суббота, 5 октября 2013 г.

«Он прочен, мой азийский дом…»



В Российском центре науки и культуры в узбекской столице  26 сентября 2013 г.  любители классической поэзии отметили новоселье общественного клуба-музея А.А. Ахматовой (1889-1966). На 15 году своего  существования в ДК ТТЗ  «Мангалочий дворик» под бессменным руководством А.В. Маркевич  обрёл новый постоянный адрес и новое дыхание.


Ташкент был для Ахматовой  лишь половиной пути от блокадного Ленинграда до  Норильска, где  в лагере отбывал свой срок  наказания политзаключённый Лев Гумилёв, её сын. В «Поэму без героя» вошло упоминание о дороге на восток, которая открылась перед Анной Андреевной во время её южной эвакуации (1941-1943):

«И открылась мне та дорога,
По которой ушло так много,
По которой сына везли…».

В Ташкенте  Ахматова  долгое время  жила на улице Жуковской, 54. Нужно было пройти в глубину двора и подняться по «шаткой лесенке» на «балахану». Простота и строгость жилья были монастырские:

«Как в трапезной – скамейка,
стол, окно
С огроминою серебряной луною…»

О своей скромной «трапезной»  она упоминает в стихах о Блоке: «И белый дом на улице Жуковской». Народный поэт Узбекистана А. Файнберг в одном из своих «вольных сонетов»  «Ташкент. 1943 г.» тоже  упоминает об этом «Ноевом ковчеге», как его называли в народе:

«Дом в зелени. Приют любви и вере.
Раневскою добытый керосин.
Ахматовой распахнутые двери».

Этот дом не сохранился. Анна Ахматова, никогда не имевшая собственного угла, переезжавшая с места на место, особенно в годы южной эвакуации, наконец-то, будем надеяться,  обрела  постоянную прописку в Узбекистане в здании представительства Россотрудничества на ул. В. Вохидова, 53. Её стихи из цикла «Ташкентские тетради» [i] оказались, несмотря на многие личные невзгоды  автора и исторические перипетии,  пророческими:
«Я не была здесь лет семьсот,
Но ничего не изменилось…
Всё так же льётся божья милость
С непререкаемых высот,

Всё те же хоры звёзд и вод,
Всё так же своды неба чёрны,
И так же ветер носит зёрна,
И ту же песню мать поёт.

Он прочен, мой азийский дом,
И беспокоиться не надо…
Ещё приду. Цвети, ограда,
Будь полон, чистый водоём»
Ахматова. Луна в зените (6).
        

В честь этого знаменательного события в культурной жизни Узбекистана Российский центр науки и культуры, вместивший  в себя   музей Ахматовой,  был освящён митрополитом ташкентским и узбекистанским, главой среднеазиатского митрополичьего округа. Литературно-музыкальный вечер был открыт по  благословению высокопреосвященнейшего Викентия.


Во дворе  РЦНК на открытом воздухе, в котором  мелодично струились воды декоративного фонтана,  прозвучали гимн «Мангалочьему дворику», стихи А. Ахматовой  в исполнении В. Осадченко, Елены Буровой, И. Парамоновой. Романсы на произведения А. Ахматовой и последователей её «исторической живописи», отразивших «связь с временем и новой жизнью народа» исполнили    Г. Арефьев и Ширин Курбанова.  Всё читалось и пелось заново и как бы впервые. Хореографический дуэт студии «Пластика движения»,  знакомый публике по многим выступлениям в ДК ТТЗ, представил нежный юношеский  «Лирический вальс».
Вадим Фомичёв, знаток поэзии «серебряного века»  выступил с рассказом о разнообразных и многомерных взаимоотношениях А.Ахматовой с её современниками Н. Гумилёвым, Вл. Сологубом,  М. Цветаевой, Н. Клюевым и др., а также французским художником  итальянского происхождения Модильяни,  в разное время вошедшими в  её  «назначенный круг»:
«Наш век на земле быстротечен.
И тесен назначенный круг».
Подробно  об отношении  А. Ахматовой к Востоку рассказала доктор филологических наук А.Н. Давшан. Известно, что А. Ахматова, переболев и перестрадав и термезский зной, и чаткальские ледяные  ветры, полюбила Ташкент и в ответ на заявление знакомого поэта о том, что этот город оставался  для неё чужбиной, возразила в своих стихах:
«Кто мне посмеет сказать, что я здесь на чужбине?».
В то время, когда Анна Ахматова уезжала из Ташкента, комната её была  полна провожающих.  Абдулла Каххар.  Хапмид Алимджан,  Владимир Липко, Алексей Фёдорович Козловский – все пришли проститься.
В 21 веке  к Анне Андреевне пришли новые поклонники её бессмертной поэзии:  В. Кайер,  И.Г. Коваль, Г. В. Мельникова, И. Ю. Хилкова, Д.С. Саъдуллаев, ташкентские поэты, барды,  журналисты,  чтобы отпраздновать вместе с их кумиром новоселье, потому что «назначенный круг» оставался прежним. Только сейчас, по словам И. Хилковой,  в  современном Ташкенте А. Ахматова обрела два крыла: любовь Узбекистана и России к себе.



В заключение вечера директор общественного клуба-музея «Мангалочий дворик» А.В. Маркевич ознакомила присутствующих  с  планом работы на ближайшее время, куда входили литературно-музыкальные вечера, посвящённые дням рождения С. Есенина, М. Цветаевой, А. Файнберга. Жизнь в новом доме продолжит лучшие традиции «Мангалочьего дворика», которому в будущем году исполнится 15 лет.

Гуарик Багдасарова












[i] Ахматова. А. Избранное. – Т.: Советский писатель, 1943. Был отпечатан в  ташкентской типографии №2

Комментариев нет :

Отправить комментарий