пятница, 4 марта 2016 г.

День памяти Анны Ахматовой и Сергея Прокофьева отметили в «Мангалочьем дворике А. Ахматовой»


«В то время я гостила на земле…»
А. Ахматова

Два выдающихся деятеля русской культуры – поэт-«летописец эпохи» Анна Андреевна Ахматова (1889-1966) и один из наиболее значимых композиторов XX века, пианист, дирижёр и педагог, профессор Серге́й Серге́евич Проко́фьев (1891- 1953) — ушли в один знаменательный день – пятого марта. В этот же день в 1953 году скончался «отец народов»  И.В. Сталин. Скромная могилка Анны Ахматовой в Комарово близ Санкт-Петербурга и ещё более аскетичный серый гранитный памятник Сергею Прокофьеву на Ново-Девичьем кладбище в Москве красноречиво говорят о том, что оба художника не признавали смерть как таковую и знали при жизни секрет своего бессмертия в их  самоотверженном служении вечному искусству – слова и музыки.
Поэзия Анны Ахматовой была близка Сергею Прокофьеву своей музыкальностью. Они были знакомы. Сергей Прокофьев написал в 1915 году пять романсов на стихи Ахматовой после знакомства с её первыми поэтическими сборниками: «Вечер», «Четки», «Белая стая».


Поминальный вечер в «Мангалочьем дворике А. Ахматовой »  при РЦНК  Узбекистана в Ташкенте открыла его  общественный директор А.В. Маркевич. Она напомнила поклонникам поэзии последние страницы жизни и творчества Анны Ахматовой и  её спокойное и даже ироничное отношение к неизбежности своего ухода и глубочайшее прозрение её бесконечного  творческого бытия. Духовное всевластие поэзии не позволяло ей, одной из великих женщин  прошлого столетия, смирением и плачем вымаливать у судьбы, своих современников, многие из которых были палачами-«ждановцами», узурпировавшими право «конвоировать» культуру и всю духовную жизнь многомиллионного народа, снисхождение и сострадание к себе. До конца своих дней она осознавала себя пророчицей вечной жизни русского языка, защитницей его от фашистского варварства и бесчеловечия: «И мы сохраним тебя, русская речь, Великое русское слово. Свободным и чистым тебя пронесём, и внукам дадим, и от плена спасём Навеки!» Эти стихи она написала в Ташкенте. В последние годы её жизни, когда она была вознаграждена возвышенным вниманием читающего мира Европы, где она вновь побывала полвека спустя –  в Оксфорде, на Сицилии, в Париже,  и в наше время они обрели всемирное эхо. Это и есть творческая победа гения над «бегом времени».
Об этом триумфе жизни над смертью в этот поминальный вечер говорили, читали ахматовские стихи  и исполняли романсы на её стихи  участники  литературно-музыкальной программы, давние друзья и новообращённые «ахматовцы».


Профессор  Государственной консерватории Узбекистана Ирина Галущенко (клавищные) и оперная певица Елена Шавердова (сопрано)  исполнили романсы С. Прокофьева на стихи Ахматовой.  И. Галущенко в знак приношения памяти Ахматовой  также исполнила её любимые классические произведения: вальс из оперы «Война и мир» (мы его хорошо знаем по одноимённому к/ф режиссёра Сергея  Бондарчука и  старым советским виниловым пластинкам) и  марши С. Прокофьева,  мазурки Ф. Шопена.
  Актриса Молодёжного театра «Лабирус» («Лабиринт») Юлия Хорохова  выразительно  прочитала наизусть стихи А. Ахматовой и посвящение М. Цветаевой великой её современнице. Чтец-декламатор Ирина Парамонова озвучила посвящения А. Маркевич Анне Ахматовой и её  окружению. Композитор и исполнитель авторской песни Геннадий Арефьев, исполнил  любимые романсы на стихи  Анны Ахматовой:  «Муза», «Поэт» и другие, среди которых особую  симпатию вызвал «Двадцать первое. Ночь. Понедельник…».  Поэт Олег Бордовский  посвятил Анне Ахматовой венок сонетов, взяв в качестве магистрального сонета  «Художнику» («Мне всё твоя мерещится работа…») . Заслуженный артист Узбекистана  Шукрулла Ахмеджанов, в последнее время постоянный участник литературно-музыкальных вечеров в РЦНК в Ташкенте, вдохновенно исполнил на  национальном деревянном духовом инструменте   «нае»  одну из узбекских мелодий, которыми наверняка заслушивалась  Анна  Ахматова, проведя три весны в Ташкенте (1941-1944), где она для себя открыла:

                                      «И Ташкент в цвету подвенечном…
Скоро там о верном и вечном
Ветр азийский расскажет мне…»
А. Ахматова. Поэма без героя.

 Автор этих строк прочитала  «Последнее и третье посвящение»  из самой загадочной  в русской литературе «серебряного века» «Поэмы без героя», которую Ахматова  писала с 1940-1962 гг. в Ленинграде-Ташкенте-Москве и посвятила её ленинградцам-блокадникам. В качестве главного героя этой поэмы автор подразумевала совесть. Это произведение ещё называли поэмой о конце. Только  одна эта поэма уже даёт её автору право на бессмертие.
И. Галущенко  в этом произведении отметила наряду с другими достоинствами  ярко выраженную  музыкальную  трансформацию образов поэмы – от драматического импрессионизма Мусоргского с его пьяным разгулом толп, к героической Седьмой симфонии Шостаковича и далее к светлой музыке Шопена и надмирной «Чаконе»  Баха, переданной одним лишь голосом  скрипки даже без сопровождения.  Всё время  присущее поэме сознание конца, суда над миром и нами не нарушает общего музыкального строя произведения: это не драматический срыв; это – финал.
Многие гости  готовы были на призыв А.В. Маркевич  сказать своё сокровенное  слово об Анне Ахматовой. Среди них: молодой поэт и скульптор по профессии Алексей Торопцов, прочитавший стихи Ахматовой и исполнивший романс под гитарный аккомпанемент на стихи  русского поэта;  ученица лицея Надежда Сапсай и её мама Фатима Ситтарова из Алмалыка, выразительно читавшие стихи Ахматовой.


         На вечере присутствовали заочно  давние друзья, ветераны  ахматовского музея. А.Н. Давшан,  долгие годы работавшая доцентом НУУ  имени М. Улугбека  в Ташкенте, в настоящее время проживает в Москве. Она, благодаря скоростному интернету, своевременно прислала письмо А.В. Маркевич, чтобы принять участие в поминальном вечере и отдать дань памяти   любимому поэту «серебряного века». А.Н. Давшан. со свойственной ей исследовательской жилкой учёного-филолога, в XXI веке открывая новые неизвестные факты и знакомясь с новыми публикациями, пытается увидеть в прошлом незамеченное ранее и, как оказалось по заинтересованности и благодарной реакции слушателей, необходимое нам сегодня. Это содержательное письмо озвучила блогер и давний друг ахматовского  музея Раиса Крапаней:

«Что в имени тебе моем?..»
Сочетание имени и фамилии Анна Ахматова живет более ста лет. Когда его услышала Марина Цветаева, реакция оказалась мгновенной: «Какое полное отсутствие уюта!» Имя и псевдоним А.А.Ахматова объясняла верностью памяти предков – бабушка Анна Егоровна Мотовилова из княжон Ахматовых. Позже Анна Андреевна недоумевала, как ей пришло в голову из имени татарского предка сделать фамилию для русского поэта. Но имя свое она любила, а из библейских книг знала о его ветхозаветном происхождении и присутствии в Новом Завете. Видимо, поэтому имя Анна «сладчайшее для губ людских и слуха».
Как все это отразилось в ее творчестве? Себя назвать Анной она допускает в исключительном случае, только при счастливом воспоминании о давно ушедшем времени: «Говоришь мне ты, по-прежнему называешь Анной». Чаше создается ситуация, когда, говоря о тезке, что-то припоминается о себе. Приятно, когда речь идет об «ореховых рамах у зеркал, Каренинской красою изумленных». Анна Каренина в ХIХ веке и Анна Ахматова в ХХ веке, для обеих:  «Не с каждым местом сговориться можно, чтобы оно свою открыло тайну».
Более прозрачен эпизод, где приходится писать об Анне Гумилевой, второй жене Николая Гумилева: «И женщина какая-то мое единственное место заняла, мое законнейшее имя носит, оставивши мне кличку, из которой я сделала, пожалуй, все, что можно». Цитируемый цикл «Северные элегии» сохранился не полностью, в нем провалы, темные места, но горькую мысль поэта уловить можно: «Мне подменили жизнь».
Проекция личной жизни на историческую тематику зашифрована в стихотворении «Причитание» с точной датой написания, следовательно, важной для поэта, «24 мая 1922,  Петербург», хотя город уже давно Петроград. Отсылка комментаторов к Псалтыри помогает проникновению в подтекст. «Восшумели народы, двигнулись царства… Приидите и видите дела Господа, – какие произвел Он опустошения на земле (Псалом 45. 7-9). У Анны Ахматовой читаем как продолжение: «Колокол заговорил не набатным, грозным голосом, а прощаясь навсегда. И выходят из обители, ризы древние отдав, чудотворцы и святители, опираясь на клюки».
Про Анну две строки: «Анна – в Кашин, уж не княжити, лен колючий теребить». За ними трагическая история шестисотлетней давности из времени казней. Соперничество между Тверским князем и князем Московским за первенство продолжалось почти двадцать лет. В результате Тверской князь Михаил в 1318 году мученически погиб в Орде не без содействия Юрия Московского, ханского зятя. Сын Тверского князя Дмитрий отомстил за отца, но сам в 1324 году был казнен по приказу ордынского хана. Великая княгиня Анна уехала из Твери в Кашин и ушла в монастырь, где прожила еще пятнадцать лет.
Тверской князь Михаил очень давно святым признан как мученик. Благоверная княгиня Анна Кашинская канонизирована через шестьсот лет в 1909 году. Ее день 25 июня. Анна Ахматова родилась 23 июня, в 1889 году. Анны Кашинской в Святцах еще не было, но к ней Анна Андреевна почувствовала особую близость: года не прошло, как расстреляли Николая Гумилева и мученический путь «Анны всея Руси» (Марина Цветаева) уже начался.
…Памяти Анны Ахматовой посвящено много стихов, в том числе и ташкентскими поэтами. Вольный сонет «Ташкент. 1943» Александра Файнберга с яркой финальной строкой «Ахматовой распахнутые двери» – одно из самых известных его стихотворений. Но есть еще одно, написанное в ХХI веке, где произнесено имя Анна:

* * *
Поля России иль каньоны Штатов –
все шатко, моя милая, все шатко.

И цвет индонезийских островов,
и Африка, и мощь британских львов.

Что будет с ними и что будет с нами,
когда рванут последние цунами?

Да ничего, родная. Ничего.
Соленый ветер остудит чело.

Лишь волны мирового океана
вздохнут нам: – Александр…
                                   Марина…
                                             Анна…

(А. Файнберг).

Слово Анны Ахматовой живет более ста лет…»



Эней Давшан  с супругой Александрой Николаевной  Давшан  из Москвы по интернету пожелали славной подвижнице Альбине Витольдовне Маркевич, создателю музея «Мангалочий дворик Анны Ахматовой» (1999),  организатору и ведущему всех просветительских вечеров  в нём поклон и пожелания дальнейших успешных свершений при наличии доброго здоровья. К этим пожеланиям присоединились все участники программы и гости клуба-музея в канун Международного женского праздника и подарили хозяйке  «Мангалочьего дворика» букеты  алых гвоздик и весенних жёлтых нарцисов.

Гуарик Багдасарова



1 комментарий :

  1. Жаль, что я не узнала об этом вечере заранее... Очень люблю Ахматову... и Давшанов. Спасибо за интересный материал.

    ОтветитьУдалить