о прекращении Армянского царства» у М. Хоренского (Хоренаци), армянского историка пятого века. Таги Нарекаци явились предтечей нового периода армянской древней литературы - армянского Ренессанса, который В. Брюсов назвал «одним из самых ранних проявлений эпохи Возрождения». В тагах необязательны были ритмические размеры, как и в шараканах – древних армянских духовных песнях. Отдельные ритмические стихотворные размеры светских песен Нарекаци образованы из простых и сложных стоп.
О Нарекаци Брюсов писал, что он довёл до высокого совершенства форму стихов, любовно культивируя «звукопись» задолго до того, как она расцвела в арабской и персидской лирике. В этом отношении стихи Григория Нарекаци являются произведениями светской поэзии средневековья. В поэзии Нарекаци сосуществуют три её составляющие: «изысканное построение строфы, многократное построение одной рифмы, глубокая игра внутренними созвучиями, ассонансами и аллитерациями», - как охарактеризовал её первый русский исследователь и переводчик армянской поэзии В. Брюсов.
В XY в. завершился 1000-летний путь создания шаракноца и патарага (литургия). «Шаракноц» – сборник, включающий 1166 духовных песен. Их творцами были Месроп Маштоц, Святой Саак Партев, Мовсес Хоренаци, Нерсес Шнорали и  Комитас. Авторов шараканов справедливо называли высоким словом «любомудрые».
С XIY в. светские «таги» значительно оттесняют шараканы-духовные произведения. Один из наиболее известных светских «тагов» -  «Крунк» («Журавль») был создан в позднем средневековье и обработан Комитасом. Песня популярна в зарубежной армянской диаспоре и сегодня, благодаря её главному мотиву - простому выражению хариба-странника, живущего на чужбине,  о своей  тоске по Родине. Автор этой песни – Наапет Кучак. Она вызвала шквал аплодисментов на концерте армянской духовной музыки в  консерватории.
Мы почти ничего не знаем об этом выдающемся мастере слова. Народная память сохранила только имя, стихи и песни поэта. В. Брюсов предполагает, что родом Наапет Кучак из окрестностей Акина (Эгины), так как стихи его по языку, по складу, по отдельным выражениям близко напоминают местные народные песни. Но кто бы ни был исторический Кучак, по заключению В. Брюсова, стихи его остаются «прекраснейшими жемчужинами армянской поэзии». Наапет Кучак был последним тагопевцом,  который впервые назвал себя  «ашугом» - странствующим музыкантом, певцом, исполняющим свои и чужие песни, на нашем современном языке -  «бардом».
Его преемником стал ашуг Саят-Нова (1722-1795), которому можно посвятить отдельное исследование и целый концерт. Он оставил нам одну тетрадь с тридцатью песнями. Слушая сегодня Саят-Нову, мы признаём его как создателя нового, яркого индивидуального стиля народной армянской музыки – мелодического стиля Саят-Новы. Песни Саят-Новы любил исполнять мой отец. Они с детства пленили меня душевностью и лиризмом. Ими будут восхищаться  наши дети и правнуки:

«Ты всем даёшь весёлый вид,
С тобой опять здоров больной.
Чуть сладкий зов твой зазвучит,
Блажен, кто говорит с тобой»
(Саят-Нова в переводе В. Брюсова).

В 80-ые годы XIX в. композиторы Кара-Мурза, Макар Екмалян и Комитас  приступили к созданию армянской полифонии – многоголосой музыки. Они начинают собирать и записывать  народные песни. Наибольшая заслуга в этой области принадлежит Комитасу. Комитас свидетельствует о древней традиции «музыкальной терапии» в средневековой Армении, несмотря на то, что многие песни напоминали народный плач.
В конце XIX в. Кара-Мурза создал более 90 армянских народных хоров в разных уголках Закавказья и юга России. Тем не менее, именно творчество  Комитаса остаётся на вершине Олимпа национальной музыки. Основатель армянской композиторской школы довёл до высочайшего уровня искусство многоголосия. Издав более двух тысяч народных песен, он стал  создателем и выразителем музыкальной этнографии. Спустя годы  комитасовский «Патараг»  («Святая Литургия») получил право звучать в концертных залах наравне с баховскими и бетховенскими мессами. Они  похожи на плач, так как выражают сильнейшие переживания народа, но вызывают в слушателях слёзы  омовения души.
Здесь уместно вспомнить исполнение древней духовной армянской песни в обработке Комитаса  на концерте «На крыльях музыки и слова»  в Конференц-зале Ташкентской и Узбекистанской  митрополии  Православной церкви в 2012 году. Прозвучавшая на концерте древняя духовная армянская песня «Врата рая» в великолепном исполнении лауреата международных конкурсов Асмик  Арутюнянц (сопрано) дала возможность благодарным слушателям не только прикоснуться к  богоборческой атмосфере, когда в начале 4 в. (301 г.) в первой в мире стране Армении христианство было признано государственной религией. Слушатели также смогли сердцем прочувствовать «исповедание  истинной веры, взятое из совершенного учения св. Григора Просветителя».
Знакомство даже с одной старинной армянской песней дало возможность осознать её внутреннюю самобытность. Это «что-то невыразимое» А. Арутюнянц бережно сохранила в своей вокальной  интерпретации, так как  исполнила  песню на древнеармянском языке – «грабар», известном с 4-го столетия, Он имеет  большое сходство с древними индоевропейским языками: санскритом, латинским, древнеславянским, древнегерманским и др.  С 16 в. возникает и развивается язык, называемый «ашхарабар» (новоармянский). Грабаром продолжают пользоваться в качестве культового языка –  он язык церкви, науки и старинных армянских духовных песен – «шараканов». Его можно было услышать в оригинале на воскресном концерте в Консеравтории Уз.
Полуторачасовая программа первого концерта армянской духовной музыки в Ташкенте не могла охватить всё  её богатство и подарила слушателям  только самые значимые произведения, определяющие вехи развития музыкальной культуры  армянского народа. В программе концерта прозвучали старинные духовные песни-шараканы Макара Екмаляна, Александра Арутяняна,  Комитаса, а также современных авторов Даниэля Еражишта и Артура Бобикяна,   народные песни в  обработке  Комитаса (солисты  хора Шавкат Джумаев и  Рузанна Акубжанова).  В ходе программы  её ведущая, музыковед, дипломант IV международного конкурса-фестиваля "Возрождение" в Гюмри  Кристина  Бабасян рассказала краткую историю армянской музыки.

В заключение концерта перед публикой выступил идейный вдохновитель  знаменательного музыкального  события в Республике Узбекистан  – священник Армянской Апостольской церкви Тер Гарник Лорецян:
- В наше время мы очутились в ситуации, когда духовная культура становится достоянием очень небольшого круга людей. Молодое поколение, за редким исключением, увы, не знает Комитаса и отдаёт предпочтение массовой культуре.
Сегодня мы открыли для большинства ташкентских слушателей первую страницу  армянского музыкального искусства, которая связывает наш сегодняшний день с вечностью. Музыка, которая сегодня прозвучала, является голосами наших предков, обращёнными в будущее, к нам с вами.

Тер Гарник Лорецян поблагодарил всех артистов и  гостей  музыкального вечера  за восхождение к  духовным нравственным  истокам в музыке. Это приобщение к первозданной музыкальной классике поможет нам сегодня помочь в нашей нелёгкой жизни «плыть против течения» - против повсеместного агрессивного массового влияния поп-культуры. Тер Гарник выразил  надежду, что нынешний концерт положит начало доброй традиции – дальнейшему знакомству  ташкентской общественности с армянской классической музыкой,  а значит,  лучшему  взаимопониманию друг друга без перевода.







Гухарик Багдасарова






[1] 24 апреля – день памяти жертв геноцида армян 1915 года: в течение 1915-1923 гг. было уничтожено 1,5-2 млн. армян. Те, кто спаслись от резни, рассеялись по всем странам мира. Лишившись основной части своей национальной территории, армяне превратились в «народ-изгнанник».

1 комментарий :

  1. Анонимный2 июля 2014 г., 18:29

    Благодаря статье я открыл для себя много нового из истории духовной музыки Великого армянского народа. Узнал много новых имён:Мовсеса Хоренаци, Наапета Кучака, Месропа Маштоца и других великих творцов этого жанра армянской музыки. По новому взглянул на В.Я. Брюсова, благодаря которому мы - его сегодняшние сегодняшние его потомки знакомимся с историей и культурой армянского народа.
    Спасибо за ВЕЛИКОЛЕПНУЮ статью Гуарик!
    Александр Евсеев.

    ОтветитьУдалить