понедельник, 24 октября 2016 г.

Легенда о великом Комбинаторе на сцене Театра оперетты



         Премьера мюзикла «12 стульев»  в Государственном театре музыкальной комедии (оперетты) Узбекистана состоялась 16 10 16, но я попала на этот музыкальный спектакль в минувшую субботу (22 10 16).  Художественный руководитель и главный режиссёр театра, Заслуженный работник культуры Узбекистана Сергей Сергеевич Каприелов, встречая меня,  заверил, что спектакль остаётся премьерным в течение 10 показов перед зрителями, так как он проходит  обкатку и  ещё дорабатывается  какое-то время, в зависимости от реакции зрителей – самого строгого и объективного жюри.


Перед началом спектакля автор инсценировки и режиссёр-постановщик мюзикла по мотивам одноимённого авантюрного романа И.Ильфа и Е. Петрова, вышедшего в 1928 году в свет, Сергей Сергеевич Каприелов  охотно дал интервью, в котором  откровенно раскрыл трудности  и   завоёванные достижения своей новой постановки, которую можно увидеть только в Ташкенте. С приходом в театр Сергея Каприелова в 2008 году именно с ним  зрители связывают обновление репертуара и развитие нового жанрового направления — мюзикла.
-  Идея создать свой музыкальный спектакль «12 стульев» меня занимала давно. Мюзикл «12 стульев» рассчитан на зрителей  подготовленных, знакомых с романом-бестселлером  тридцатых годов прошлого века  и его более поздними экранизациями с участием выдающихся актёров – С. Юрского, А. Миронова, Арчила  Гомиашвили. В середине 1960-х годов Александр Белинский поставил на Ленинградском телевидении спектакль «Двенадцать стульев» с Игорем Горбачевым, Николаем Боярским и Алисой Фрейндлих в роли Эллочки-людоедочки. Мы предполагаем также увидеть в зале молодых  зрителей, вовсе не знакомых с объектом  сатиры Ильфа и Петрова -  "отдельными недостатками", а не "советским образом  жизни". Формула эта для нас  оказалась очень удобна, поскольку объясняет практически все, ничего конкретно не касаясь.
Сюжет нашего мюзикла – это история двух аферистов, пустившихся на поиски брильянтов мадам Петуховой. Однажды размеренный ход жизни сына предводителя дворянства Воробьянинова был нарушен – умирающая тёща поведала ему об огромном богатстве, спрятанном ею в один из стульев гостиного гарнитура. Воробьянинов тут же бросается на поиски вместе со случайно встреченным им любителем приключений и денежных знаков Остапом Бендером. Сокровище найти будет нелегко, но обуянные страстью к богатству Бендер и Воробьянинов не остановятся ни перед чем…
                «Трудность написания сценария, - объяснил С. Каприелов, -  заключалась не только в чрезмерно большом сорокаглавом объёме  исходного материала, но и  желании обновить его». Пришлось резко сократить и избавиться от второстепенных героев (как,  например, водевильный персонаж - священник  церкви Фрола и Лавра отец Фёдор Востриков, получивший информацию о драгоценностях во время исповеди мадам Петуховой и нарушивший тайну исповеди), а также множества мелких эпизодов, руководствуясь исключительно эстетическими соображениями. В сценическом варианте  ещё больше фантазии, чем в оригинале, вымысел практически неотделим от фактов, реальность - от мистификации - легенды о Великом Комбинаторе, «сыне турецкого подданного» - «товарище Бендере», как называл его Киса Воробьянинов.
Вторая задача была ещё труднее – с одной стороны, передать меркантильный  дух «дикого капитализма» нэповских времён через сценографию и хореографию. Искромётные характерные танцы (балетмейстер Заслуженная артистка Узбекистана Ф. Исаева) в дополнение к декорациям и костюмам (художник З. Касымова) воссоздавали  на сцене нэпманскую атмосферу  30-х годов, С  другой стороны, перед Сергеем Каприеловым стояла задача  – приблизить главных героев к нашему времени. Это удалось сделать, прежде всего, благодаря   музыкальному оформлению спектакля.


Композитор Владимир Сапаров смог написать современную музыку в едином стиле с произведениями Г. Гладкова и А. Зацепина: здесь органично сливаются романтические песни («Парус» и др.),  западные джазовые мотивы и отголоски русских уличных блатных шлягеров, вроде «Мурки» и тому подобных. Создатели мюзикла, таким образом, сумели сохранить мифический сюжет авантюрного романа довоенного времени и в то же время взглянуть на него глазами современного зрителя со всей многоплановостью его восприятия.
На вопрос, как композитор  создавал музыку, В. Сапаров рассказал, что его задача была стилистически совпасть с хитами А.Зацепина и внести дополнительно что-то своё, неповторимое, а насколько это удалось –  решать будут зрители:
 - Я с большим  удовлетворением и радостью работал над этим спектаклем,  старался, чтобы моя музыка была доходчивой, мелодичной, чтобы актёрам было  удобно петь, а зрителям приятно слушать. Это такой яркий шоу-спектакль, в котором главный герой создан  в исполнительской манере  А. Миронова. Я старался забыть все свои впечатления от  экранизации и создать  наш новый оригинальный  мюзикл – музыкально-сценический жанр комедийного характера, сочетающий в себе признаки оперетты, драматического спектакля и в музыкальном отношении опирающийся на выразительные приёмы и средства современной эстрадной и бытовой музыки.







Зрительный зал перед сценой украшали лозунги, плакаты, уличные афиши,  транспаранты, которые были ещё одной приметой времени «в уездном городе N»: человека советской эпохи преследовали  лозунги с назойливыми рекомендациями. Художник-постановщик Н. Глубокина и художник по костюмам З. Касымова смогли воссоздать образ провинциального населённого пункта с помощью деталей:  так, упомянутое среди городских достопримечательностей похоронное бюро «Милости просим», парикмахерская «Лампочка припаяна»  и другие городские достопримечательности. Актёры в полном составе вошли в зрительный зал в начале постановки и заняли свои места в кинотеатре, где старые документальные кинокадры воспроизводили Москву 30-х годов прошлого столетия. Кинохроника помогала зрителям путешествовать вместе с главными героями их авантюрным маршрутом в поисках бриллиантов.


Машина времени заставляет зрителей снова повторить когда-то  исхоженный  знакомый многотысячный маршрут Бендера и Воробьянинова, правда, сознательно сокращённый в мюзикле. Он начинается с уездного города  N, откуда приехал Воробьянинов; потом Старгород – место знакомства с «великим комбинатором», в котором просматривались «кое-какие одесские реалии»;  Москва времён НЭПа с  общежитием имени Бертольда Шварца с фанерными ширмами вместо стен, неудачным аукционом в музее мебели; путешествие по Волге на тиражном теплоходе «Скрябин», которое  завершается для концессионеров изгнанием: наши герои своими махинациями навлекли  на себя гнев шахматистов  из города Васюки; В  Пятигорске зрители мысленно могли перенестись к Провалу, где, кстати, был позднее установлен памятник Остапу Бендеру, попить нарзановой водички вместе с главными героямии снова посочувствовать Кисе Воробьянинову, просившему милостыню у отдыхающих. Наконец,  вместе с героями нам пришлось снова вернуться в Москву, чтобы в новом клубе железнодорожников с обещанной  стопроцентной гарантией Бендера вспороть последний предмет гарнитура… Визит, как мы помним, был назначен  наутро, а ночью литературный герой Ипполит  Матвеевич в романе и в фильме наносит спящему компаньону удар по горлу бритвой. Режиссёр-постановщик С. Каприелов новаторски сохранил жизнь главному герою мюзикла. В эксклюзивном интервью для сайта «Культура.Уз»  он раскрывает  загадку «happy end»  своего  нового мюзикла:  

  - Первым делом я сохранил Остапу Бендеру жизнь, потому что через  четыре года он снова оживёт в «Золотом телёнке»  Ильфа и Петрова. Чтобы осовременить сюжет, я внёс следующее отличие от оригинала -  у нас Киса Воробьянинов  молодой человек. Он сын предводителя дворянства Матвея Ильича Воробьянинова. В нашей сценической версии  встречаются два молодых балбеса, оба алчные до денег, оба хотят обогатиться за счёт других. Остап Бендер – брачный аферист. Киса Воробьянинов младший,  мелкий служащий загса из города N, на  деле оказывается  бабник, игрок и шулер. Они объединены общей целью - добыть сокровища, спрятанные в стульях. А вот в процессе мобильного развития  сюжета, в котором занят весь мужской состав и почти весь женский – всего 32 актёра, -  характерные наклонности каждого персонажа раскрываются по- разному. Главная цель музыкальной комедии  – наглядно показать и доказать на чужом опыте известных литературных  героев, что всё-таки не в деньгах счастье.


Портреты всех, даже второстепенных персонажей в мюзикле, фельетонно преувеличены, но очень напоминают «типы и формулы» уже наших дней. Очень хороша в спектакле Елена Станиславовна Боур, устраивавшая платные сеансы гадания. Её великолепно сыграла народная артистка Узбекистана Зинаида Соловей. В небольшой  роли она смогла передать потерянность  старшего поколения дворянского происхождения, оставшегося жить в послереволюционной России, но фактически существовавшей во внутренней эмиграции – в далёком прошлом – царской империи. Р. Акубжановой с короткой  стрижкой  крашеных белых волос в модной в то время полосатой блузке  пластически и вокально удалось создать комический образ студентки Лизы. Артистка не только хорошо играла, она  блестяще исполнила свои арии прекрасным сопрано. За смешными диалогами стояли вполне  правдивые реалии  быта и питания в студенческой среде.  Подобную фразу («Какая-нибудь свиная котлета отнимает у человека неделю жизни!») произносит в разговоре с Лизой  Коля Калачов. Упоминаемые в диалоге мужа и жены монастырский борщ, фальшивый заяц и морковное жаркое входили в меню недорогих студенческих столовых.

О. Зварцева (Грицацуева)  смогла  убедительно продемонстрировать провинциальную женскую наивность, переходящую в глупость,  одинокой, готовой на выданье вдовушки, ищущей счастья с первым встречным проходимцем, вскоре бросившем её. Образ мадам Грицацуевой, на которой Остап женился ради обретения очередного стула, иронично перекликается с персонажами не только литературных, но и романсов Алябьева, Чайковского. При этом, несмотря на поэтические сравнения, мадам Грицацуева далека от лирической героини — это карикатурный персонаж, напоминающий нелепую Коробочку из сатирической повести Михаила Булгакова «Похождения Чичикова».
Варфоломей Коробейников, служивший некогда в архиве Стакомхоза и сохранивший сведения об имуществе, реквизированном после революции, входит в галерею «мелких комбинаторов» романа. В мюзикле  в  сценическом  образе архивариуса не сразу можно было узнать  Заслуженного артиста  Узбекистана С. Артыкова: так он сумел артистично перевоплотиться в «мелкого комбинатора».  Диалог Коробейникова с Бендером, пришедшим к архивариусу за ордерами на мебель Ипполита Матвеевича, напоминает разговор Собакевича с Чичиковым: если в гоголевском романе продавец, набивая цену «мёртвым душам», наделяет особыми достоинствами своих скончавшихся мастеровых, то у Ильфа и Петрова архивариус расхваливает стулья, диван, китайские вазы, ореховый гарнитур и гобелен «Пастушка», попутно предлагая гамбсовский гарнитур генеральши Поповой: «Продавцы и покупатели забывают о призрачности торгуемой мебели, о том, что она, собственно говоря, существует только на бумаге, что речь идёт о „тенях“». Бендер надувает старого архивариуса и за ценную информацию для себя ничего не платит ему, обещая рассчитаться с ним завтра.
Среди постоянных посетителей Дома народов выделяется Никифор Ляпис-Трубецкой, предлагающий стихи и поэмы про похождения Гаврилы многочисленным ведомственным изданиям, за исключением «Станка»: в этой газете к его творениям относятся иронично. Среди возможных прототипов Ляписа был, по данным Бориса Галанова, весьма известный поэт, опубликовавший своё произведение одновременно в «Печатнике», «Медицинском работнике», «Пролетариях связи» и «Голосе кожевника». В мюзикле сочинение о Гавриле воспроизводит хор на полном серьёзе – тем смешнее выглядит образ «жизнерадостного халтурщика», автора «Гаврилиады». Б. Усманов убедительно сыграл Ляписа-Трубецкого,  легковесного виршеплёта, сочиняющего на заказ стишки только с одной целью – получить за них в разных изданиях гонорар и  рассчитаться с долгами. Благодаря  такой талантливой,  многоликой,  характерной массовке, построенной  на множестве контрапунктов и нестыковок в хорошем смысле,   колоритно  выделяются два центральных  персонажа.


Среди них самый яркий и обаятельный образ, а главное, живой, правдоподобный  – это молодой человек, лет двадцати восьми, комбинатор Остап Бендер, которого в мюзикле превосходно сыграл И. Бухаидзе. Схожие метаморфозы Бендер претерпел и в восприятии критиков. Если первая реакция коллег Ильфа и Петрова на этот образ была резко негативной (к примеру, Александр Фадеев в письме от 1932 года указывал соавторам, что «он же — сукин сын»), то полвека спустя Яков Лурье называл Остапа «весёлым и умным человеком». Ещё более лестные характеристики герой получил в XXI столетии — так, прозаик Юлия Вознесенская в своей книге отметила, что Бендер внутренним благородством и интеллигентностью близок пастернаковскому Юрию Живаго.


Публика в зрительном зале театра оперетты искренним смехом и рукоплесканиями молниеносно реагировала на смехотворные пластические жесты, близкие по характеру цирковой клоунаде, подчёркнуто театральные повороты, неожиданные непринуждённые позы внутренне свободного человека Остапа Бендера. И. Бухаидзе его так ярко сыграл, как будто это была самая главная роль в его блестящей артистической карьере. Он иронично сыпал остроумные шутки и с сарказмом выдавал дерзкие политические аллюзии по поводу близкой "мировой революции", "империалистической агрессии", шпионажа. Язык Ильфа и Петрова богат внезапными столкновениями: эффект неожиданности, именно потому, что он — эффект неожиданности, требует толчков, стилистических столкновений, тех непредвиденных ударов, при помощи которых высекаются искры смеха у зрителей в зале. Речь героев на протяжении всего действия изобилует парадоксальными высказываниями: «Мой папа был турецко-подданный»; «Низкий сорт, нечистая работа»; «Вам некуда торопиться. ГПУ к вам само придёт»; «Конгениально!»; «Старые вещи покупаем, новые крадём!», «При наличии отсутствия», «Мы чужие на этом празднике жизни», «Теперь я уже должен жениться, как честный человек», «Наших в городе много?», «Утром — деньги, вечером — стулья», «У меня все ходы записаны»,  «Пишите письма!» и т.п.

  Спустя десятилетия современные зрители на эти прозрачные  пародии  на Владимира Маяковского, Всеволода Мейерхольда и Андрея  Белого  отвечают дружным хохотом, высоко оценивая раскрепощённую игру талантливого  харизматичного  актёра, как из рога изобилия,  щедро рассыпающего цитаты, афоризмы в диалогах с другими героями, в том числе с уличным беспризорником, попросившим у него  рубль и услышавшим в ответ: «А ключи от квартиры тебе не нужны?».


Киса Воробьянинов (его играет молодой артист театра оперетты В. Климов) ни на службе в загсе, ни во время поиска бриллиантов не демонстрирует ярких способностей: он не практичен, не находчив, не энергичен. Как отмечал Анатолий Старков, за время общения с Бендером Киса не научился ничему, кроме «умения надувать щёки»: «Он всего лишь жалкая тень Остапа, марионетка при нём». В истории с амурными похождениями Воробьянинова не только заявлена актуальная тема, но и сделан акцент на «бестолковом спутнике», который нередко сопровождает героя в приключенческих романах. Одна из его  избранниц, точнее, жертв - Эллочка-людоедка (Н.  Лапкова),  в лексиконе которой всего тридцать слов, на сцене не поёт, изъясняется лаконично и однообразно: «Ого!», «Ничего себе», «То-то».  Стремление Воробьянинова выглядеть неотразимым в глазах Лизы Калачовой (Р.  Акубжанова) оборачивается поражением и ставит под угрозу срыва всю «концессию». Молодому, пока ещё не уверенному в себе артисту  В. Климову,  обладающему прекрасным лирико-драматическим тенором и красивой внешностью, трудно играть, на мой взгляд,  всего лишь бледную тень комбинатора, но в отдельных сценах ему это всё-таки удаётся, например, на собрании вымышленного старгородского сообщества  «Союза меча и орала».

 От автора в комедийном спектакле  по-домашнему доверительно читает В. Юлдашев. В конце спектакля  артист успешно перевоплощается в сторожа клуба, который фактически оглашает приговор судьбы  двум  нерадивым аферистам. Придя в клуб, Воробьянинов узнаёт, что драгоценности его тёщи несколько месяцев назад были обнаружены сторожем; сокровища мадам Петуховой превратились в досуговый центр с театром, буфетом, гимнастическим залом, шахматным кабинетом и бильярдной. Артист в финале спектакля обращается к зрителям, намекая на то, что и   театр оперетты с буфетом в фойе, где предлагают в антракте горячий кофе с булочками, чтобы зрители досмотрели комедию со счастливым концом, тоже  создан на «народные деньги».
Напрасно спорили рецензенты о том, удался или не удался Ильфу и Петрову авантюрный сюжет и кому они больше подражали в его развитии — плутовскому роману XVIII века, детективным рассказам Конан Дойла или приключенческой повести Лунца…  Схема авантюрного романа в «Двенадцати стульях» была использована пародийно: пародия помогала иронически осветить изображаемое: почти   каждая фраза «Двенадцати стульев» есть цитата. 

Общая атмосфера романа восходит к южнорусской литературной школе, поэтому в нём угадываются интонации Валентина Катаева, Исаака Бабеля, Юрия Олеши, Льва Славина. Тематическое и стилистическое родство с Булгаковым в первой части дилогии обозначено лишь пунктирно; в «Золотом телёнке» оно проявляется больше. По словам Лидии Яновской, творческое тяготение соавторов и Михаила Афанасьевича было взаимным: так, сочетание «огнедышащий суп», о котором мечтает Ипполит Матвеевич по окончании рабочего дня, нашло продолжение в «Мастере и Маргарите» («огнедышащий борщ», кость из «огнедышащего озера»). В романе Ильфа и Петрова улавливаются чеховские, толстовские, гоголевские мотивы.
Первые анонимные критики романа  «Двенадцать стульев»  восприняли  его как произведение живое и динамичное;  с другой  стороны, что к ближе к финалу история с поисками сокровищ начинает утомлять: «Читателя преследует ощущение какой-то пустоты. Авторы прошли мимо действительной жизни — она в их наблюдениях не отобразилась, в художественный объектив попали только уходящие с жизненной сцены типы». Другой критик Г. Блок дал весьма жёсткую оценку «Двенадцати стульям»: он назвал сочинение двух небесталанных рассказчиков-дебютантов  «милой игрушкой», насыщенной «юмористикой бульварного толка и литературщины, потрафляющей желудку обывателя», и пришёл к выводу, что в художественном отношении роман особой ценности не представляет. Юрий Олеша назвал «Двенадцать стульев» лучшим романом и написал: «Я считаю, что такого романа,  вообще, у нас не было».  В пору гонений на А. Ахматову и  М. Зощенко за космополитизм, романы «12 стульев»  и «Золотой телёнок» были запрещены на долгие годы (1949—1956) за клеветнический характер книг Ильфа и Петрова и преувеличение в них места и значения нэпманских элементов. Писатель Константин Симонов, участвовавший в выпуске первого после семилетней паузы издания «Двенадцати стульев» и «Золотого телёнка» («Художественная литература», 1956), отметил в предисловии, что Ильф и Петров были «людьми, глубоко верившими в победу светлого и разумного мира социализма над уродливым и дряхлым миром капитализма».
Первая экранизация романа была осуществлена в 1933 году, когда вышел в свет польско-чешский фильм «Двенадцать стульев», действие которого происходит в Варшаве и других городах. Роль Остапа, именуемого в картине Камилом Клепкой, исполнил актёр Адольф Дымша. Через три года на экраны вышла английская комедия «Пожалуйста, сидите», режиссёр которой, взяв за основу сюжет романа Ильфа и Петрова, перенёс историю с поисками сокровищ в Манчестер.
Советские кинематографисты достаточно долго — вплоть до 1960-х годов — не обращались к творчеству Ильфа и Петрова. Наиболее заметными фильмами, поставленными по роману «Двенадцать стульев», литератор Борис Рогинский называет работы Леонида Гайдая (1971) и Марка Захарова (1976). Существует легенда, что Арчил Гомиашвили, придя на кинопробы, сказал режиссёру: «Я и есть Бендер». Его попадание в образ великого комбинатора показалось Гайдаю самым убедительным. По словам Рогинского, «из всех исполнителей роли Остапа Гомиашвили самый цельный. Он вне системы, не потому что интеллигент, а потому что сверхчеловек».
Вышедший пять лет спустя четырёхсерийный фильм Марка Захарова был воспринят критиками как «игра в „Двенадцать стульев“». Остап Бендер в исполнении Андрея Миронова напоминал в этой ленте персонажа «самого раннего, мелодраматического кинематографа», окружённого реальными людьми — отцом Фёдором (Ролан Быков) и Ипполитом Матвеевичем (Анатолий Папанов). В моём представлении самый лучший кинообраз Остапа Бендера создал Сергей Юрский в фильме «Золотой телёнок» Михаила Швейцера по мотивам одноимённого романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова в 1968 году.
Телеспектакль Александра Белинского по мотивам одноимённого романа И. Ильфа и Е. Петрова «12 стульев»  был снят на Ленинградском телевидении в 1966 году. Чёрно-белый спектакль включил в себя ряд выборочных глав романа «Двенадцать стульев», в последовательности, отличающейся от авторской. Съёмки проходили в павильоне, на фоне условных декораций. В процессе телеспектакля текст от автора (с некоторыми сокращениями) читают сами актёры, представляясь по ходу действия.
Новая постановка мюзикла «12 стульев»  на сцене Государственного театра музыкальной комедии (оперетты) Узбекистана  в Ташкенте невольно заставляет  зрителей уподоблять нашу эпоху тридцатым годам, но они не совсем правы. Люди 30-х годов прошлого века, действительно, «напоминали прежних», дореволюционных - манерами, бытом, представлениями. С. Каприелов в тесном контакте со всей  труппой  на сцене театра оперетты это хорошо показал. С нашим поколением людей 30-х по-настоящему роднит лишь одно: «любовь к деньгам» (О. Басилашвили) и способность выживать, несмотря…
Следом за Остапом Бендером в Москву прибудет булгаковский  Воланд. Как вы помните, во время триумфального выступления своей свиты на московских подмостках «профессор» делает эдакое философское отступление, пристально рассматривая зрителей:
- Ну,  что же, они — люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было... Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или из золота. Ну, легкомысленны... ну, что ж... и милосердие иногда стучится в их сердца... обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их...



 Итак, долгожданная премьера мюзикла "Двенадцать стульев" состоялась. Лёд тронулся, господа зрители: « Великий комбинатор вернулся на сцену после полувекового забвения!».

Гуарик Багдасарова





  

1 комментарий :

  1. ВАЛЕРИЙ ИОФЕ25 октября 2016 г., 14:37

    Смотрел и с удовольстаием. Похвастапюсь-в день первого спектакля летом!!!Хороший матерал и хороший спектакль !!!

    ОтветитьУдалить